ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Признания за нами статуса военнопленных и сохранение жизни хотя бы раненым, в соответствии со Страсбургской конвенцией, — акцент американера был не таким чудовищным как это им обычно свойственно.

— Это все?

— Да.

— Вы не боитесь, что я выдам вас и ваших людей рейнджерам?

— Это вопрос Вашего честного слова, капитан.

— А если я откажусь?

— Мы будем отстреливаться, пока у нас хватит боеприпасов или пока мы все не погибнем. Терять нам все равно нечего.

— Вы пересекли границу до объявления войны и убили, по крайней мере, одного мирного жителя. Почему я должен считать вас военнопленными, а не элементарными бандитами? «Вы многого не знаете, капитан», — подумал Зильбер, — «и лучше будет, если и не узнаете». Но сказал он другое:

— Сейчас мы находимся в состоянии войны, и имеем все основания считаться военнопленными, а мирный житель атаковал нас первым.

— Он был мирным жителем.

— Вы вправе предать меня суду и вынести приговор, но в отношении моих подчиненных я прошу проявить милосердие, они выполняли мои приказы, и я сам буду нести за них ответственность. О'Рейли усмехнулся.

— Вы мне нравитесь. По крайней мере, командир готовый пойти на виселицу в обмен на сохранение жизни своих людей достаточная редкость. Однако максимум того, что я могу гарантировать, это то, что вас не повесят без суда.

— И на том спасибо.

Два часа спустя капитан О'Рейли рассматривал горстку оборванных людей окруженных его кавалеристами.

— Если бы я знал, что вас всего семеро, я бы не стал давать гарантий, — пробурчал он, — разведчики клялись, что вас не менее двух десятков… Хорошо, где ваша митральеза?

— Какая митральеза? — лицо вахмистра выражало неподдельное удивление. Стервятники, рассевшиеся на отрогах каньона, флегматично разглядывали сидящих вокруг небольшого костра пятерых изможденных людей…

— Выбирают, — мрачно заметил Георг.

— Да им уж теперь недолго ждать, — отозвался Витт Капрал Поттенбакер осуждающе посмотрел на него, отвернулся и сказал, глядя в никуда.

— До калифорнийской границы осталась пара дней пути…

— Налегке мы, может быть, и дошли бы, но с этим железом? — остзеец кивнул на лежавшие среди камней пулемет и станину.

— У нас приказ, — усталым голосом отозвался капрал.

— А что приказ? — огрызнулся Витт.

Поттенбакер ничего не сказал, но посмотрел на него с некоторым удивлением. Затем пожал плечами и отвернулся.

— Я был бы рад, если бы все солдаты моей страны были бы так… — Уизерс на секунду замялся, подбирая слово, — исполнительны. Но, может быть, он и не так уж и не прав. Какой смысл в том, что вы не исполните приказ, погибнув в этой пустыне? Ведь погибнув, вы же его не исполните? Зачем было неделями бежать, загоняя лошадей и отрываясь от погони, зачем вообще все это, если в итоге останется лишь пять высушенных солнцем скелетов посреди пустыни? Поттенбакер поднял обветренное лицо.

— Это будет уже не наше решение…

— Я и забыл, что вы, пуритане, полагаете, все предопределенным заранее, — вздохнул англичанин, — черт возьми, надо было попадать в плен к калифорнийцам.

— Пора, — прервал его капрал, — пока солнце не поднимется высоко, нам нужно пройти хотя бы несколько миль. Там должен быть родник… Пошатываясь под тяжестью груза, небольшой отряд двинулся среди камней и расселин. Грифы провожали их внимательными взглядами. Двигавшееся к зениту солнце медленно, но верно раскаляло желтоватые скалы, заставляя дрожать воздух над ними. Отряд выбрался из каньона, и теперь вокруг не было ни малейшего укрытия от палящих лучей. От жары горизонт сузился, и еще видные утром вдали скалы и поросль кактусов растворились среди надвинувшегося марева. В голове Корнелиуса что-то назойливо звенело. Вопреки предположениям родника не оказалось. Точнее родник нашелся, воды в нем не было. Лишь несколько похожих на канделябры деревьев юкки возвышались над иссохшим руслом. Георг бессильно опустился на камни.

— Попробуем найти воду дальше, — не слишком уверенно произнес капрал, — оставаться здесь бесполезно… Корнелиус привычно ухватился за ручки пулемета и потянул, бывший его напарником Георг не пошевелился. Отпустив груз, ван-Вейден слегка толкнул его за плечо. Тот качнулся и мягко повалился в пыль.

— Ты, что, вставай! Тот лишь мычал что-то невразумительное. Подоспевший Витт попытался его поднять, но у него ничего не вышло. Приподнятый, Георг лишь снова безвольно оседал вниз.

— Но почему? — прохрипел, наконец, остзеец.

— У нас приказ, — бесстрастным эхом отозвался капрал, отвернувшись, и вытирая лоб смятым кепи, — до гор еще пара дней пути… Там точно будет вода. Нам сейчас нельзя останавливаться. Витт пнул стоптанным сапогом подвернувшийся камень. Тот отлетел и покатился, подскакивая и звонко щелкая.

— Сегодня он, а завтра мы… — пробормотал, Корнелиус, тоже снимая кепи. Англичанин, не сказал ничего… Они шли еще несколько часов, Корнелиус не мог сказать сколько точно. Лишь перешагнув через очередной булыжник, он неожиданно осознал, что ноги его больше не слушаются. Корнелиус понимал, что упав на каменистую почву, должен был ушибиться, но боли не почувствовал. Он попытался встать, но не смог. Витт стоял рядом, привалившись к скале, и тяжело дышал. По равнине к ним, пыля сапогами, бежал Георг… «Вот и все», — подумал Корнелиус, — «он пришел за нами…» Георг слышал, как затихают вдали звуки шагов. На него опускались тишина и покой… Время остановилось.

Хлопанье крыльев и недовольное гоготание стервятника неожиданно выдернуло его из бездны, в которую он медленно погружался. Шум удалялся, что-то или кто-то спугнул падальщика. Солдат лежал ничком и не мог видеть, что это было. Потом рядом едва слышно зашуршал щебень. Мир вокруг него перевернулся, и перед глазами возникло раскаленное небо, которое заслоняла человеческая голова. У неизвестного было смуглое, покрытое глубоко врезанными морщинами безбородое лицо и длинные, седеющие волосы, схваченные на лбу потертой тряпичной повязкой. А еще у него была вода… целая фляжка чистой, прохладной воды… На самом деле она была далеко не чистой и прямо сказать не прохладной, но в тот момент Георгу это было совершенно все равно.

— Я не люблю gringo — на ломаном английском сказал предводитель апачей, глядя как солдаты жадно глотают принесенную им воду, — gringo всегда обманывали чирикауа, с тех пор как пришли сюда.

— Тогда почему ты помог нам? — спросил капрал.

— Когда два больших медведя дерутся, койоту больше достанется… Norteсos враги серых мундиров, серые мундиры враги чирикауа. Враг моего врага — мне друг… Если Гоятлай поможет norteсos, разве они не помогут ему?

— Что ты хочешь?

— Чирикауа хотели убить gringo и взять их ружья, но Гоятлай подумал «если помочь этим gringo они все равно могут дать чирикауа свои ружья, если убить их, то norteсos станут нашими врагами тоже».

— Ты хочешь получить наше оружие? — спросил Поттенбакер…

— У серых мундиров есть особые ружья. Новые ружья, они мало дымят и далеко стреляют. Gringo стреляют и убивают чирикауа, а чирикауа стреляют, и не могут убить gringo. Могут ли norteсos дать чирикауа такие же ружья?

— Думаю, да… — немного подумав, ответил капрал. Лейтенант армии его Величества Кент Уизерс настойчиво поскреб заросшую каштановой бородой челюсть. Похоже братья наши меньшие и шестиногие туда уже добрались… Он посмотрел на свое отражение в ведре — если бы не борода и густо вьющиеся волосы он вполне мог бы сойти за апача. Повязка вокруг лба, выцветшие до неопределенно серого оттенка мундир и бриджи, дополненные сыромятными мокасинами. Он представил себе, что изобразилось бы на лицах его лондонских знакомых доведись им увидеть заправского денди Уизерса в таком облике, и улыбнулся.

— Вот кончится война, найду вдову Дейли и женюсь, — убедительно пообещал Витт, сгребая с бочки выигрыш.

Калифорнийские стрелки молча наблюдали как их доллары, талеры и кроны исчезают в бездонных карманах остзейца.

8
{"b":"270059","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Самый полный гороскоп на 2020 год. Астрологический прогноз для всех знаков Зодиака
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Убедили! Как заявить о своей компетентности и расположить к себе окружающих
Дерзкий, юный и мертвый
Франция. 300 жалоб на Париж
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Образ магии от Каннингема
История ворона