ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще несколько минут ехали молча, а потом Джанни спросил:

— Но при чем тут мы? Почему наши трудности стали твоими?

— Потому что вы в этом нуждались, — просто ответил Гар. — Потому что от моей помощи вам вряд ли бы стало хуже. Потому что несколько лет назад во мне вспыхнуло врожденное чувство справедливости, и теперь я только тем и занимаюсь, что ищу людей, с которыми поступают несправедливо, хотя чувству отмщения, живущему во мне, следовало бы уняться за много лет до того, как я познакомился с тобой.

В этом хотя бы был какой-то смысл. Джанни снова надолго умолк, и любопытство взяло в нем верх только тогда, когда они подъехали к обугленным столбам наружных ворот.

— Ты говорил, что ты издалека. Но откуда именно?

Гар вздохнул и запрокинул голову.

— Посмотри на небо, Джанни. Посмотри на звезды. Каждая из них — это солнце, и некоторые из этих солнц светят ярче, чем то, что озарит вашу планету. Вокруг некоторых из них вращаются планеты, подобно тому, как вертится праща вокруг сжатого кулака собирающегося бросить ее охотника. На кое-каких из этих планет достаточно тепло для того, чтобы там могли жить люди.

Джанни в восторге смотрел на небо, пытаясь свыкнуться с грандиозностью того, о чем говорил Гар. Потом он стал думать о том, что же это значит.

— И ты… Ты родом с одной из этих планет?

— Да. Она очень далеко отсюда, и солнце ее настолько мало, что отсюда его не увидишь. Но я родился на планете под названием Грамерай, а мой отец — на совсем крошечной планете под названием Максима.

— Это тот мир, где ты считаешься дворянином, — прошептал Джанни.

— Не совсем так. На этой планете мой двоюродный дед имеет титул графа. Мой отец теперь носит высокое дворянское звание на Грамерае, а я — его наследник.

Джанни некоторое время помолчал, обдумывая это, затем спросил:

— А почему ты покинул свою родину?

— Потому что мне было мало быть сыном своего отца.

Это Джанни вполне мог понять.

— А как ты попал сюда?

— В Геркаймере, — ответил Гар. — В огромном золотистом колесе. На самом деле это корабль размером с целую деревню, Джанни. Его подарил мне граф д’Арман, мой двоюродный дед. Он не сказал мне, что это — награда за то, что я улечу, но в конце концов все стало именно так.

Джанни вдруг с необычайной остротой ощутил, насколько одинок его друг, и ему стало зябко от этой мысли. Постаравшись избавиться от нее, он спросил:

— А эти… ненастоящие цыгане? Они тоже прилетели с другой звезды?

Гар кивнул:

— Они — члены сообщества, которое называется АППИС — Ассоциация Помощи Правительственным Институтам и Системам.

— И что же, они вправду верят в то, что если бы они уговорили дворян изничтожить купечество, на Петрарке настали бы мир и благоденствие?

— О да, — негромко отозвался Гар. — Я ни на миг не усомнюсь в их самых добрых намерениях. Они люди просвещенные, идеалистичные и умные, Джанни, но немыслимо наивные и лишенные гибкости мышления. Да, я действительно верю в то, что они искренне полагали, что натравливая дворян на купцов, добьются только состязания, соперничества между ними.

— Вот уж воистину наивно, — покачал головой Джанни.

Гар пожал плечами.

— Они сами действуют из лучших побуждений и в других желают усматривать только лучшие побуждения, как бы ни убеждала их действительность в обратном.

— Но принцу ты ничего о них не говорил, — заметил Джанни. — Ты не настаивал на том, чтобы их арестовали и судили.

— Нет. Они сами поняли глупость своих устремлений, увидели своими глазами развязанную дворянами войну, и еще они увидели, что союз купечества предотвратил худшие из возможных последствий этой войны. Они унижены, Джанни, и одного только чувства стыда им хватит для того, чтобы теперь они трудились ради блага каждого жителя вашей планеты, Джанни, а не только ради блага дворян. Кроме того, — добавил он после кратких раздумий, — они потрясены результатами наших трудов — твоих и моих. Вряд ли им удастся пустить все на попятную, не вызвав новой войны. Они поймут это. Даже они способны это понять. Они принесут Талипону много добра, а вреда от них почти никакого теперь не будет.

— Но… Медаллия? — У Джанни сжалось сердце — Неужто она и вправду — одна из них?

— Да, но она поборола свою наивность и сумела поверить в то, что видела собственными глазами. Она превозмогла свой идеализм и поняла, что замыслам АППИСа здесь осуществиться не дано, потому и покинула своих соратников и стала пытаться поспособствовать созданию союза купцов в надежде на то, что вы, объединившись, сумеете предотвратить войну.

— Но у нее ничего бы не вышло, если бы за дело не взялся ты, — заключил Джанни и пристально посмотрел на Гара. — Но как же все-таки тебе это удалось, Гар? Как ты выиграл нашу войну?

— Геркаймер снабдил меня множеством нужных сведений, — признался Гар. — Я притворялся темным варваром, я задавал такие глупые вопросы, ответы на которые знает даже законченный тупица, и в конце концов понял все то, что мне нужно было знать.

Джанни прищурился.

— Так, значит, все это время ты притворялся? И тогда, когда разыгрывал полоумного?

— Поначалу мы оба притворялись, — напомнил ему Гар. — Но когда меня стукнули по голове и мы с тобой полуголые брели под проливным дождем? Нет. Тогда все было взаправду. Но когда я оправился после удара, я понял, какую выгоду можно извлечь, будучи дурачком, и стал притворяться. Это позволило мне наброситься на Стилетов и при этом остаться в живых, это позволило всем нам пробраться в замок Рагинальди.

— И там ты узнал то, о чем уже начал догадываться.

Гар кивнул:

— Верно. Но мне нужны были доказательства.

— Но как же ты ухитрился убедить остальных наших спутников в том, что они должны тебя слушаться? — выпалил Джанни. — Теперь я командую людьми, и я обязан знать, как это делается! Как ты добился того, что стражники нас не заметили? Как ты заставил привратника открыть ворота? Ведь никто в здравом уме не поверил бы в то, что лопотал Фесте!

— А-а-а, — растерянно протянул Гар и смущенно проговорил: — Не хочется тебя обижать, Джанни, но в этом смысле тебе со мной не сравниться никогда.

— Почему?

— Все дело в том, какой пост занимает мой отец, — тихо проговорил Гар. — И в тех дарах, которые я от него унаследовал.

— Что за пост? Что за дары?

Гар не решался признаться.

— Гар, ведь ты уйдешь, — умоляюще проговорил Джанни. — Зачем мне рассказывать кому-то о твоей тайне? Да если расскажу — вреда не будет! При чем тут пост твоего отца?

— При том, что он — Верховный Волшебник Грамерая.

— Волшебник?! — выпучил глаза Джанни, охваченный изумлением. Но вот его озарило. — Старец-волшебник! Он никогда не являлся мне во сне до тех пор, пока я не повстречался с тобой! А теперь ты уходишь, а он всего час назад сказал мне, что я больше никогда его не увижу!

Гар медленно кивнул.

— Так, значит, это ты сделал так, чтобы мне во сне являлся этот волшебник!

— Более того, — еле слышно признался Гар. — Я сам и был этим волшебником.

Глава 16

Джанни вытаращил глаза. Но вот им овладели сомнения, и он насмешливо улыбнулся.

— Ладно, Гар. Считай, ты меня убедил.

— Уверяю тебя, это чистая правда, — совершенно серьезно отозвался Гар.

— Да ладно тебе! — фыркнул Джанни. — Если ты на самом деле волшебник, явись мне немедленно. — Он закрыл глаза. — Ну, давай же, явись мне!

— Как скажешь, — кивнул Гар, и перед Джанни возникло лицо старца.

Теперь ты мне веришь? — вопросил старец.

Джанни замер, распахнул глаза — старец исчез. Джанни, не в силах поверить, не мигая смотрел на Гара, а тот только опустил голову и перестал улыбаться.

Понимание для Джанни было подобно взрывам, некогда сотрясшим пироджийскую дамбу.

— Но если ты смог вложить в мой ум такое видение, стало быть… ты способен читать мысли! Вот как ты узнал о приближении Стилетов! Вот почему солдаты принца не увидели нас, когда они нас искали! Почему уснули цыгане, почему спали дозорные в замке! — Джанни перевел дыхание. — Быть может, потому мы безо всяких происшествий и до Пироджии тогда от замка Рагинальди добрались?

51
{"b":"270040","o":1}