ЛитМир - Электронная Библиотека

Родгар нахмурился.

— Я понятия не имею, от чего вы бежали, но совершенно не желаю общаться с вашими преследователями… Я никогда раньше не имел дел с Чёрным Вороном и уж тем более не собираюсь начинать это сейчас.

— Поздно, — вздохнул Орелий, — вы убили их людей…

— Это была самооборона!

Родгар нервно стянул перчатку и протёр выступившую на лбу испарину. Орелий заметил на его кисти шрамы от недавно заживших ожогов. Шрамы рисовали на руке странный узор, в котором читались швы и заклёпки, словно неизвестная сила воспламенила на руке фехтовальную перчатку, навсегда впечатав в кожу все её детали.

— Вас никто не заставлял вмешиваться, — покачал головой Орелий, оторвав взгляд от обожжённой руки собеседника, — вы знаете правила…

— Я цивилизованный человек, — возмутился Родгар, — мне нет дела до этих предрассудков. Я только защищался.

— Это ничего не меняет… Так всё же. Как вы отнесётесь к моему предложению?

— Нет, — отрезал Родгар, — как только снегопад уймётся, каждый из нас пойдёт своей дорогой.

Малфрида подняла взгляд от огня.

— Я думаю, будет лучше, если мы пойдём вместе…

— Что? — Родгар подскочил на скамье, — Мольфи, ты в своём уме? Ты представляешь, что нас ждёт? Ты смерти нашей хочешь?

— Снег идёт, — девушка указала в оконный проём, на подоконнике которого уже намело заметный сугроб.

— И? — непонимающе вздёрнул брови Родгар.

— Следы засыпает. Нас не найдут. Пока мы не перейдём гор. Там мы разойдёмся…

— Она дело говорит, — Броган с сожалением оглядел то, что осталось от куска вяленого мяса, и убрал его в узелок.

— Мы прекрасно обойдёмся сами, — насупился Родгар.

— Ты, может быть, — резко оборвала его девушка, — но не говори за всех…

Родгар едва заметно побледнел, и перевёл взгляд с Малфриды на Брогана. Горец отсутствующе рассматривал стену.

— Хорошо, в конце концов, так он хотя бы нас не выдаст…, - по щекам Родгара пробежали желваки, — выходим завтра утром. Несмотря на погоду…

Но с погодой на следующее утро им всё же повезло. Тучи слегка рассеялись, снегопад прекратился, и изредка даже проглядывало бледное осеннее солнце.

— Мы идём на восток, — решительно заявил Родгар, — на юге заставы и нам их не обойти.

Он указал куда-то в пространство за хижиной.

— Вон там — перевал, ведущий в земли горцев. Мы должны пройти его пока метели не стали постоянными.

Мольфи посмотрела в направлении его пальца. Сквозь оголённые листопадом ветви проступали два сизых зубчатых массива, разделённые отчётливо видным понижением. Пильчатые вершины гор по бокам прохода терялись в низких облаках.

— А там нет стражи? — спросил Орелий.

— Это земли свободных людей, мы не пускаем к себе стражников, — снисходительно пояснил Броган.

— Но вы же подданные Императора? Как вы можете не пускать к себе его солдат?

— Мы не рабы, мы свободные люди. Мы не подчиняемся никому, кроме Хозяев Гор и духов предков, — обиделся горец, — а императорам наши предки всего лишь обещали помощь в войне с любым их врагом, а мы всегда держим своё слово, хоть и дано оно было много поколений назад. Ибо нет большего позора, чем не помнить обиды и позабыть обещание. Но он нам не господин. Мы сами себе господа.

Несмотря на довольно скромный рост, он ухитрился посмотреть на куда более долговязого Орелия свысока.

— Я это запомню, — примирительно сказал тот.

— Пошли уже, — пробурчал Родгар, — нам следует торопиться.

Дорога медленно, но верно шла вверх. Собственно дороги, как таковой не было, в лучшем случае едва различимая под снегом тропа, петлявшая среди деревьев, и упорно лезшая всё выше и выше, к маячившей на горизонте седловине.

К полудню небольшой отряд добрался до крошечной ложбинки, по дну которой, звеня в холодном воздухе, бежал ручеёк. Тропа стала окончательно неразличимой и Родгар с Броганом отправились искать её продолжение в разные стороны, а Малфрида с Орелием остались у ручья запасти воды.

Орелий наполнял фляжки, а девушка закупоривала их и убирала в походные вещмешки.

Молодой человек оторвал взгляд от безукоризненно прозрачной глади ручья, уже начинавшей с краёв подёргиваться ледком, и посмотрел на Мольфи.

— Почему ты настояла, чтобы я пошёл с вами? — спросил он.

Девушка замерла с пробкой в руке. Пожала плечами. Несколько капель воды упали на снег.

— Не просто так же? — Орелий хитро прищурился.

— Ты хочешь это знать? — девушка начала закручивать пробку.

— Исключительно сильно…

Она усмехнулась.

— Что смешного?

— Ты странно говоришь… "исключительно"… у нас так не говорят. Ты с севера? Из столицы?

— Да, какое-то время я прожил в тех краях. Так почему ты это сделала?

— Я не доверяю Родгару. Он спас меня, но перед этим собирался убить… Он верит, что наши жизни как-то связаны. Он боится, что если со мной что-то случится, то ему тоже будет плохо…

С ветки слетел комок снега. Девушка испуганно оглянулась.

— Белка… — успокоил её Орелий, — они ещё далеко.

Мольфи проводила убегавшего по веткам зверька взглядом.

— Но он использует меня, — вздохнула она, — и кто знает, когда ему взбредёт в голову передумать…

— И ты решила, что если с вами пойдёт ещё один человек, то тебе будет спокойнее?

Она кивнула.

— А Броган? — спросил Орелий, — он горец, как и ты, и он не даст тебя в обиду.

Девушка покачала головой.

— Я родилась на равнине. Просто я рыжая и немножко похожа на них. Но я не из горцев.

— Удивительно. Я ни минуты не сомневался, что ты одна из них, — удивился Орелий, — в Удолье люди обычно темноволосые. Не такие, как ты…

Она пожала плечами.

— Родгар нанял Брогана помогать ему. И он будет делать то, что ему прикажут.

— Теперь я понимаю, — он протянул ей последнюю фляжку.

— А ты действительно был в столице? — она с нескрываемым любопытством посмотрела ему в лицо.

— Был.

— А там и правда дома в пять этажей и на мостовых монеты лежат?

Орелий расхохотался, попытался сдержаться и закашлялся.

Мольфи обиженно надулась.

— Я не говорю про золото, это всё сказки, но медяки то должны быть?

Орелий прокашлялся, изо всех сил стараясь оставаться серьёзным. Девушка всё ещё обиженным тоном, но не без гордости добавила:

— Я, в конце концов, не в деревне родилась. В городе. В не очень большом, правда… Но у нас есть ратуша, рынок и даже башня мага. И целых пять улиц.

Молодой человек съёжился, пряча лицо, резко вздрагивая плечами и издавая невнятные кашляющие звуки

— С тобой всё в порядке? — в её голосе зазвучало искреннее беспокойство.

— К..к…конечно. Ап… абсолютно. В полном порядке.

Орелий разогнулся, по его щекам текли слёзы, а уголки губ слегка подрагивали.

— Нет, медяков на мостовой тоже нет. Как и золота. Честно. А вот дома в пять этажей есть. Обещаю, сударыня, я когда-нибудь лично покажу вам столицу, — крайне серьёзным тоном закончил он.

— Ну какая я сударыня, — Мольфи слегка покраснела, — я дочь столяра…

— Не скромничайте, — галантно улыбнулся Орелий, — у вас манеры благородной дамы.

— Я просто немного жила в замке… горничной… но я не сударыня, я простая девушка.

Орелий хотел ещё что-то добавить, но его перебил хрипловатый голос Родгара.

— Стоит на минуту оставить благородного молодого человека с барышней, как они уже любезничают. Мы с Броганом, тут жизнью в лесу, можно сказать, рискуем, а вы…

Родгар воткнул свой посох в ещё не застывшую грязь на берегу ручья и, наклонившись, зачерпнул и выпил ледяной воды.

— Я нашёл тропу, — удовлетворённо добавил он, поднимаясь.

Потом оценивающе поглядел на Орелия.

— У Мольфи очень темпераментный характер, будь осторожен, она легко может… вспыхнуть.

Произнося "вспыхнуть" губы Родгара слегка искривились, а взгляд помимо его воли упал на обожжённую руку.

3
{"b":"270061","o":1}