ЛитМир - Электронная Библиотека

Дидерик сконфуженно улыбнулся.

— Вы удивительно прямолинейны, ваше превосходительство. Так вот, влияние на Лизандия оказывает в первую очередь великий князь Удольский Сигибер. Это человек многих достоинств, но он несколько, кхм, честолюбив.

— А вы удивительно дипломатичны, — сухо отрезал адмирал, — да Сигибер спит и видит себя если не первым, то вторым человеком в Империи.

— И, надо сказать, некоторые основания для таких претензий у него есть, — заметил Марко, — две трети хлебного рынка Империи в его руках.

— Деньги — ерунда, — буркнул Евлимий, — две трети рыцарского ополчения и половина имперских рот — вот в чём суть.

— Я бы мог с вами поспорить, адмирал, — возразил негоциант, — но думаю, всё же стоит для начала выслушать нашего гостя.

— Итак, — продолжил Дидерик, — ясно, что в случае кончины нашего уважаемого монарха, возможности Сигибера возрастут чрезвычайно. Что не может не вызывать беспокойства, ибо равновесие есть краеугольный камень стабильности.

— Говорите проще, граф, — нахмурился адмирал, — он станет заправлять всем от имени Лизандия.

— Именно.

— Помнится, юный Лизандий высказывал довольно экстравагантные идеи, — задумчиво произнёс мэтр Сораниус, — лично я, как маг огненной коллегии, не слишком одобряю его мысль об объединении всех трёх магических конгрегаций воедино.

— Поверьте, — горячо перебил его негоциант Марко, — эти его организационные причуды ещё ничто, по сравнению с сокращением восточных гарнизонов и передачей сбора налогов откупщикам. Я более чем уверен, что эти мысли ему внушил Сигибер, мечтающий ослабить позиции других князей и захватить в свои руки доходы имперской казны. То, что в итоге мы рискуем оказаться беззащитны перед врагами, его совершенно не волнует!

— Позвольте мне продолжить, — вмешался Дидерик, — вне зависимости от того что именно планирует делать Лизандий, мы не относимся к числу ближайших друзей и соратников глубокоуважаемого Сигибера.

— Это точно, — кивнул адмирал.

— И в силу этого нам было бы разумно держаться вместе, и быть готовыми отстаивать свои интересы на имперском сейме единым фронтом.

— Не спорю.

— В силу чего мой отец, от имени дворянства восточных провинций и городского совета Кюллена, желает заключить союз с Серениссой. В одиночку никому из нас не устоять.

— Какова моя роль? — поинтересовался адмирал.

— Ваше влияние при дворе исключительно велико. А на флоте так и вовсе безгранично. Я был бы рад, если бы вы согласились войти в этот союз и посодействовали включению в него её высочества деспины Астреи.

Адмирал молча разглядывал сложенные домиком на столе пальцы.

— Деспина сама выбирает себе друзей, — наконец произнёс он.

— Я знаю. Но ваша рекомендация была бы серьёзным аргументом.

— Совет негоциантов поддержит это предложение — добавил Марко.

— Полагаю, что коллегия магов тоже, — Сораниус, прищурившись, глянул на адмирала.

— Я старый моряк, — вздохнул тот, — и знаю, что не стоит идти в бурные воды, не имея под рукой толкового лоцмана. Мне нужны гарантии. Сигибер — хитрый лис. Выступая против него, я должен быть уверен в союзниках.

— Поэтому отец и направил сюда меня, — Дидерик посмотрел адмиралу в глаза.

— Я это оценил, — Евлимий выдержал его взгляд, — вы рисковали жизнью.

— К счастью, Братство Ворона приняло верное решение, — вмешался Марко, — полагаю, если и не на помощь, то на благожелательность с их стороны мы вполне можем рассчитывать.

— Братство — лишь союз горных баронов, заправляющих в своём медвежьем углу, — пренебрежительно выпятил губу Евлимий, — меня куда больше смущает то, что я узнал от капитана Лориа. Вы помните человека, который пытался вас перехватить незадолго до встречи с моими людьми? Что вы можете о нём сказать?

Дидерик едва заметно скривился.

— Возможно. Я этого не утверждаю, но возможно теми наёмниками на дороге заправлял человек из Чёрного Братства. Очень надеюсь, что это не так…

— Чёрного Братства? — Сораниус нервно огладил бородку.

— А я вот в этом почти уверен. Мои люди кое-что заметили, но у них не было приказа разбираться в деталях, — адмирал забарабанил пальцами по столу, — ваша миссия не нравится кому-то очень влиятельному, граф Дидерик. Бароны из Братства Ворона, при всех их недостатках, буквально помешаны на древних традициях, и имеют хотя бы какие-то понятия о чести и совести. Чёрные братья — лишены вообще каких-либо принципов, чуть ли не в открытую поклоняются древним культам и замешаны в крайне грязных делах.

— Вы преувеличиваете, — не слишком решительно возразил Дидерик.

— Нисколько — пробасил Марко, — они водят самую тесную дружбу с пиратами и контрабандистами, уж поверьте человеку всю жизнь занимающемуся морской торговлей.

— Теперь вы понимаете, почему я говорю о гарантиях. Вы предлагаете мне вступить в борьбу с очень серьёзными противниками. И я хочу быть уверен в тех, кто будет прикрывать мне спину.

— Он прав… — кивнул Сораниус, — вмешательство Чёрного Братства несколько меняет дело. Речь уже не просто о дружеской вечеринке.

— Какие гарантии вас устроят? — Дидерик решительно выпрямился в кресле, — полагаю, моё честное слово вы не сочтёте достаточным?

— Честное слово благородного дона много значит, — вздохнул адмирал, — но честное слово, подкреплённое реальными действиями, значит ещё больше.

— Что вы хотите?

— Вы женитесь на моей дочери.

— Что? — Дидерик и Сораниус произнесли это хором. Негоциант Марко с деланно невозмутимым видом уставился в окно.

— Всегда надёжнее иметь дело с родственниками, — невинно улыбнулся Евлимий, — вы согласны?

— В какой-то степени да, — несколько растерянно произнёс Дидерик, — честно говоря, я не слишком ожидал подобного оборота…

— Так вы согласны на мои условия?

Дидерик задумался.

— Решайтесь, — негромко произнёс Марко, — вы не только заключите важный союз, но и получите красивую и умную жену. Двойная выгода. Говорю как торговец.

Он улыбнулся.

— Честно говоря, — выдавил из себя Дидерик, — хотелось бы, по крайней мере, знать мнение девушки…

— Это политика, — сухо отрезал адмирал, — а она не самое подходящее занятие для юных девушек. Если вы хотите что-то получить, то вы должны быть готовы чем-то пожертвовать.

— Я не хочу для этого жертвовать другими, это предприятие и так стоило жизни нескольким людям.

— Поверьте, — снова вмешался Марко, — если заключение союза провалится, число жертв будет куда большим. Не обольщайтесь в отношении Сигибера, он не остановится ни перед чем, ради власти.

— Хорошо, — вздохнул Дидерик, — я готов. Но если девушка будет против, я бы не хотел делать её несчастной. И надеюсь, что в этом случае можно будет найти иное решение…

— Это мои проблемы, — кивнул головой адмирал, — и предоставьте их решать мне. Сегодня же мы объявим помолвку, а завтра я обговорю детали вашей аудиенции у деспины Астреи. Уверен, она будет рада вас выслушать.

— Хорошо. Но у меня будет ещё одна просьба к вашему превосходительству. Эти вечно бредущие за мной солдаты. Они так необходимы? Я чувствую себя буквально узником.

— Вы хотите иметь дело с убийцами Чёрного Братства один на один?

— Ну, я не думаю, что…

— А зря. Пока вы не встретитесь с Её Высочеством, вас будут охранять как самую большую ценность в моём доме.

Мольфи казалось, что бешено колотящееся сердце вот-вот выскочит сквозь рёбра. Голова кружилась, а в ушах звенело. Она стояла на подиуме меж двух горящих жаровен, и облачённый в багрово-золотые одеяния Сораниус протягивал ей крошечный золотой ключик на витом алом шнурке. За спиной волшебника застыло красно-золотистое море студентов и магов коллегии огня.

— Сим посвящаю тебя, Малфрида, в почтенные члены корпорации адептов огня. Клянёшься ли ты всегда соблюдать наши правила и установления, следовать пути знания и не сворачивать с него на тропы заблуждений?

28
{"b":"270061","o":1}