ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь в лесу. Последний герой Америки
Око за око
Загадка ранчо Ковингтон
О чём молчат мужчины
Жнец
Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге
Как стать королевой Академии?
Выхожу 1 ja на дорогу
Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги

— Но их будет не так уж много, — это возражение прозвучало уже довольно робко.

— Зато кто это будет! Он приведёт рыцарей восточной границы. Людей постоянно воюющих с кочевниками и умеющих обращаться с мечом ловчее, чем большинство из вас орудует вилкой. Вы хотите увидеть на улицах столицы раскрашенных горцев и одичавших на дальней границе солдафонов?!

Совет ответил нервным гудением.

— Если он так поступит, — размеренно произнёс ординатор Барло, — то лишится народной поддержки. И будет подвергнут осуждению дворянства.

— Зато у него будет армия. И деньги серенисских и кюленских торговцев. Думаете, это не перевесит осуждение и народную поддержку?

— У нас тоже есть армия…

— Где? На юге? По ту сторону гор? И какой с неё прок? Сигибер отверг моё предложение нанять дополнительные роты, а рыцарское ополчение ушло с ним, как и боевые маги. У нас есть только дворцовая стража и отряды орденов. А также стремительно растущий мятеж, вполне вероятно устроенный заговорщиками!

— Каковых заговорщиков, наш глубокоуважаемый отец Барло успешно проворонил, увлёкшись попытками ограничить влияние магических конгрегаций и искоренить чрезмерную популярность карьеры волшебника среди молодёжи… — зло проворчал земельный маг Терений.

Барло ответил ему мрачным взглядом.

— Оставьте склоки, господа, пожалуйста, — всплеснул руками канцлер, — дело обстоит крайне серьёзно.

— Мы могли бы обратиться к Сигиберу…

— Слишком поздно. Он уже перешёл горы и неизвестно, сумеем ли мы его отозвать до того, как снег закроет перевалы.

Совет затих.

— Может попробовать обратиться к Дидерику и Лизандию с предложением о перемирии до выборов императора? — робко вмешался Хельг.

— Вы уже сделали в этом деле, всё что могли, — хмуро произнёс Сораниус, и ваши отношения с послом мы ещё обсудим на совете конгрегаций…

— Что вы имеете в виду? — мальчишески встрепенулся Хельг, — госпожа посол квалифицированный маг, имеющий объёмные познания…

— Я в этом не сомневаюсь, весьма объёмные, и не только познания. Но пока вы с ней развлекались, Империя оказалась в крайне затруднительной ситуации.

— Я не развлекался, — оправдательно забормотал Хельг, — госпожа Мелиранда — порядочная женщина…

— Тем хуже для вас, вы, оказывается, разболтали всё ещё и даром…

— На что вы намекаете? — возмутился глава воздушной конгрегации, — мы с ней лишь обсуждали теоретические вопросы магии.

— Вот и обсуждайте, а политику оставьте тем, кто в ней лучше разбирается, — оборвал его Сораниус.

Лицо Хельга приобрело обиженно-возмущённый вид, он несколько раз дёрнулся, собираясь что-то ответить, но в итоге так ничего и не произнёс.

— Вы предлагаете согласиться с её предложением? — спросил орденский магистр с изображением серебряной луны на чёрной накидке.

— Это должно быть наше совместное решение, — ответил канцлер, — я лишь ставлю вас в известность о сопутствующих обстоятельствах…

— Ордена не могут принимать участие в междоусобицах, — произнёс магистр, — но мы обсудим возможность направить силы против мятежа. Если убедимся, что он действительно порождён сектантами, а не возник в поддержку одного из претендентов…

— То есть у нас осталась только дворцовая стража, — констатировал Вальрус.

— Она тоже не будет выступать против Дидерика, пока тот не нарушит закона, — хмуро произнёс Сораниус.

— Неужели вы пойдёте на такое?! — возмущённо подскочил Терений, — вы отдадите провинции в обмен за боязнь, что новый император даст вам пинка под зад и вышвырнет с тёплых мест, к которым вы уже успели прирасти?

— Меньше пафоса, ваша премудрость, — сухо произнёс Барло, — вы не перед толпой… Тем паче вашему-то личному заду ничто не угрожает. Вы хорошо известны как сторонник Дидерика.

Терений сел обратно и хмуро сложил руки на груди.

Совет замолк. Государственные мужи старательно разглядывали мраморные плиты на полу, фрески на стенах и роспись на потолке, лишь бы не смотреть друг на друга.

— Кому-то придётся взять на себя это решение, — вздохнул Сораниус.

— Возможно, стоит направить гонцов к Сигиберу? — предложил Вальрус, — если он успевает перевести армию через перевалы на север, дело в корне меняется…

— То есть Шиамшар просто захватывает Южные Земли? — съязвил Терений.

Но его замечание потонуло в одобрительном гуле. Члены совета облегчённо вздохнули, осознав, что неприятное решение можно свалить на другого, и теперь бурно выражали согласие с идеей канцлера.

Мелиранда задумчиво смотрела на проплывавшие за окном кареты фасады. Они согласятся. Должны согласиться. У них просто нет другого выхода. План сатрапа оказался превосходен. Все фигуры на доске, от ферзя до последней пешки, вели себя в полном соответствии с замыслом игрока. Проигрыш был невозможен. Империя лишилась юга, а сатрап Аршапур обрёл первый кусочек для своего будущего царства.

Волхв Дунстан протянул Малфриде чашку какого-то бурого отвара.

— Хорошо успокаивает. Ты ужасно выглядишь. Тебе нужно поспать…

Девушка посмотрела на него умоляющим взглядом.

— Я не могу… Я закрываю глаза, а они кричат…

Дункан понимающе вздохнул.

— Со временем это пройдёт. Такова война. Это ведь первый раз?

— Ну… в общем да. Мне приходилось колдовать, но как-то обычно всё обходилось… обходилось без… без…

— Без погибших, — сказал за неё Дунстан, — выпей, это должно тебя немного успокоить.

— А потом… потом, я зашла в караулку. И они все… были там… Я даже не сразу их заметила. Там всё было такое… такое… обугленное…

Девушка всхлипнула и просительно глянула на Дунстана.

— Ты можешь сделать так, чтобы я всё… забыла? Ты же волхв, ты должен это уметь?

Он покачал головой.

— Не стоит трогать память. Это очень тонкая материя, одно неверное заклинание, и человек может забыть не только, как его зовут, но даже как ходить и разговаривать…

Малфрида понуро уставилась в чашку. Затем принюхалась и сморщилась.

— Какая гадость, — произнесла она устало.

— Честное благородное слово, только травы, — чуть испуганно сказал волхв, — никаких особых ингредиентов.

Девушка, судя по всему, пропустила это замечание мимо ушей и поднесла чашку к губам.

Грохот чуть не слетевшей с петель двери заставил её остановиться. На пороге возникла Смиона. Выражением лица она напоминала привидение.

— Ты… ты… ты должна что-то сделать! — крикнула она Мольфи, — он тебя слушает… ты сможешь его уговорить!

— Кого уговорить? Что случилось? — волшебница отставила чашку и удивлённо посмотрела на алхимика.

— Они собираются принести её в жертву!!! — выпалила Смиона.

— Кто? — воскликнул Дунстан.

— Кого? — спросила Мольфи.

— Да не сидите же вы, как истуканы! — заорала алхимик, — они уже начали!!!

Дунстан взял отставленную волшебницей чашку и протянул её Смионе.

— Пей!

Та, совершенно автоматически проглотила содержимое, наморщилась, затем пробормотала.

— Валериана, корень травоглода и вытяжка из… — она укоризненно посмотрела на волхва, — а вот это было уже лишним. Хватило бы и первых двух…

Тут в её голове сработал какой-то переключатель, и на лице снова появилось выражение обезумевшего призрака.

— Мы должны их остановить! Немедленно!

— Кого я должна была уговорить? — спросила Мольфи.

— Родгара. Он тебя послушает…

— Он с ними? — ужаснулся волхв.

Смиона отрицательно покачала головой.

— Не думаю, что он в курсе, это затея того маслянистого кабатчика, Лудольфа…

На лице женщины появилось выражение крайнего омерзения.

— Хорошо, я иду, — Мольфи быстро поднялась со стула.

Родгар перебирал бумаги в рабочем кабинете покойного барона Аргинбальда. Ящики комода были выдвинуты, а письменный стол напоминал крышу охотничьего домика в снежную зиму. Бумаги там уже не помещались и шурша осыпались на пол.

— Что случилось? — удивлённо спросил он, подняв взгляд на вошедших.

56
{"b":"270062","o":1}