ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты устал. Если бы за нами следили — мы бы знали. Ребята день и ночь сканируют пространство.

— Я доверяю своей чуйке, она меня ни разу не подводила. Именно поэтому мы до сих пор живы. Надо все сделать предельно быстро. Набить трюмы и срочно уносить ноги. Но сначала я побеседую с пленными. А вот, кстати, и они!

Дверь каюты распахнулась. Бабута втолкнул в помещение двух человек в федеральной военной форме. Один из них, молоденький парнишка с нашивками лейтенанта первого ранга, походил на растрепанного испуганного мышонка. Черные навыкате глазки затравленно бегали, на бледном от страха лице серебрились капельки пота. Другим оказался могучий здоровяк с удивительно маленькой для такого телосложения головой. Этот, судя по эмблемам, был в чине майора.

От зрелища этой парочки настроение у Мерфи стало глумливо-шутливое. Он резво вскочил с кресла и приблизился к пленникам. С преувеличенным удивлением оглядел здоровяка с ног до головы и воскликнул:

— Вот так мутант! Сам разросся, а голова опоздала! Ты чьих будешь, милчеловек?

Майор насупился.

— Не понял вопроса.

— Я спрашиваю, откуда ты родом, генетический мусор?

— Лунная колония, — буркнул здоровяк.

— Тогда понятно. Радиация, хромосомные сдвиги, папа — импотент, беременность мамы по социальной карте ЭКО. Не знаю, как в такой крошечной голове могут уместиться мозги, но раз тебя произвели в офицеры — значит не все так плохо. Я не стану задавать сложных вопросов, чтобы не травмировать твое самолюбие. Знаешь, что это? — Мерфи извлек из кобуры оружие.

— Армейский бластер АВМ -14.

— Верно. Я спрошу — ты ответишь. Если твой ответ мне не понравится — я выстрелю тебе в голову. Согласен?

Здоровяк спокойно пожал плечами.

— Прекрасно. Меня интересует защита астероида. Какая и где? Тип, орудия, коды и прочее.

— Нет никакой защиты, — вздохнул майор. — Господин Камский считал, что крейсера вполне достаточно.

— Ответ неверный, — пропел Мерфи и выстрелил.

Голова пленника разлетелась в клочья, забрызгав Бабуту кровавыми ошметками. Безголовое тело какое-то время стояло, затем грузно завалилось на бок.

— Ну и чудеса творит природа! — воскликнул Мерфи, — Такая крошечная голова, а столько мозгов!

— Кэп, ты сам чего творишь?! — возмутился Бабута, стряхивая со скафандра мозговую кашу с осколками костей. — Мог бы заряд на минимум поставить — в корабле палишь!

— Поучи меня, — усмехнулся капитан и навел бластер на лейтенанта. — Твой товарищ соврал, а что скажешь ты?

Паренек упал на колени, из глаз брызнули слезы:

— Он сказал вам правду! Чистую правду! Клянусь вам! Нет никакой защиты! Прошу вас — не убивайте меня!

Мерфи изобразил на лице жалость.

— Ты знаешь, малыш, я тебе отчего-то верю. Человек с таким благородным лицом не может врать. Прости, что так получилось с твоим товарищем. Но сам посуди — как ему, наверное, нелегко жилось с такой микроскопической головой. Над ним, уверен, даже девушки смеялись. А теперь он счастлив и свободен. И тебе я желаю счастья, — Пират кивнул Бабуте. — Убери сопляка. Сам сверни шею, а то я действительно сильно нагрязнил у себя в жилище.

Когда за помощником и вопящим мальчишкой закрылась дверь, Мерфи провернулся к квартирмейстеру:

— Ты понял, Брут? Защиты нет!

— Угу, понял. Нагрязнил ты изрядно. Надо бы уборку навести и жмура выбросить.

— К дьяволу уборку! Время не ждет! Мы немедленно идем за сокровищами!

* * *

«Либерталия» дрейфовала на геостационарной орбите астероида, зависнув в зените над недавно построенными ангарами. В них уже скопилось столько отлитого в мерные слитки драгоценного металла, что каботажный бот курсировал постоянно, меняя экипаж раз в несколько часов.

Астероид представлял собой сплошь утыканную разнокалиберными сталагмитами поверхность, делающую нереальным передвижение по ней ни на чем, кроме как на супертяжелой гусеничной технике. Про пешеходные прогулки здесь можно было забыть, что несказанно облегчало жизнь новым собственникам «Счастья», ибо делало невозможным хоть какое-нибудь партизанское движение. А то, что убиты не все федералы, Мерфи подозревал.

Он не мог этого объяснить: все шло отлично, но буравчик беспокойства постоянно ввинчивался в позвоночник. Именно этот зуд между лопатками спас его тогда, при дворцовом перевороте. И тогда, когда этот переворот принял неуправляемую форму и перерос в революцию. И еще сотни, тысячи раз.

Все замороженное мясо из трюмов «Либерталии» по-быстрому разморозили, потеряв на экстренной разморозке процентов семьдесят. Но и оставшихся тридцати процентов хватило для того, чтобы обеспечить постоянный конвейер погрузки-разгрузки.

Размороженные замедленно ворочали пластиковые ящики с драгоценным металлом, тупо глядя по сторонам и пуская слюни. Подгоняли их пинками и электрическими зарядами надсмотрщики, в которых срочно пришлось переквалифицировать часть команды. Как на людей, на «отмороженных» никто не смотрел, ибо они не были людьми в традиционном понимании этого слова. Мозговая деятельность после криогена восстанавливалась долго, иногда месяцами, а тут их сразу после процедуры разморозки обкололи стимуляторами, энергетиками и погнали на работу. Да и все равно: в расход по завершению операции.

— Кэп! — в рубку просто ворвался все сметающим вихрем Бабута. — Там такое нашли, такое! Валить надо отсюда по-быстрому, пока не жахнуло!

— Что еще? — похолодел Мерфи.

Неужели не зря буравчик предвкушения опасности не давал ему в полной мере насладиться триумфом?

Квартирмейстер молча поднял глаза от экрана планшета, где вел учет загруженного на «Либерталию» и распределял добычу равномерно по трюмам судна.

— Кэп! Хрен его знает, что это такое, ну уж сильно на бомбу похоже! Радиационно фонит и цифры с буквами какими-то на дисплее пляшут!

— Что? — взревел капитан. — Картинку мне на мониторы и сапера туда!

— А кто у нас сапер? — глумливо поинтересовался неестественно спокойный Брут. — Не ты ли старину Уилли отправил между дюзами прогуляться?

— А потому что нефиг грев крысить! Да и толку от него было, как от свинопоня молока.

— Так кто сапер на сегодня? У нас нет человека, способного с бомбой разобраться. Конечно, если это бомба, — квартирмейстер развернулся к голомониторам БИЦа: на них появилась картинка с устройством, о котором и шла речь. — А всех федералов ты в расход пустил.

— Брут, твою маму восемь раз, ты еще меня носом тыкать начни! — Аллан Мерфи тоже уставился на объемные экраны, разглядывая опасно выглядящую сферу из черного матового металла, на дисплее которой быстро менялись какие-то значки. — Старшего канонира отправьте, он в теме должен быть.

Робот-режиссер приблизился к сфере, и дисплей устройства занял весь монитор.

— Бабута, что за знаки? Обратный отсчет? Время? Запрос пароля?

— А хрен его знает, Кэп, — боевик изрядно нервничал. — Абракадабра какая-то. Да ни клавиатуры, ни сенсорной панели все равно нет, так что давай валить отсюда, все равно не разблокируем!

— Ты мне еще поуказывай! — взвился капитан. — Мне в качестве советчика одного Брута за глаза!

Квартирмейстер, будто услышал что-то смешное, рассмеялся. Мерфи с Бабутой уставились на него, словно спрашивая, не тронулся ли тот умом.

— А Камский молодец, — пояснил Брут. — Я только сейчас понял! Он и не собирался весь астероид пилить. Если такое количество металла появится на рынке — рынок просто рухнет и наш аферист из охренительно богатого чувака станет просто богатым чуваком.

— Да ладно, — не поверил Бабута. — Это ж какое количество бабок на молекулы по космосу распылить!

— Дурак! — сказал квартирмейстер. — Экономика — штука забавная. Чем чего-то больше, тем оно дешевле. А чем его меньше, тем оно дороже. И надо взять ровно столько, чтобы это самое что-то осталось редкостью и не подешевело. Короче, ты пират, вот и будь им. А этими материями голову не забивай.

Истошно завопил зуммер боевой тревоги.

8
{"b":"270057","o":1}