ЛитМир - Электронная Библиотека

Она повернулась, сделала шаг и поняла, что её что-то держит. Удивлённо опустила взгляд. Её запястье сковывала тонкая серебряная цепочка. Второй конец цепочки был захлёстнут за руку двойника.

— Мы связаны, — заметил двойник.

— Тогда пойдём вместе.

Двойник кивнул.

Мольфи повернулась, сделала шаг и остановилась. Натянувшаяся цепочка больно впилась в руку.

— Не в ту сторону, — произнёс двойник.

— В эту, — упрямо сказала Мольфи, ей вдруг непреодолимо захотелось спуститься с горы именно с этой стороны.

Двойник покачал головой.

Мольфи нахмурилась и потянула цепочку на себя.

Двойник неприятно усмехнулся.

— Значит, мне придётся идти одной…

Он резко толкнул её руками в грудь, и она повалилась на снег. Двойник захлестнул ей цепочку на горле и начал душить. Мольфи стала вяло отбиваться.

— Остаться должна только одна из нас, — произнёс двойник, — борись, если хочешь выжить…

Мольфи попыталась ослабить давившую горло цепочку, но пальцы лишь скользили по холодному металлу. Краем глаза она заметила внимательно следившую за происходящим ворону, сидевшую на корявой ёлочке.

— "Откуда здесь ворона?" — совершенно не к месту подумалось ей.

Птица хлопнула крыльями и громко закаркала. Цепочка окончательно стянула горло, перекрыв доступ воздуха. Мольфи ощутила, что задыхается, и проснулась…

— "Так это был сон" — пронеслось в голове, — "но почему я всё ещё не могу нормально дышать?"

Она дёрнулась и сообразила, что её лицо замотано какими-то грязными тряпками. Попыталась их стянуть, но поняла, что связана.

— Она очнулась! Проклятье… Как не вовремя.

— Ты говорила, что зелья должно хватить на сутки!

— Заткнись, Одноглазый, и успокой её.

На девушку навалилось что-то тяжёлое. Она попыталась вырваться, но воздуха не хватало, и перед глазами замелькали яркие оранжевые пятна.

— Ну вот, затихла…

— Ты её не задавил? Что ты с трупом делать будешь, болван!

— Ща гляну…

Девушку повернули на бок, сбросили с лица тряпки, и она опять смогла дышать. Сил крикнуть уже не хватало, и она только жадно хватала ртом воздух. Не успела она отдышаться, как ей снова заткнули рот кляпом.

— Ну вот. Всё в порядке.

— Сразу надо было лучше вязать. Ведь чуть не задохнулась девка…

Мольфи пыталась сообразить, что происходит, но выходило плохо. Она помнила, что бежала из дома. Потом наткнулась на какую-то лодку под мостом. Потом темнота… И ночной кошмар. Попробовала оглядеться. В поле зрения оказалось дно лодки и грязные тряпки. Судя по качке и пробегавшим по лодке теням, они куда-то плыли. Куда и зачем она не представляла.

Лодка стукнулась о какое-то препятствие. Качка замедлилась, и шум волн дополнился скрипом борта по чему-то деревянному.

— Лежи смирно, — негромко произнёс хриплый голос, — а то хуже будет.

То ли от удушья, то ли от выпитого зелья она никак не могла сосредоточиться. Мир вокруг начинал казаться ей сном. Чужим и никак к ней не относящимся. Сейчас она должна проснуться и пойти на занятия к мэтру Сораниусу. Он собирался рассказать ей о циркуляции огненного эфира…

— Вот, значит, эта самая девка, — прозвучал низкий женский голос.

— Покажите, — этот голос ей знаком не был.

— Одноглазый, подними её. Живо. Видишь, их милость ждут…

Девушку приподняли. Она бессильно обвисла в чьих-то руках. Сил хватило только приподнять голову и открыть глаза. От яркого света они сразу же заслезились. Мольфи смогла разглядеть какую-то не слишком опрятно одетую женщину и небритого мужчину в кожанке.

Тот присел на корточки, взял девушку за подбородок и внимательно посмотрел ей в лицо. На секунду ей показалось, что в глазах человека блеснуло удивление… и даже какое-то почтение.

— Да, это она…

— Молодая совсем, крепкая, чистая, — голосом торговки расхваливавшей свой товар зачастила женщина, — берите, не пожалеете.

Человек брезгливо кинул на дно лодки пару монет.

— Одноглазый, помоги его милости, — скомандовала женщина, собирая деньги.

— Я не собираюсь её нести… — негромко сказал человек в кожанке.

— Всё будет в лучшем виде, ваша милость. Только если того, она кричать начнёт… Вы это, сами уж разбирайтесь…

Человек ничего не ответил.

Мольфи привалили спиной к борту. Она смогла разглядеть позеленевшие столбы деревянного пирса, к которому была пришвартована лодка и сухопарого всклокоченного человека с затянутым бельмом глазом.

Человек достал фляжку и сунул ей в губы.

— Пей… Ну же. Не заставляй их милость ждать.

Мольфи автоматически сделала глоток. Жидкость обожгла горло и огненным комом скатилась в живот. Девушка закашлялась и согнулась от резкого жжения под ложечкой.

— Вот и хорошо. Сейчас она очухается, и сможет идти сама…

— Руки развяжи…

— Вы уверены, ваша милость? Мало ли что. Исцарапает, или того хуже… А? Всё. Уже развязываю, уже развязываю…

Мольфи ощутила как с запястий исчезло давление верёвок и смогла опуститься на четвереньки. Жжение начало проходить, а в голову возвращаться хоть какая-то ясность.

— Её вещи…

— Что?

— Мне нужны все её вещи…

— Одежда вся на ней, какая была, — поспешно забормотала женщина, — ничего не тронули.

— У неё ещё что-нибудь с собой было?

— Да разве что каменюка эта… — одноглазый протянул брусочек.

Женщина негромко зашипела рассерженной кошкой.

Человек в кожанке взял брусочек и убрал в карман.

— Это всё?

— Всё до последней нитки, — подтвердила женщина.

Мольфи ощупала своё платье.

— У меня ещё был ключик… золотой… знак коллегии, — прошептала она еле слышно.

— Да не было у тебя никакого ключа! — запричитала женщина, — попутала она всё с тяжёлой головы, ваша милость. Какой ещё ключик. Да ещё золотой? Разве ж мы стали с магами связываться? Скажи, Одноглазый!

Тот воровато завертел единственным глазом.

— Точно. Не было никакого ключа…

Человек в кожанке взял его за ухо, и резко выкрутил.

— Ай-яй! Что ж вы делаете-то ваша милость?! Разве ж можно! Больна-а-а!

— Мы к вам с открытой душой, с лучшим товаром, а вы… — женщина укоризненно покачала головой.

Мольфи привалилась к столбу пирса. Слабость уходила, но держаться на ногах было ещё трудно. Сил на то чтобы ещё и доказывать свою правоту, тем более.

— Ключ, — негромко повторил человек в кожанке, не отпуская уха.

— Да не было никакого ключа, эта у неё ещё зелье в голове бродит, ваша милость, не помнит она ничего, — кривясь забормотал одноглазый.

Человек в кожанке выхватил свободной рукой кинжал и одним движением срезал ухо под основание. Одноглазый взвыв, схватился за моментально залившуюся кровью щёку. Человек бросил ухо на дно лодки и методично ухватил одноглазого за второе.

— Отдай ему ключ, дура!!! Он же меня сейчас на куски порежет!

Женщина суетливо выудила откуда-то из грязного тряпья золотистый ключик на алом шнурке и боязливо протянула вперёд.

— Этот? — человек в кожанке вопросительно повернулся к Мольфи.

Та молча кивнула.

Человек отпустил одноглазого и взял ключ. Одноглазый поскуливая отполз на корму лодки.

Ничего не говоря, человек в кожанке подхватил Мольфи за талию, перекинул через плечо и полез на пирс. Ступеньки лестницы жалобно поскрипывали.

Выбравшись наверх, незнакомец поставил девушку на ноги.

— Идти можешь?

Она кивнула. Потом спросила.

— Зачем вы его покалечили?

Тот пожал плечами.

— У него был один глаз. Теперь одно ухо. Ему пойдёт.

Он усмехнулся.

— Мне казалось, что я готова его убить, — прошептала Мольфи, — но теперь не знаю… Это страшно.

— Убивать надо учиться, долго учиться… Тебя зовут Малфрида?

— Да… Откуда вы знаете?!

— Я тебя помню. Ты остановила голема… и спасла мою шкуру. Я думал, старый колдун тебя тогда прикончил. Я рад, что ты осталась жива.

Мольфи вспомнила двор замка, когда Кордред выпустил своего монстра.

35
{"b":"270061","o":1}