ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но мы ещё не знаем точно в осаде он или нет?

— Всегда разумно полагаться на худшее, в этом случае куда труднее потом разочароваться.

Дозорные вернулись лишь к закату. Выслушавший их Родгар выглядел очень хмуро.

— Не помогло? — спросила Мольфи.

— Что? — не понял тот.

— Полагаться на худшее? Ты всё равно выглядишь разочаровавшимся…

— Нет. Я просто угадал. Судя по всему это небольшой отряд, высланный основными силами на разведку. Армия Абветокумбы идёт осаждать Бактутам. А это значит — путь на север отрезан.

— Может, есть какой-то другой путь?

— Между нами и Нижними Царствами лежит пустыня. Красные пески. Красные камни. Через неё проходит лишь несколько караванных путей. И главный начинается в Бактутаме. А это значит, что воины Абветокумбы перережут его в самое ближайшее время.

— Говорят, что кочевники знают иные дороги через пустыню, — произнёс Кралог.

— Дело за малым, — усмехнулся Родгар, — осталось уговорить кочевников нам помочь…

— Будем возвращаться? — спросила девушка.

Родгар покачал головой.

— Сначала нам придётся вступить в бой.

— С этими разведчиками?

— Да. Они знают о нас и идут навстречу. Будут здесь завтра к утру.

— А если мы попробуем уйти?

— Мы слишком медленно двигаемся. Нас могут догнать. Лучше сражаться тут, заранее подготовившись…

Он бросил в кизячное пламя сухую веточку.

Мольфи откинулась на служившие ей постелью тюки и попоны. Где-то невдалеке мирно паслись носороги. Солнце уже закатилось. Оно здесь очень быстро закатывалось. На тёмно-синем небе высыпали звёзды.

Девушка вспоминала о стычке с разбойниками в горах. Это был единственный случай, когда ей пришлось участвовать в чём-то похожем на сражение. Нападение голема в замке не в счёт, а во время абордажного боя на корабле она всё время просидела в каюте, забившись в угол. С другой стороны, подумалось ей, кухарка Труда старше меня, но даже одного раза ни в чём подобном не участвовала. Интересно, про кого из нас вернее будет сказать "ей повезло"? Немного поразмыслив, она всё таки пришла к выводу, что повезло Труде. Правда та всю жизнь провела в городе и не видела всех этих поразительных вещей, наполнявших мир за его пределами. Но кровь, вопли и трупы вряд ли можно было считать вещами, на которые стоило бы лишний раз смотреть.

Она приподнялась и подошла к костру. Не спалось, а ночи здесь были удивительно прохладными для столь жарких дней. Кралог сидел рядом и шевелил прутиком в золе.

— Не спится?

Она кивнула. Он посмотрел на неё, как будто хотел что-то сказать, но промолчал.

— Вы будете сражаться?

— Да.

— А я…

— Ты будешь прятаться.

— Но…

— Тебе нечего делать на поле боя.

— Но я могла бы кого-нибудь перевязать… наверно… я не очень разбираюсь в лечении ран… но всё таки…

Он ничего не ответил.

Мольфи решила сменить тему разговора.

— Звёзды, — сказала она.

— Что? — не понял Родгар.

— Эти звёзды. Они совсем другие. Ну то есть чем-то похожи, но вроде как на других местах.

— А. Ты об этом…

— А некоторые из звёзд я никогда не видела.

Она посмотрела на яркую звезду, висевшую над южным горизонтом.

— Вон ту, например, и эти созвездия, там — на юге.

— Её зовут Сууд-а-Сехнеб. Она посвящена Сехену — владыке перемен и амбиций. А рядом — созвездие кобры. А вот то, треугольником — созвездие шатра.

— Ты хорошо разбираешься в звёздах.

— Я профессиональный бродяга. Умение ориентироваться по звёздам может быть крайне ценным при моём образе жизни.

— Сехнеб… — тихо произнесла Мольфи, — а какое эта звезда имеет отношение к Ашт-Сехнебу?

— Оба посвящены Сехену.

Она посмотрела на Кралога.

— А как переводится Ашт-Сехнеб?

— Город Сехена… Это один из старых магических городов, в дальней пустыне. Говорят, когда-то это действительно был город. Но теперь это лишь руины населённые горсткой жрецов и колдунов, хранящих древние тайны.

— Ясно, — негромко пробормотала она и устремила взгляд на сверкавшие в черноте звёзды.

Весь лагерь суетился, готовясь к бою. Пехотинцы надели плетёные из разноцветных шнурков нагрудники и украсили шлемы перьями. Кирабо и остальные наездники обвешивали покорно стоявших носорогов доспехами, похожими на расшитые металлом циновки.

— Мне кажется металлические доспехи надёжнее, — заметила Мольфи флегматично ковырявшему прутиком землю Кралогу.

— Надёжнее. Но в этих краях в жаркий полдень спокойно можно поджарить яичницу просто разбив яйцо на ровный камень. А металл очень хорошо раскаляется на солнце.

Кирабо закончил облачать Тулани в доспехи и закрепил на рогах металлические навершия. Немного полюбовавшись на дело своих рук, он надел доспех. В отличие от пехотного тот представлял собой не просто нагрудник, а настоящий долгополый халат. Составлявшие его шнурки были разноцветными и складывались в яркий геометрический узор. Поверх доспеха наездник надел широкий пояс, за который стал засовывать многочисленные кинжалы.

У кинжалов были причудливые деревянные рукоятки, вырезанные в виде фигурок зверей и человечков и широкие изогнутые лезвия. Металл лезвий был тёмным, слегка зернистым и хранил отчётливые следы молота. Мольфи знала такое железо. Из него у неё дома ковали гвозди и подковы. Такое железо можно было сделать крайне острым. Только вот хватало этой заточки очень ненадолго. И если гвоздю не обязательно быть острым долго, то для оружия это было серьёзным недостатком. Так что многочисленность заткнутых за пояс клинков не была показушной. Точить и править оружие в бою некогда.

Закончив с кинжалами, Кирабо достал из сумки небольшой грибообразный флакончик и несколько скрученных в комки пучков травы. Один из них он забросил за щёку. Заметив любопытство в глазах девушки, наездник пояснил.

— Трава для храбрости. Съешь и больше не боишься. Голова пустая. Мало думать, быстро делать. Хорошо в бою.

— А это? — она посмотрела на флакончик, тщательно закрытый резной пробкой.

— О. Это для особый битва. Её пить, когда обещать погибать в бою.

Девушка моргнула. Кралог пояснил.

— Иногда воины дают обет не выйти живым из боя. Они пьют это зелье и сражаются, пока их не убьют.

— А в чём смысл?

— Ты пить, — пояснил Кирабо, — и твой голова совсем пустой. Глаза красный. Ты видеть демоны и духи, слышать цвета и вдыхать звуки. Ты ничего не чувствовать. Нет боль, нет страх, нет жалость. Ты становиться быстрый как змея и сильный как лев. Ты рвать врагов голыми руками и ничего не помнить.

— Это магия? — неуверенно спросила Мольфи.

— Нет, это какие-то грибы, — Кралог сплюнул в пыль, — лично я предпочитаю, когда моя голова в бою хотя бы немного работает. А напиться лучше потом.

— Вы, умулунгу, плохой воин, — прицокнул языком Кирабо, — вы воевать только железом. Настоящий воин сражаться духом. Дух сильнее железа.

— Лично меня сталь никогда не подводила, — хмуро ответил Кралог.

— Ты другой умулунгу, — Кирабо задумался, подбирая слова, — больше светло-красный, нет розовый, больше розовый, не жёлтый. Я помню таких в битве при Трёх Маленьких Львятах. Они хорошо сражались. Каждый умер, где стоял. Достойные воины. А обычные умулунгу большого бвана Карси плохо сражаться, быстро убегать…

Наездник переложил травяную жвачку за другую щёку и побрёл к носорогу.

— О чём это он? — Мольфи с удивлением посмотрела на Кралога.

— Про наёмников, которых привёл Карсий из империи. Он направил их завоёвывать для него эти земли. У гор, которые называются Три Маленьких Львёнка, армия отца Абветокумбы окружила отряд наёмников и всех перебила. Никто не выжил.

Он замолчал.

— А ты кого-то из них знал? — тихо спросила Мольфи.

— Я был одним из них. Перед битвой меня отправили с донесением к основным силам.

— Это не трусость, — сказала она.

— Они знали, что их окружили, но проклятый командующий пальцем о палец не ударил, чтобы отправить помощь… Он сказал мне лишь "спасибо солдат, пойди, отдохни". Только это он и сказал.

61
{"b":"270061","o":1}