ЛитМир - Электронная Библиотека

— Великий магистр — один из членов сейма с правом голоса… — бесстрастно заметил Сигибер.

— У них один голос на все ордена, — отмахнулся Лизандий, — мнение одного магистра ничего не значит.

— Да, много рук голосуют вместе… Но каждая из этих рук держит меч. Один голос — много мечей.

Сигибер говорил тускло и неохотно. Но что-то в его тоне заставляло к нему очень хорошо прислушиваться.

— Это политика. Ты разбираешься в ней лучше меня, Сигибер, — молодой человек снова уставился в окно.

— Поэтому мы и остановимся в приории Ордена Восходящего Солнца, и ты поговоришь с ними. И будешь очень вежлив и разумен… Не забывай, что рыцари довольно… старомодны.

Он даже не обернулся в сторону девушек, но те разом замолчали и надулись.

Принц Лизадий обвёл невинным взглядом галерею седоусых и седобородых лиц, возвышавшихся над красно-белыми орденскими мантиями.

— Позвольте представить, — Лизандий сделал широкий жест в направлении стоявших позади него фигур. Это мои…хм, спутницы. Роза, Стелла, Гильда и Кренцхен.

Девушки одна за другой чинно присели в книксене. Седоусые и седобородые лица остались невозмутимы, но мелькнувшие в их глазах искорки были нехорошими…

Лизандий спокойно продолжал.

— Мы глубоко рады засвидетельствовать своё почтение и уважение всей великой коллегии и персонально вам, господин великий магистр.

Он поклонился. Шесть человек напротив ответили ему тем же.

— Мы тоже рады, что столь высокородный господин, как вы, принц Лизандий, сочли для себя необременительным посетить нашу скромную приорию, — произнёс великий магистр.

Обращение "высокородный господин" по отношению к принцу вполне можно было счесть если и не грубостью, то явной холодностью, но Лизандий то ли не заметил, то ли не придал этому значения.

— Мы будем рады оказать вам гостеприимство и любое посильное содействие, — добавил верховный интендант.

— Кроме того, — вмешался маршал ордена, — дальнейший путь в столицу пролегает по не самой густонаселённой местности, и я с удовольствием предоставлю вам достойный эскорт, чтобы никакие случайности не омрачили вашего путешествия…

В зале словно повеяло лёгкой прохладой. Но молодой человек опять ничего не заметил.

— Уверен, солдаты его высочества великого князя Удольского Сигибера… — принц внезапно остановился на полуслове и перевёл взгляд на стоявшего рядом князя, тот едва заметно моргнул, и Лизандий быстро закончил фразу, — но я с радостью приму ваше радушное предложение.

Выйдя из зала, Стелла не удержалась.

— Когда они нас увидели у них были та-а-акие лица!

— Да уж, — чуть улыбнулся Лизандий, — вы четверо произвели настоящий фурор. Но сейчас вам лучше спуститься в комнаты, не будем доводить почтенных отцов ордена до окончательной потери хладнокровия. К тому же в обществе этих рыцарей-отшельников вы рискуете просто умереть со скуки. Я приду, как только смогу отвязаться от всех этих официальных дел.

Девушки сбежали вниз по лестнице, а принц обернулся. К нему шёл великий комтур ордена, сопровождаемый двумя красно-белыми фигурами.

— Прощу прощения, что оставил вас в одиночестве, — извинился комтур, — его высочество, князь Сигибер должен переговорить с коллегией, и мне пришлось заняться организацией… Я, как член капитула, также буду там присутствовать, поэтому вынужден оставить вас на попечение наших…

— Понимаю. Ваших братьев, — вздохнул принц.

— …наших сестёр, — закончил комтур.

— Сестёр? — удивлённо поглядел на него принц.

У орденской коллегии явно имелось довольно утончённое чувство юмора.

Великий Комтур указал на подошедшие фигуры. Это были не просто сёстры ордена, это были довольно молодые сёстры.

— Сестра-палатин Бетиция, и сестра-палатин Вендис, — представил комтур девушек, — Они будут вашими спутницами на ближайшее время. А меня прошу извинить, дела.

Принц внимательно посмотрел на своих гидов. Итак, вот эта чуть крупноватая блондинка — Бетиция, а эта высокая и темноволосая, со строгим лицом — Вендис. Запомним.

— Можете звать меня просто Лизандием, — он улыбнулся.

— Это было бы фамильярностью, ваше высочество, — сверкнула тёмными глазами Вендис.

— Конечно, конечно, этикет прежде всего, — согласился принц, — у вас чудный замок.

Вендис едва заметно наморщила лоб, пытаясь не отстать от полёта его мысли.

— Что, ваше высочество?

— Я говорю о замке. Обстановка и всё такое прочее. Здесь всё очень скромно, но … достойно, если вы меня понимаете.

— Стараемся, — не слишком уверенно произнесла Бетиция.

Принц окинул взглядом галерею замка. Она действительно была скромной. С точки зрения отсутствия выставленных напоказ денег. Но рыцари знали толк в скромности. Они не демонстрировали богатство, они его разумно и уместно использовали, руководствуясь принципом "я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи". В галерее не было ничего, кроме каменных стен, деревянных скамей и гобеленов. Но стены были выложены из отборного серого камня, лавки сделаны из тёмного и практически не стареющего горного дуба, а гобелены сотканы из лучшей ильмерийской шерсти. Это были исключительно практичные, очень долговечные и весьма недешёвые вещи.

— Не слишком роскошно, но со вкусом, ощущается рука мастера, — уточнил принц.

— Да, замок возводили лучшие зодчие, — согласилась Вендис.

— И он получил достойное украшение, — снова улыбнулся Лизандий, — в вашем лице. Что такие красавицы делают в этом суровом месте?

— То же, что и остальные, — отчеканила Вендис, — помогаем, оберегаем и исцеляем.

— Вы обиделись? — принц вздохнул, — вы полагаете меня легкомысленным вертопрахом, случайно вознесённым на вершину?

— Ну не то чтобы… — примирительно начала Бетиция.

Её подруга молчала, но утвердительный ответ ясно читался на её лице.

Лизандий покачал головой.

— Возможно, вы и правы в этом. Я просто человек. Я не хотел этой судьбы, но у меня нет выбора.

Он трагически вздохнул и опустил голову.

Лицо Вендис немного смягчилось.

— Это мой путь, — продолжил Лизандий, — и я буду стараться пройти его достойно. Мне лишь нужно на что-то опереться.

— Орден всегда протянет вам руку помощи, — произнесла Вендис и слегка взмахнула ладонью в его сторону.

Принц мягко поймал её запястье.

— Спасибо, — произнёс он с чувством.

Девушка отдёрнула руку и покраснела.

— Ох! Извините. Я допустил страшную невежливость, — смутился принц, — я не должен был вас касаться.

— Ничего страшного, — заметила Вендис, лицо которой быстро восстановило нормальный цвет и строгое выражение.

— Нет, нет, я был катастрофически груб, — покачал головой принц, — для меня нет оправдания.

— Вам предстоит серьёзный шаг, — оправдательно заметила Бетиция, — вас можно понять.

— Забудем об этом. Если сейм окажет мне доверие, я приму его со всей ответственностью. Но не думаю, что всё это может заинтересовать очаровательных дам.

— Мы — сёстры-палатины ордена, ваше высочество, — строго уточнила Вендис.

— Но это же не делает вас менее очаровательными?

Девушка снова едва заметно покраснела.

Лизандий подошёл к окну. Во дворе несколько рыцарей тренировали выездку.

— У вас прекрасные кони, — сказал принц, и в его голосе проскользнуло неподдельное восхищение.

Он увлечённо рассматривал происходившее за окном.

— Хотя в Империи и царит мир, — сказала Бетиция, — но нашим братьям приходится нести службу на границах и охранять дороги от разбойников. Им нужны хорошие кони.

— А этот буланый… невероятно… просто невероятно… что вы сказали? — принц с усилием оторвался от окна.

— Нашим братьям приходится нести пограничную службу, — повторила девушка.

— Да, я слышал, что вашим рыцарям часто приходится обнажать мечи.

Принц бросил ещё один взгляд во двор.

— Сёстры тоже не остаются в стороне, — вмешалась Вендис.

4
{"b":"270062","o":1}