ЛитМир - Электронная Библиотека

Волшебница снова коснулась пальцами чашки.

— А как же теперь вы?

Хельг с деланным равнодушием пожал плечами. Мелиранде показалось, что его голос немного дрогнул.

— Поеду в Кричные горы, наверно.

— Домой?

Маг покачал головой.

— У меня нет дома. Я был единственным сыном.

Чашечка в руках Мелиранды заметно дрогнула, едва не выскользнув из пальцев.

— У одного из моих студентов башня в Косогорье, — пояснил Хельг, — он пригласил меня погостить.

Мелиранда понимающе кивнула.

— Полагаю, в резиденцию вашей конгрегации вам сейчас ехать не хочется, — сказала она.

— Очень хочется, — вздохнул маг, — там прекрасно. Этот воздух, горизонты, облака проходящие у ваших ног… О чём ещё может мечтать волшебник? Какая жалость, что я так и не собрался вас туда пригласить. Вам бы понравилось.

— Несомненно, — Мелиранда нервно поджала губы, — но неужели ваши коллеги так мстительны?

— Достаточно, — поморщился Хельг, — но дело не в этом. Они пошли на поводу у этого огневика. Они выгнали меня. После всего, что я для них сделал, они меня выгнали!

— Мне очень жаль, — повторила Мелиранда, нервно раскачивая чашечку.

— Вы не виноваты. Сораниус давно метит в верховные маги. Не секрет, что он мечтает об объединении всех конгрегаций в единый магический конклав с собой во главе. И он только воспользовался поводом…

— Но поводом была я, — напряжённо сказала Мелиранда.

— Он мог бы найти и другой.

— Они не должны были с вами так поступать.

— Бросьте. Если они полагают, что могут без меня обойтись, пусть попробуют. А я всё равно давно собирался отдохнуть и дописать, наконец, свою монографию о шаровых молниях.

Повисла неловкая тишина. Мелиранда продолжала теребить чашечку, Хельг разглядывал кружевной узор на скатерти. Наконец он набрался решимости и спросил.

— А вы, совершенно случайно, не собирались в Кричные горы? Говорят в это время года в Косогорье очень живописно…

— Я очень признательна, но, увы, я посол. Я не принадлежу себе. Дела службы заставляют меня оставаться в столице.

— Да-да, конечно, я всё понимаю, просто… просто, я подумал, что даже у послов может быть… могут быть… ну, каникулы.

Она грустно улыбнулась.

— Боюсь, что пока у меня не ожидается выходных.

— Я понимаю, — вздохнул Хельг.

— Совсем не ожидается, — повторила Мелиранда, — да и на вашей карьере наши беседы уже сказались не лучшим образом. Не думаю, что стоит ухудшать всё ещё больше…

— Но всё-таки. Может быть как-нибудь, когда всё уляжется. После коронации…

Мелиранда улыбнулась ещё грустнее.

— Боюсь, что всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Я буду рада, если у вас всё сложится гладко. Прощайте.

Хельг нервно хрустнул пальцами и ничего не ответил.

Когда провожавший его дворецкий вернулся, она всё ещё сидела за столом и разглядывала чашечку.

— Что-то ещё госпожа?

— Нет, спасибо, ничего, — она с преувеличенной аккуратностью поставила чашечку на полку.

— Вы его прогнали? — почтительно спросил дворецкий.

— Я многих прогоняла… Но этот хуже всего. Чувствую себя, будто побила доверчивого щенка.

Она оставила чашечку в покое и развернулась к дворецкому.

— Принеси что-нибудь выпить, что ли…

С балкона открывался вид на столицу и реку. Летом или зимой этот вид, несомненно, заслуживал кисти живописца, но поздняя осень вряд ли привлекла бы художника. Над крышами нависла серая хмарь, и с улицы тянуло холодом и сыростью.

Верховный маг конгрегации огня поплотнее закутался в свою оранжевую мантию. Его собеседник — верховный ординатор Барло промозглой атмосферы будто и не замечал.

— Вы не слишком ли круто с ним обошлись? — спросил ординатор.

— Старый воздушник это заслужил, — проворчал Сораниус.

— Вы могли бы предложить ему почётную отставку, формально по собственному желанию… или состоянию здоровья, — заметил Барло.

— Он бы остался в конгрегации и сохранил влияние…

— А оно у него было?

— Старого Хельга уважали. Знали, что он тряпка и на него нельзя положиться в административной части, но как специалиста уважали…

— А он угрожал вам именно как специалист?

Сораниус внимательно посмотрел на спрашивавшего, но так и не смог уловить в его глазах хотя бы каплю иронии.

— Конгрегацию воздуха нужно было ослабить. Теперь у них нет даже формального лидера, потенциальные преемники сцепились друг с другом и мне не составит труда получить их согласие на реформу…

Барло сложил руки домиком и внимательно посмотрел на собеседника.

— А Терений? — спросил он.

— С земельными магами разберёмся после коронации. Поддержка Терением узурпатора дорого им обойдётся, — Сораниус усмехнулся.

— А если изберут Дидерика?

Сораниус насторожился.

— Отец Барло, вы меня начинаете удивлять. Я был твёрдо уверен, что вы на стороне Сигибера.

— Трудно быть убеждённым сторонником того, кто столь легко пошёл на условия врага.

— Мы отобьём эти земли как только решим внутренние проблемы…

— Не сомневаюсь, — ответил Барло, — но важен принцип. К человеку, который не задумываясь жертвует страной ради власти необходимо отнестись с настороженностью.

Сораниус потуже натянул перчатки и раздражённо посмотрел в сторону распахнутой двери на балкон. В комнате определённо становилось уж слишком прохладно.

— Ваша преданность Империи заслуживает уважения, — сухо произнёс маг, — но в политике также весьма значима преданность союзникам.

— Хельг ведь был вашим союзником? — ровным голосом поинтересовался Барло.

— Ему стоило держать себя в руках… — в голосе Сораниуса зазвучало раздражение, — женщины коварны и вероломны. Они способны играючи манипулировать нами. Я даже подумываю ограничить их право заниматься волшебством…

— Не они способны манипулировать, а вы достаточно слабы, чтобы им это позволить, — философски заметил ординатор, — а потом начинаете валить всё на женщин…

— Послушайте, Барло, заканчивайте читать мне нотации. Позиции Сигибера безупречны. Армия на юге сдерживает Шиамшара, наследник вот-вот будет в столице, и мы немедленно проведём выборы, после которых Дидерику придётся или сложить оружие и отправиться в ссылку, либо стать полноценным мятежником и врагом императора и веры. Если вас что-то смущает, то рекомендую заранее подыскать себе удобное местечко для заслуженного отдыха. Сигибер не слишком ценит тех, кто ему изменил…

Барло флегматично посмотрел на раздражённого мага.

— Каждый может совершить ошибку или необдуманный поступок. Но если он начинает совершать их слишком часто…

— О чём это вы? — насторожился маг.

— Ничего существенного, так пустяки. Просто хочу заметить, что когда ошибки начинают входить в привычку, это серьёзный повод задуматься.

— Вы угрожаете нам, отец Барло?

— Ну что вы, мэтр Сораниус, я достаточно долго прослужил в ординатуре, чтобы избавиться от этой вредной привычки. Ординатура никогда никому не угрожает, она лишь предостерегает…

Глава 11

Адмирал Шиамшар был рослым, даже немного грузным мужчиной в том возрасте, когда стремление к приключениям уже позади, но обращаться "эй, дед" окружающим в голову ещё не приходит.

Сейчас он полулежал в кресле, держа в руке внушительного размера золотую чашу с вином, и насмешливо разглядывал стоявшего перед ним серенисского негоцианта Марко Леоне.

— И какие ваши предложения?

— Я уже сказал, благодарность горожан за снятие осады будет исключительно велика…

— Даже самый благодарный человек не способен отдать больше золота, чем у него есть.

— Серенисса весьма богатый город, адмирал.

— Ты не понял, старина, сколько бы вы ни заплатили, это не будет больше того, что я смогу отобрать силой. Кстати, вина хочешь?

Марко хмуро покачал головой.

— Вы чересчур самоуверенны, адмирал. Горожане стойко обороняются, а наши войска в предгорьях изготовлены к бою. Победа не достанется вам так уж легко.

59
{"b":"270062","o":1}