ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скорее дикие люди…

— Но разве… Здесь живут людоеды?

— Можно сказать и так…

Старик отвернул от линии прибоя и пошел вглубь пляжа. Немного выше, у подножия утёсов, девушка заметила что-то похожее на хижину. Рядом с ней росло несколько странных деревьев — словно кто-то воткнул огромный куст папоротника на вершину покрытого серой волокнистой корой столба…

При ближайшем рассмотрении хижина оказалась скорее навесом, грубо связанным из коряг и накрытым жёсткими, похожими на папоротник, листьями. Несколько ветхих циновок, привешенных по сторонам, вряд ли могли защитить от ветра или дождя. Под навесом и вокруг громоздилось довольно много какого-то мусора, скорее всего выброшенного морем. Ближе к берегу сушились растянутые на жердях сети.

— Можешь поесть, — старик извлёк откуда-то грубо слепленный керамический горшок.

В памяти Мольфи немедленно всплыли слова рыбака о людоедах, и она с большой опаской поглядела на содержимое посудины.

— Это варёный краб, — уточнил старик.

Ещё немного подумав, она всё же решила, что достаточно голодна, чтобы ему поверить. Краб оказался довольно вкусным.

— Ты, кажется, говорил про какой-то город, — спросила она, выковыривая из панциря очередной ломтик.

Старик кивнул.

— Он далеко?

— Там. За холмом, — рыбак сделал неопределённый жест в сторону утёсов.

— А как туда попасть?

— Круг мыса, на лодке…

Девушка облизнула пальцы и осмотрелась. Недалеко от хижины на песок была вытащена крошечная долблёнка.

— Я не плаваю в город, — пробурчал старик, заметив её взгляд, — течение сильное. Там за мысом.

— А рыбу ты в город продаёшь?

Мольфи сделала резонный вывод, что если он ловил рыбу, то должен был её куда-то девать. А судя по сетям, рыбу он ловил.

— Они сами за ней раз в пару дней приезжают.

Ни хижина, ни рыбак, ни рассказы о людоедах не внушали ей чувства безопасности. Город же давал какой-то шанс узнать спасся ли кто-то кроме неё с корабля. Да и вообще там было проще разобраться, куда же её занесло. И ждать с этим пары дней ей очень не хотелось.

— А посуху в город попасть можно?

— Через джунгли.

— А идти далеко?

— Молодому — полдня идти, а то и меньше.

— А дорогу показать можешь?

— Показать могу, — кивнул старик, — но сам не пойду. Джунгли — скверное место.

Она задумалась. В конце концов, идти лучше, чем ждать. А что в итоге будет опаснее — полдня в джунглях или пара дней на берегу в соседстве с плававшим где-то рядом пожирателем китов, ещё вопрос. По крайней мере, в тот момент ей так показалось.

— А почему ты не живёшь в городе? — спросила она.

Старик почесался.

— Раньше я жил там. Но когда они пришли, в городе стало плохо, и я ушёл. Мои внуки остались, а я ушёл. Они молодые, им нужен город. А мне нет. Здесь на берегу мне хорошо.

— Кто пришёл? — не поняла она.

— Люди этого бородатого ублюдка, который прозвал себя "владыкой морей".

Старик плюнул на песок.

— Море слишком велико, чтобы какой-то смертный мог им владеть, — добавил он.

В свете последних событий она была с ним вполне согласна.

— Так ты покажешь мне дорогу?

— Джунгли — опасное место, — покачал он головой.

Мольфи показала на заткнутый за пояс кинжал.

— Я как-нибудь справлюсь.

Старик вздохнул и начал копаться в груде мусора, лежавшего рядом с навесом. Среди раковин, крабьих панцирей, каких-то бутылок и обрывков сетей он раскопал обломок старого весла, достаточно увесистый, чтобы служить дубинкой.

— Возьми. Пригодится.

Старик утверждал, что в город идёт старая тропа. Пользовались ею, по его словам, достаточно редко, но полностью она не заросла. Мольфи достаточно легко отыскала её среди сочной зелени и собравшись с духом зашагала в чащу.

Лес был необычным, но совсем не страшным. Стоявшее почти в зените солнце наполняло его тёплыми, золотистыми лучами. Деревья может и были странными и незнакомыми, но выглядели совершенно безобидно. Их огромные ярко-зелёные листья мягко раскачивались под налетавшим с моря бризом. Между ними беззаботно порхали огромные пёстрые бабочки. Самым страшным из виденных ей животных оказался внушительный таракан, спрыгнувший с ветки перед самым лицом девушки. Распустив крылья, насекомое с глухим жужжанием спланировало на тропу, и, быстро семеня ножками, скрылось в зарослях.

Старый рыбак дал ей в дорогу сделанную из высушенной тыквы флягу с чистой водой. Она хотела отказаться — неужели какие-то полдня нельзя прожить без этого? Но теперь думала о его предусмотрительности с благодарностью. Тропа шла по пологому, но длинному подъёму и через пару часов ходьбы по жаре девушка запыхалась, и ей хотелось пить.

В зелени что-то чернело. Заинтересовавшись, она раздвинула ветки и свернула с тропы. Рыбак категорически не рекомендовал этого делать, но джунгли выглядели настолько мирно, что Мольфи сочла его предостережения за обычные стариковские поучения.

В зарослях возвышались руины какого-то строения. Они были сложены из тёмного шлифованного камня. Но сложены очень давно. Стены практически полностью обвалились и едва виднелись из-под густых зарослей. Дверной проём, странной трапециевидной формы, наполовину врос в красновато-бурую землю. На косяках девушка разглядела вырезанный узор. Его завитки напоминали одновременно языки пламени и извивающихся змей.

Сразу всплыли старые воспоминания. Они казались очень далёкими, словно поднявшимися из глубины веков. Хотя какие века? Это ведь было лишь немногим больше полугода назад. Просто за эти полгода случилось столько всего разного… Тогда она ещё жила дома. В родном городе. И наткнулась в лесу на древний камень, с очень похожим узором. Но тот камень буквально сочился мрачной, пугающей магией. В этих же руинах ничего подобного она не чувствовала. Просто старые куски породы, перемытые дождями и заросшие бурной тропической зеленью. Обычные камни.

В поле зрения мелькнуло рыжее пятно. Мольфи резко обернулась, испуганно выставив перед собой кинжал. На обломке стены перед ней пристроилось небольшое четвероногое существо. Скорее даже "четверорукое". Все лапы у него заканчивались миниатюрными чёрными ручками. Само существо было покрыто густой золотистой шерстью, исключая тёмное личико. Девушка узнала его. Она видела таких же в Серениссе, где они сидели на поводках торговцев и флегматично жевали финики.

Их дикий собрат выглядел куда более темпераментным. Он скорчил девушке рожицу, блеснув неожиданно большими и острыми клыками, и с пронзительным верещанием пробежал по каменным блокам. Потом взмахнул хвостом и умчался вверх по одному из деревьев. Она с облегчением вздохнула и убрала кинжал за пояс. Ещё раз оглядев руины, она вернулась на тропу и продолжила путь вверх по склону.

Подъём стал круче. Мольфи отпила из фляги и сожалением взвесила её в руке. Вода заканчивалась. Следовало торопиться. По словам старика, путь до перевала через гряду составлял около половины всей дороги. Значит, она ещё и этой половины не прошла.

К вершине лес слегка поредел. И через образовавшиеся прогалины всё сильнее припекало солнце. Тропу перегородило упавшее дерево. Обходя его Мольфи заметила, что излом древесины совсем свежий. Что-то или кто-то повалил молодое, но уже достаточно толстое, деревце, расщепив ствол надвое. Кроме того он обломал ветки и ободрал с них молодую кору и листья. Сначала она не придала этому значения, но наткнувшись через пару сотен шагов на второе такое же, задумалась. Неизвестный, сломавший деревья, обладал неимоверной силой. Ствол второго дерева был толщиной почти с её талию.

Мольфи нервно огляделась и прибавила шаг. Перевал остался позади и тропа пошла вниз. Идти стало легче. В кустах у обочины кто-то зашуршал. Девушка замерла как вкопанная.

Из зарослей вывалилось мохнатое существо. Оно было немного поменьше девушки, довольно коренастым и обладало симпатичной мордашкой с большими карими глазами. Существо поднялось на задние ноги и оказалось довольно человекоподобным. Оно с любопытством разглядывало Мольфи. Она с не меньшим любопытством разглядывало его.

43
{"b":"270061","o":1}