ЛитМир - Электронная Библиотека

Суворов отводил флоту значительное место. Он писал:

«...Соединенный флот должен быть о намерениях наших извещен и

содействовать нам, как в прикрытии водных транспортов, так

и равно и другие чинить вспоможения» *. Ушаков срочно

направил к Генуе отряд из двух линейных кораблей и двух фрегатов

под командой действовавшего ранее у Анконы контр-адмирала

Пустошкина. Сорокин же был направлен теперь к Неаполю.

Отряд Пустошкина содействовал Суворову до самого конца его

пребывания в Италии.

Австрийский гофкригсрат, в продолжение всей итальянской

кампании тормозивший деятельность Суворова, не был

заинтересован в дальнейших успехах русских в Италии. И австрийское

правительство добилось того, что войска Суворова были

направлены в Швейцарию якобы против находившихся там

французских войск.

13 и 14 сентября великий полководец с боями совершил

свой знаменитый швейцарский переход. В это время эскадра

Ушакова продолжала оставаться в Италии, деятельно готовясь

к походу на Рим, занятый французами. Ушаков лично

разработал план этого похода. Им был сформирован под начальством

полковника Скипора отряд из 820 гренадеров и 200 матросов

эскадры. Отряду были приданы 2500 солдат неаполитанского

короля. В период подготовки похода на Рим в Неаполь прибыл

английский адмирал Нельсон. Не желая, чтобы русские овладели

Римом, английский адмирал тайно послал военное судно в порт

Чивита-Веккиа, близ Рима, с предложением французам

капитулировать до того, как русские подойдут к Риму. Условия

капитуляции, предложенные Нельсоном, были чрезвычайно выгодны

для французов. Так, например, у французов не отбиралось

оружие и они не лишались права вновь вести военные действия.

Кроме того, англичане обещали перевезти их во Францию на

своих судах. Французы, естественно, дали согласие на такую

«капитуляцию», тем более что освободившиеся в результате этого

войска Франция могла перебросить на генуэзское побережье для

борьбы против союзников. Ушаков был глубоко возмущен этим

предательством английского адмирала, однако похода на Рим не

отменил. Торжественным вступлением русских моряков в Рим,

оставленный французами по условиям капитуляции, закончились

действия десанта эскадры в кампанию 1799 года.

В декабре 1799 года Ушаков получил приказ Павла I

возвратиться с эскадрой в Россию.

В январе 1800 года Ушаков вернулся в родной Севастополь.

* * *

Стратегия и тактика Ушакова были подчинены одной цели —

уничтожению живой силы противника. Так же как и Суворов,

Ушаков всегда искал решительного сражения. Это придавало его

тактике ярко выраженный наступательный характер, причем его

приемы наступательной маневренной тактики были полнее и

богаче приемов западноевропейских адмиралов.

Исключительно большое внимание Ушаков уделял вопросам

боевой подготовки эскадры. Интенсивная боевая учеба как

в мирное, так и в военное время была стилем повседневной

работы адмирала. В самые напряженные дни, предшествовавшие

Керченскому сражению, Ушаков не прерывал учебу на эскадре

и в своем приказе от 5 июля 1790 года давал командирам

кораблей конкретные указания по обучению комендоров. В приказе

говорилось о необходимости производить ежедневные учения по

скорострельной стрельбе из пушек, практиковаться в наводке

орудий, для чего предлагалось прикрепить к каждой пушке по

три комендора, меняя их для исполнения обязанностей

поочередно. Командиры кораблей обязаны были лично экзаменовать

комендоров. Для подведения итогов артиллерийской подготовки

Ушаков намечал провести общее учение всей эскадры со

стрельбой.

Больших успехов добился Ушаков в организации несения

службы на судах и в приморских крепостях. В плавании широко

применялся обмен условными сигналами при встрече кораблей

в море и при подходах кораблей к крепостям. Были разработаны

правила совместного плавания кораблей эскадры.

Много внимания уделял Ушаков организации разведки и

изучению противника.

Расцвет военно-морского искусства в России во второй

половине XVIII века, естественно, совпадал с расцветом всего

русского военного искусства. С момента организации регулярной

русской армии и флота при Петре I развитие военного и военно*

морского искусства выражало собою рост регулярной

вооруженной силы русского государства. В этой обстановке Ушаков

проявил правильное понимание значения флота для России и его

места в системе вооруженных сил.

Правильное понимание роли флота в системе вооруженных

сил позволило Ушакову стать большим мастером организации

взаимодействия флота с сухопутными войсками. Особое значение

придавал Ушаков созданию при флоте штатных формирований

сухопутных войск (морской пехоты).

Федор Федорович Ушаков посвятил флоту всю свою жизнь.

Если благодаря Румянцеву и особенно Суворову русская армия

не только сохранила славные боевые традиции, но и

значительно приумножила их, то во флоте эта заслуга

принадлежит Ушакову, ставшему новатором в ведении морского боя

и основоположником передовой русской военно-морской тактики.

Тактика широкого маневра, активное наступление, сближение

с противником на предельно короткую дистанцию, энергичное

преследование побежденного противника, решительная атака

флагманского корабля врага, выделение кораблей резерва

и эскадры Кейзер-флага, внезапность нападения, быстрота

передвижения в бою — вот основные характерные черты

флотоводческого искусства Ушакова. Создав русскую военно-морскую

маневренную тактику парусного флота, Ушаков оставил далеко

позади военно-морское искусство Запада.

Ушаков не проиграл ни одного морского сражения, и

главным фактором своих побед он считал прежде всего стойкость

и мужество матросов эскадры. Сам Ушаков неустанно

заботился о команде и часто в период перебоев снабжения эскадры

тратил на питание и нужды команды свои личные средства.

Гуманное отношение к матросу и продуманная система

воспитания личного состава эскадры во многом роднили Ушакова и

Суворова. Ушаков, так же как и Суворов, высоко ценил моральные

качества русских воинов. Русские солдаты и матросы, взятые

по рекрутскому набору, были в моральном отношении

значительно выше наемных солдат и матросов иностранных

государств, для которых война была только профессией и средством

наживы.

Суворовские положения: обязанность офицера — беречь

людей, обязанность рядового — беречь свое здоровье, закалять

себя для боя, — как в зеркале, отражались и в повседневной

деятельности Ушакова. Его отеческая забота о служителях флота

наглядно видна из следующих строк краткой записки от 10 мая

1792 года: «По вступлении моем в командование флотом для

сбережения служителей казарм и госпиталей, кроме ветхих

нескольких только малых строениев (на низких и нездоровых

местах сделанных), почти совсем не было... Корабельные команды

чрез неусыпные старания и труды имеют ныне на лучших

возвышенных местах при открытом воздухе казармы с лучшим

расположением... Госпитали на открытом же возвышенном месте

и чистом воздухе вновь ныне построены... Чрез это служители

с довольным успехом сбережены...» (стр. 564—565). Ушаков

много внимания уделял воспитанию, выучке и боевой закалке

личного состава флота. Он был одним из основоположников

знаменитой черноморской школы морской выучки, из которой

впоследствии вышли адмиралы Лазарев, Корнилов, Нахимов,

Истомин и другие доблестные защитники Севастополя. Город

русской морской славы — Севастополь — многим обязан

8
{"b":"270049","o":1}