ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Индия без вранья
Третий звонок
Сексуальный дерзкий парень
Эффект альтер эго. Ваш скрытый ресурс на пути к большим целям
Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии
Кронштадтский детектив
45 важных мыслей: технологии любви и успеха
Еретик
Будьте моей семьей

— Я привела тебе девушку…

— Мне? Спасибо, но я слишком стар для девушек…

— Ты не понял. Мне нужно знать, кто и почему оставил на этой девушке магический знак.

— Хех. А старый Мганга уже обрадовался…

Мольфи показалось, что один из едва видневшихся в прорезях маски глаз ей подмигнул.

— Так ты поможешь мне?

— Старый Мганга утоляет жажду лишь росой с цветка непентеса, а голод одним только запахом пищи, — задумчиво пробасил знахарь, — но духи корыстны и ничего не делают просто так.

Мелиранда сделала знак слугам. На землю перед Мгангой легли два тяжких свёртка. По команде чародейки слуги развернули парусину. В солнечных лучах заблестела сталь — ножи, навершия топориков, наконечники стрел и копий. Во втором свёртке оказались рулоны ярких тканей.

Глаза стоявшего рядом носителя перевязи радостно заблестели. Мганга оказался более сдержан. Он посмотрел на содержимое свёртков и поднял маску на Мелиранду.

— Ах да, совсем забыла, — чародейка обворожительно улыбнулась и кивнула Родгару. Тот достал из своего тюка какой-то мешочек и передал его знахарю. Тот развязал шнурок и осмотрел наполнявший мешочек белый порошок. Взял немного на палец и убрал его под маску. Раздалось лёгкое чавканье.

— Это хорошо, Мелиранда, духи любят соль… Но ещё они любят ром.

Чародейка вздохнула с видом человека, которого вынуждают достать последние козыри.

Из тюка Родгара показалось несколько больших, оплетённых прутьями, бутылей. Носитель перевязи жадно облизнулся. Знахарь раскупорил бутыль, макнул палец и опять убрал его под маску. Донеслось сопение, как будто Мганга к чему-то принюхивался.

— Этот ром духам понравится. Не то, что в прошлый раз. После того духи жаловались, что у них болит голова и не хотели говорить с Мгангой много дней…

Мольфи так и не смогла понять говорит знахарь серьёзно или шутит. Как у духов может болеть голова? У духов нет головы!

Знахарь закупорил бутыль.

— Ну? — нетерпеливо переспросила Мелиранда.

— Хорошо. Я спрошу у духов совета…

Возникшие словно из-под земли туземцы убрали подношения с такой молниеносностью, что Мольфи даже не смогла понять, куда именно они их дели.

Колдун приподнялся с корточек и протянул девушке руку.

— Идём…

— Куда? — задала не слишком-то уместный вопрос девушка, — то есть я готова…

Её голос дрожал. Представления юной барышни о каннибальских ритуалах были туманными, но не вызывали большого желания знакомиться с ними ближе.

— В обитель духов, — пояснил Мганга.

Он взял её за руку и повёл куда-то за хижину.

Девушка нерешительно оглянулась на Мелиранду и Родгара.

— Им нельзя ходить в обитель духов, — не оборачиваясь, пояснил знахарь, — духи не любят незваных гостей…

За хижиной девушка обнаружила нечто, показавшееся ей входом в пещеру. Но пройдя чуть глубже, она поняла, что это не пещера, а искусственный коридор, облицованный тёмным резным камнем.

Мганга достал из лежавшей у входа связки факел и тот сам собой загорелся. Голову девушки пронзила краткая, но острая боль. Не обращая на это внимания, знахарь повёл её в проход. Под ногами хлюпала жидкая грязь, а в лицо постоянно норовили хлестнуть свисавшие с потолка корни. В темноте шуршали хитином невидимые лапки и крылья.

Потом стало немного суше, а корней меньше. Они поднялись по лестнице. Мольфи догадалась, что древний ход сделан в склоне окружавшей бухту кольцевой вулканической горы.

На втором этаже располагался длинный коридор с множественными нишами, вырубленными в стенах. Глянув в одну из них, девушка с ужасом обнаружила там груды истлевших костей, лежавших вперемешку с каменными орудиями и костяными украшениями.

— Предки смотрят на нас, — прогудел под маской знахарь.

Девушку начинало серьёзно трясти. И отнюдь не от гулявшего по второму этажу прохладного сквозняка. Тёмные пещеры, наполненные шуршавшими членистоногими и молчаливыми древними костями, были не тем местом, где ей сейчас больше всего хотелось оказаться.

Они поднялись ещё на одну лестницу и оказались в небольшом круглом помещении. Где-то очень высоко, под уходившим далеко вверх потолком, были пробиты небольшие оконца из которых падал казавшийся призрачным свет. Прежде чем Мганга потушил факел, девушка успела разглядеть множество деревянных масок и фигурок выстроенных у стен.

— Садись, — сказал Мганга.

— Это здесь? — спросила Мольфи.

— Да.

— А кровавые жертвоприношения и ритуальные пляски? — не слишком уверенно задала она следующий вопрос.

— Мы обойдёмся без этого…

— А-а… Хорошо. Я не люблю кровавых жертвоприношений, — невпопад произнесла девушка.

— Духам не нужна кровь, — сказал знахарь, — им нужны лишь вера и повиновение. Если этого можно добиться без жертв, зачем кого-то убивать. Жертва важна готовностью человека что-то отдать, а не сама по себе…

— Я никогда об этом не думала, — призналась Мольфи.

Знахарь начал бормотать что-то себе под нос.

— Что вы сказали? А… это уже ритуал… извините…

Девушка сконфуженно замолчала.

Несмотря на падавший сверху полусвет было достаточно темно, чтобы она не могла разглядеть ничего, кроме ритмично покачивающейся и что-то бормочущей тени знахаря. В висках началось тупое подёргивание. Магия была совсем рядом, и разум Мольфи вёл ожесточённую борьбу, чтобы не пустить эту магию внутрь себя.

Бормотание перешло в приглушённые завывания. Тянущая боль усилилась. Девушку начало мутить. Она почувствовала, что теряет ориентацию в пространстве и мир начинает вращаться вокруг неё. Мольфи хотела закричать, но вдруг осознала, что голос знахаря стих. Боль медленно отступала.

— Вы в порядке? — она приглядывалась к неподвижной тени перед собой.

— Я думаю, — голос знахаря изменился, стал чище, моложе, и из него исчезла гулкость.

Мольфи догадалась, что Мганга снял маску.

Некоторое время они молчали. Потом знахарь сказал.

— Пойдём. Я скажу им то, что они должны знать…

— А что они не должны знать?

— Этого я им не скажу…

Тень перед ней встала и с глухим стуком подняла маску.

— Но сначала я скажу тебе то, что ты должна знать. У тебя будет шанс свернуть с того пути, которым ты идёшь, но за это придётся заплатить большую цену. Хотя платить будешь не ты…

— Я не поняла, — пробормотала девушка.

— Просто имей это в виду.

— Ага.

Мганга зашагал в темноту.

— А факел?

— Я и так знаю дорогу.

Он взял её за руку и повёл за собой.

— А можно спросить?

— Спрашивай.

— Где вы научились так хорошо говорить по-имперски.

— В Империи…

— Хм. Логично. Но…

— В молодости я был матросом на судне охотников за китами. Потом шкипером. А потом духи призвали меня на путь моих предков, и избрали меня знахарем моего народа.

Вдали тускло замерцало светлое пятно входа. Мганга нахлобучил маску и его голос опять стал гулким и мрачным.

Под сенью джунглей царил зеленоватый полумрак, но после темноты подземелья дневной свет казался девушке ослепительным. Она щурилась и прикрывала глаза ладонью.

Увидев их, Мелиранда нервно вскочила. Родгар посмотрел на девушку с облегчением и беспокойством.

— Со мной всё в порядке, — пробормотала Мольфи.

— Что ты узнал? — перебила её Мелиранда, обращаясь к знахарю.

Мганга неспешно опустился на стоявшую у входа в хижину деревянную колоду.

— Духи говорили со мной.

— Ну же? Что они сказали? Кто её послал? С какой целью? Что ей поручено?

Ноздри чародейки раздувались от волнения, и она нервно заламывала пальцы.

Мганга держал паузу.

— Понимаешь, — как-то неуверенно произнёс он наконец, — духи сказали мне, что это был он…

— Кто?

— Длиннобородый и длиннорукий…

— Не понимаю, чего ты там бормочешь, говори прямо.

— Ну, яркоглазый.

Мелиранда смотрела на него непонимающим взглядом.

— Многоискусный, — в голосе Мганги послышалось раздражение непонятливостью собеседницы, — старый хозяин гор…

54
{"b":"270061","o":1}