ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дирк наполнил стаканы вином.

— Что дальше?

— Ждем. — Мейделон отпила вина. — Думаю, ожидание не будет долгим.

Так и случилось. Около их стола, откуда ни возьмись, появился жилистый мужчина с лицом лисы, в его руках был рулон ткани.

— Леди! Вот то, что вы заказывали.

Легкое удивление пробежало по лицу Мейделон, но она тут же вошла в роль, взяла край свисающей ткани и, приложив ткань к бедрам, стала, улыбаясь, ее поглаживать.

— Да. Вещь великолепная, но меня не совсем устраивает цвет. Хотелось чуть более красный.

— Ага! — Портной согласно кивнул, будто и он думал так же. — В моем магазине найдется то, что вам нужно. Соблаговолите посмотреть.

Мейделон поднялась и двинулась к выходу. Дирк замешкался, он бросил на стол несколько золотых монет, значительно больше, чем стоила их еда. Но революционерам нужны деньги!

Дирк догнал на улице Мейделон, которая оживленно болтала с портным, обсуждая детали туалета, выкройки и способ шитья. Их разговор был так же не понятен Дирку, как сверхзвуковое излучение, издаваемое кремниевой формой жизни. Поэтому он шел рядом, не вмешиваясь в беседу.

Из-за угла дома высунулась рука. Коснулась плеча Мейделон. Ни на секунду не замедлив шага, Мейделон свернула в переулок, будто заранее знала, что ее туда позовут. Дирк свернул за ней. А портной как ни в чем не бывало прошел мимо них.

За углом Дирка и Мейделон встретил новый провожатый — молодой приземистый человек, с волосами цвета песка, с повязкой подмастерья купца на рукаве.

— Я отведу вас к человеку, который отведет вас…

Портной никогда не сможет рассказать, куда исчезли его спутники. Он знает только место, где он с ними расстался, и, конечно, новый их провожатый ему неизвестен.

В конце переулка из подъезда снова высунулась рука, снова прикоснулась к плечу Мейделон, и снова их провожатый пошел своей дорогой, а Мейделон и Дирк вошли в подъезд. Перед ними была лестница, ведущая в подвал, где их новый провожатый отодвинул от стены большую бочку и указал на отверстие в стене. Мейделон и Дирк пролезли в отверстие. Их уже ждал человек со свечой в руке.

Дирка поразила координация действий членов Гильдии. Конечно, эти связи вырабатывались веками, но Дирка не покидало чувство, что все провожатые сверхъестественным образом читают мысли друг друга. Исходя из статистики, законов генетики и собственного опыта, Дирк понимал, что на планете не может быть такого огромного количества телепатов.

Их передали с рук на руки четверо провожатых, они прошли переулок, два подвала и туннель и очутились в большой комнате: стены обиты тканью, богатый ковер на полу, красивый полированный стол, вокруг кресла. Над столом люстра ярко (по местным меркам) освещала комнату.

Дирк, нахмурившись, оглядывал комнату. Все провожатые исчезли, видимо, здесь заканчивалось их путешествие.

— Кто хозяин этого дома?

— Он скоро появится. — Мейделон села к столу и потянулась к бутылке с бренди. — Дирк Дюлейн! Не надо так волноваться. У нас еще в запасе пять дней.

Дирк глянул на девушку, тоже сел и налил себе бренди.

Мирное спокойствие комнаты нарушил скрип двери. В комнату вошел хозяин.

Дирк увидел высокого полного купца в длинном плаще цвета бургундского вина поверх охристой туники и бледно-голубых штанов. Он был круглолицым, с маленькими пытливыми глазками и морщинистым лицом. Поверх плаща он надел перевязь, вышитую символами, которые Дирк сразу же узнал.

Перед Дирком был главный мастер Гильдии.

Мейделон поднялась из кресла.

— Меня зовут Мейделон, моя деревня называется Маркайр, что во владениях лорда Бассета…

Мастер Гильдии кивком прервал ее.

— Я знаю, мне о тебе рассказали те, кто вас встречал. Но кто этот человек с тобой?

Дирк тоже поднялся.

— Один из наших друзей на небе… — ответила Мейделон.

— Друзей, — усмехнулся мастер. — Что поделываешь здесь, Небесный человек?

— Мы не просто друзья. Мы — родня. — Дирк пригасил свое раздражение. — Я — Дирк, сын Табина, родом из деревни Дюлейн, владения лорда Кора.

Мастер нетерпеливо перебил его.

— Это-то мне о тебе известно. Именно я помогал устроить твой побег. Но мне кажется, что ты забыл о нас. Ты изредка появляешься здесь. По тебе заметно, как ты хорошо живешь, но помощи от тебя что-то не видно.

— Увидите, — сказал Дирк холодным тоном, — когда придет день.

— Это разговоры.

— Думаю, скоро будут и доказательства.

Глаза мастера потемнели.

— Да… есть предчувствия…

— Вы видели какие-нибудь знаки?

— Знаки? Ни о каких знаках не может быть и речи. Если лорды увидят что-то похожее на «знак», хотя бы надежду во взгляде простолюдина, — еще не начавшись, День будет обречен. Но все ждут, все чувствуют приближение…

В этом не было ничего нового для Дирка. Он был разочарован. На какое-то мгновение он позволил себе фантастическую мысль о телепатической передаче эмоции уверенности в чем-то Огромном, Приближающемся, что вдохновит простолюдинов на восстание. Но он быстро вернул себя к реальности.

Внезапно мастер лишил его этой реальности.

— Ходят слухи, что среди нас снова появился Волшебник.

Суеверие! Дирк с трудом сдерживал гнев.

— А что еще?

— Каждый простолюдин выкапывает оружие, зарытое его предками, и, проверив остроту лезвия, снова его зарывает. — Мастер пожал плечами. — А также говорили, что солдаты убили двух агентов бунтовщиков, которые потом ожили…

Взволнованный Дирк быстро сообразил, что коли он был поднят из смертного сна сверхъестественной силой, то надо этим воспользоваться. Он было открыл рот, но его опередила Мейделон:

— Два агента бунтовщиков — это мы.

Мастер вскинул голову.

— Вы?

Дирк кивнул.

Глаза мастера чуть не выскочили из орбит.

— Вы в самом деле были мертвы?

Мейделон смутилась.

Дирк склонил голову.

— Откуда нам знать? Простолюдины говорили, что мы не подавали признаков жизни. Могу сказать о себе — я видел сон.

— Сон? Какой сон?

Дирк откашлялся и выпалил:

— Я видел Волшебника с Дальней Башни.

Мастер окаменел.

— Чем могу быть вам полезен? — прошептал он.

Совесть не позволила Дирку перейти в наступление, он замешкался, и в атаку кинулась Мейделон.

— Схватили нашего человека и держат его в клетках, готовя к Играм. Мы должны его освободить. Если надеемся на… День.

Мастер нахмурился.

— Невозможно вытащить человека из Игр, раз уж он туда попал. Но если это надо сделать — это будет сделано.

— Дирк должен попасть в клетки и сообщить нашему человеку о плане его спасения, — быстро продолжала Мейделон. — Я буду на трибунах и укажу путь спасения. Ваше дело — расчистить нам дорогу туда и обезопасить наш отход.

Мастер кивнул:

— Это мы сможем. А протащить твоего друга в клетки — это тоже наша задача?

Мейделон вздохнула и кивнула.

— Это потруднее, но возможно, возможно… Дайте-ка подумать. Там есть тренер Альфонс, а мастер клеток — кузен нашей… — Его голос стал почти не слышен, мастер, отвернувшись, прохаживался в дальней стороне комнаты.

Мейделон уловила взгляд Дирка и широко ему улыбнулась. Дирк ответил ей такой же широкой улыбкой.

Мастер подошел к ним.

— Все будет сделано. Да, леди и джентльмен! Дело будет сделано. Я должен выйти отдать распоряжения. Отдохните пока в этой комнате. В нужное время за вами придут и отведут вас к тому, кто отведет вас.

Это был хоть и очень вежливый, но приказ.

Мейделон одарила мастера самой ослепительной из своих улыбок.

— Мастер! Мы счастливы! Сказать по правде, мы ужасно утомились. Позвольте поблагодарить вас за вашу доброту.

Мастер смутился.

— Ничего, ничего, леди. Я рад вам помочь! Присядьте, я обо всем позабочусь.

Он повернулся, приоткрылась незаметная дверь, и мастер исчез.

Мейделон, сияя, обратилась к Дирку.

— Сэр! Вы были великолепны! Как вы говорили!

Но Дирк не знал, что ей на это ответить.

63
{"b":"270040","o":1}