ЛитМир - Электронная Библиотека

Он свирепо поглядел на испуганных спутников.

— Я спрашиваю, это понятно?!

Нестройных хор голосов прозвучал в ответ. Даже Симахтаб не удержалась, чтобы не пробормотать нечто утвердительное. Сохранил молчание только Кралог. Но его это вообще не казалось. Неизвестно было даже умеет ли он читать…

— Очень хорошо, — кивнул Родгар, — мы прошли весь этот путь не для того, чтобы с треском провалиться. Мы стоим перед самым ответственным этапом нашей миссии и должны помнить об этом.

— То есть мы уже пришли? — робко произнесла Смиона.

— Да. Завтра утром мы идём в руины на встречу с нашими… м-м-м… партнёрами. И я хочу, чтобы каждый из вас, решив что-то произнести или сделать, для начала трижды подумал. Ясно?

Все дружно кивнули. Даже Кралог.

Глава 6

Лесные руины волшебницу раздражали. Нет, не сами по себе. Последние несколько лет она провела обучаясь магии именно в древних развалинах, и вполне с подобным освоилась. Осенний лес её тоже не слишком пугал. Но вот несколько десятков оборванных и до зубов вооруженных типов, прятавшихся за камнями и в гуще старого березняка, вызывали у неё заметное беспокойство.

Ещё с дюжину человек расселись на камнях полукругом. Сим никогда не видела барона Аргинбальда, но если бы ей довелось, она бы поразилась сходству между ним и сидевшими людьми. Конечно один был бароном, а другие, выражаясь иносказательно, романтиками большой дороги, но несмотря на все разделявшие их пролёты социальной лестницы, это были люди, сделанные из одного теста. Теста, замешанного на чужой крови. И сейчас эти двенадцать человек молча смотрели на путников во все двадцать три глаза (и одну чёрную повязку).

Кроме них на поляне ещё торчал мухомором тринадцатый — худой, долговязый, с горящим взглядом и в огромной чёрной шляпе. В отношении его рода занятий и положения волшебница так и не смогла прийти к каким-либо умозаключениям. Впрочем, главными сейчас были первые двенадцать.

Прямо перед ними располагалась небольшая мокрая ложбинка. Один из сидевших знаком указал Родгару на неё. Тот очень внимательно поглядел на предложенное место. Любой вставший там оказался бы по щиколотку в луже и был вынужден смотреть на остальных снизу вверх. Поглядев, Родгар не очень спеша пересёк ложбинку, прошёл сквозь ряд сидевших и остановился на бугорке позади них. Те угрюмо развернулись. Сим ощутила лёгкое покалывание в пальцах, такое чувство возникало, когда она собиралась запустить куда-нибудь сгусток пламени или ещё что-то состоявшее из раскалённой плазмы… Девушка нервно облизнула пересохшие губы.

— Меня зовут Родгар, — произнёс он.

Затем пошире расставил ноги и чуть свысока оглядел собравшихся.

— Твоё место там, — указал большим пальцем себе за спину один из двенадцати.

— Да ну? А я вот полагаю, что оно здесь…

На этот раз Родгар не надел маски, и всем была видна появившаяся на лице усмешка.

— Ты не слишком-то вежлив, — буркнул собеседник.

— А я сюда не церемонии разводить пришёл, — отрезал Родгар.

Его собеседник медленно поднялся, тщательно вытер ладони о богатую, но изрядно грязную куртку, взял прислонённый к камню на котором сидел боевой молот и философски умозаключил.

— Бывают на свете люди отроду кривые, а другие кривеют оттого, что глаза не уберегли…

Волшебница потянула руку вверх, но стоявший рядом Кралог перехватил её движение, осуждающе покачав головой. От пальцев девушки скользнула едва заметная волна тёплого воздуха, качнувшая траву, а кожаная перчатка заскрипела словно пересушенная на горячей печи…

Молот с неожиданной лёгкостью рассёк воздух, в вершке от головы Родгара. Тот даже не шевельнулся.

— Вот ты как, значит? — расстроился философ-окулист, — ну тогда не жалуйся…

Он перехватил молот двумя руками и ударил уже всерьёз.

Волшебница не очень хорошо поняла, что случилось дальше. У Родгара в руках вдруг оказался меч, который с удивительной лёгкостью отклонил молот. Потом сапог Родгара угодил нападающему в колено, отчего тот упал, по пути ухитрившись зацепиться кистью за локоть противника и выронить оружие.

Родгар убрал меч, наклонился и поднял молоток. Повертел в руках и отбросил в сторону. Поверженный владелец оружия возился на четвереньках, кряхтел и ругался.

— Очень прошу, никогда больше не пытаться тыкать мне в лицо различными предметами, — обратился Родгар к остальным собеседникам, спокойно наблюдавшим за происходящим, — от этого я обычно начинаю злиться. А разозлившись, я начинаю причинять окружающим разнообразные неприятности…

Проигравший разбойник встал и, прихрамывая и потирая ушибленную кисть, молча вернулся на служивший ему табуретом камень.

— Думаю, стоит принести нашему гостю стул, — неожиданно произнёс ранее не замеченный девушкой неказистый человечек, стоявший в сторонке, — разговор долгий, а в ногах правды нет…

Его голос показался волшебнице знакомым, но в этот момент её куда больше поразило то, что все остальные восприняли распоряжение этого неприметного, самого что ни на есть обывательского вида человека, как нечто само собой разумеющееся. Грозные атаманы лишь кивнули, а двое бандитского вида парней моментально притащили невесть откуда резной деревянный стул и поставили его позади Родгара, который абсолютно спокойно и даже величественно на него опустился.

Похоже было, что на самом деле распоряжались здесь отнюдь не эти двенадцать головорезов, рассевшиеся на камнях. И Сим, наконец, пригляделась к стоявшему поодаль человечку.

— Это же хозяин постоялого двора! — громко прошептала она минуту спустя, — того самого, где нас чуть не схватили…

— Он самый, — подтвердила вполголоса Смиона, — я уже давно его приметила. Непростой тип, сразу видно…

Сим немного расстроилась оттого, что алхимичка её опередила. Как волшебница она должны была заметить важное первой.

— Не переживай, — словно прочитав её мысли шепнула Смиона, — те из алхимиков у кого плохо с наблюдательностью и чутьём на неприятности, долго не живут. Ты даже представить себе не можешь, как легко иногда способны взрываться некоторые смеси…

Родгар и атаманы начали обсуждение деталей предстоящего сотрудничества. Чем дольше она слушала, тем яснее становилось, что грозные атаманы здесь не более, чем мелкие сошки. Куда более серьёзной фигурой представлялся неприметный кабатчик, обладавший, как по ходу выяснилось, совершенно идиотским, на взгляд Сим, именем Лудольф.

Он почти всегда молчал, лишь иногда произнося какие-то банально-поучительные фразы, но ей хватало проницательности сообразить, что именно он здесь дирижёр, а разбойничьи главари — только оркестр. Внушительный, иногда шумный, но крайне внимательно следивший за мановениями дирижёрской палочки.

Выбивался из оркестра лишь человек-мухомор, безмолвно стоявший рядом. Его роль по-прежнему оставалась для неё загадкой. И сам он ей не нравился. Нет, в целом это был вполне опрятный и даже интеллигентный человек с застывшим выражением лица. Но вот его глаза… Она пару раз видела подобные, когда училась в запретном городе. Иногда у особо увлечённых магов появлялся такой взгляд. Но как только это происходило, старшие чародеи, обычно собачившиеся друг с другом как стая гиен вокруг туши, незамедлительно собирались на совет где-нибудь в уединённой келье, после чего обладатель подобного взгляда неожиданно исчезал. И никто больше никогда его не видел. И никто даже не обсуждал его исчезновение. Ибо все знали, что если и есть что-то более катастрофичное, чем совет старших магов, так это маг, лишившийся рассудка…

Кто-то потянул её за рукав. Это была Смиона.

— Посмотри, что я нашла… — прошептала она волшебнице в ухо.

— Где?

— Вон там, в стене, за кустами. Ничего странного не замечаешь?

Она оглядела стену и заметила.

— Посмотрим?

Метеором перед её мысленным взором пронеслась фигура Родгара, строго предупреждавшего их об осторожности, и тотчас же скрылась где-то в безвоздушном пространстве самоуверенности и любопытства.

32
{"b":"270062","o":1}