ЛитМир - Электронная Библиотека

Мольфи шла по коридору, раздумывая, как заговорить с Родгаром. И никак не могла придумать что именно ему сказать. Но она обязана с ним поговорить. То, что выяснилось в Сторожевом замке, наводило её на мысли о нечестной игре. Куда пропала та девушка — Вендис? Почему Сигибер посадил под арест вторую сестру ордена?

Родгар говорил, что принц погиб на охоте. Но с чего это Лизандия понесло охотиться в такое время? Не настолько же он был глуп. Вообще этот несчастный случай произошёл как-то подозрительно вовремя. Укен говорил, что Родгар заказал маску уже давно. Судя по сделанным Мольфи подсчётам, это случилось ещё до того, как настоящий принц так неосмотрительно решил поохотиться на волков. Откуда Родгар мог узнать, что всё так обернётся?

Не мог же он всё это сам это подстроить? Или мог? Она поняла, что на самом деле знает его не так уж и хорошо. Да они много путешествовали вместе, но она никогда по-настоящему не понимала его. И от этого Мольфи становилось не по себе. Ну ладно. Может быть ему и плевать на неё как на человека, но боевой маг то ему позарез нужен… Хотя бы это должно заставить его считаться с ней. Она ему всё так же необходима. Если не как друг, то как оружие…

Увлечённая своими мыслями она распахнула дверь, даже не постучавшись. Родгар сидел в кресле возле камина. Напротив него устроился средних лет мужчина в простой, но добротной одежде. Судя по не до конца высохшему плащу, висевшему на стене, незнакомец прибыл в замок совсем недавно.

— Извините… — несколько растерянно пробормотала Мольфи, — я не знала… я вам помешала.

— Ничуть, — улыбнулся Родгар, — мы тут обсуждали некоторые дела…

Его собеседник чуть напрягся. Лицо человека показалось девушке подозрительно знакомым. Но она не могла вспомнить откуда, его черты ускользали от её памяти. Но она точно его где-то видела.

— Я могу зайти попозже, — вежливо сказала Мольфи.

— Да это было бы лучше, — столь же вежливо ответил ей Родгар с лёгким холодком.

Она чуть поклонилась и подалась назад, чтобы закрыть дверь. Родгар бросил в камин какой-то свиток, и пламя ярко вспыхнуло, бросив желтоватый отсвет на его собеседника. И вот тут Мольфи его узнала…

— Мэтр Сораниус?

Она не видела его много лет, но забыть человека посвятившего её в волшебницы, начавшего её обучение, а затем продавшего с потрохами ординатуре было невозможно. Если бы её не сбило с толку его простое одеяние, она бы узнала архимага сразу.

— У вас хорошая память, — не слишком радостно проскрипел тот, — господин Родгар упомянул, что вы ему помогали…

— Но что вы здесь делаете? — Мольфи пропустила мимо ушей слова Сораниуса.

— Я теперь принц, и сражаюсь на стороне империи, — улыбнулся Родгар, — конгрегация магов огня не могла отказать мне в помощи.

— Ясно, — прошептала девушка и прикрыла за собой дверь.

Глава 16

В комнате пахло свечным воском, книжной пылью и ламповым маслом. В помещении Роб не носил своей огромной шляпы, отчего казался непривычно маленьким и постаревшим. Мольфи устроилась на лавке и, сложив руки на коленях, нервно мяла пальцами шерстяную ткань подола.

— Родгар начинает меня пугать, — говорила она, — я поверила ему, что эта самозванческая авантюра может иметь какой-то смысл, но он… он слишком увлёкся. И ещё этот несчастный случай с принцем. Мне даже стало казаться, что он был не таким уж и случайным.

— И что навело вас на подобные мысли? — поинтересовался Роб.

Мольфи отметила, что в его голосе не было удивления, а на лице не отразилось никаких эмоций. Как будто он это уже знал. И это ей не понравилось.

— Маска, — сказал она, — Родгар заказал её задолго до гибели принца. И ещё эта девушка…

— Какая девушка? — вот теперь Роб слегка удивился.

— Та сестра ордена, которую послали к нему в замок.

— С ней что-то случилось?

— Она пропала. Люди в Сторожевом замке клянутся, что никогда её не видели…

— Возможно, они говорят неправду, — рассудительно заметил Роб.

— Именно. Вот только почему они её говорят? Я была у них на псарне — все собаки целы, без единой царапины, сыты и откормлены. Охотничьи рогатины хранятся в чехлах, которые успели запылиться, а с охотничьих арбалетов сняты тетивы, и их механизмы в старой смазке… Уже много месяцев никто в этом замке не охотился.

— Возможно, — кивнул Роб, — но что это меняет?

— Как что? — буквально подскочила волшебница, — как что меняет? Это означает, что принца могли убить!

— И что?

Мольфи непонимающе моргнула.

— Убить, — повторила она для надёжности, — лишить жизни. Умышленно.

— Он умер, — Роб аккуратно снял нагар со свечи, — и какая теперь разница как именно это случилось? Покойнику всё равно.

— Живым не всё равно! — краснота на её лице укрыла выцветшие за зиму веснушки, — одно дело, если Родгар был вынужден воспользоваться случаем, и совсем другое, если он всё это сам и устроил.

— Это дела прошлого, — покачал головой Роб, — оставим их мертвецам. Суть в будущем.

— Дело, стоящее на крови и обмане, не имеет будущего, — отрезала Мольфи.

— Вы ещё молоды, — её собеседник вздохнул, — и не слишком опытны. Возможно со временем, вы поймёте, что главное это результат. И не так уж важно как он достигнут. Когда стоишь у цели, без разницы каков был к ней путь.

Она насупилась.

— Все наши действия имеют последствия. Все наши мысли отражаются в магическом зеркале. Я волшебница, я это знаю. Я это вижу. И когда мы движемся к цели, последствия наших дел идут к ней вместе с нами. И стоя в конце пути, разумно оглянуться на тех призраков, что мы привели с собой.

Пальцы Роба отбарабанили по кромке столешницы.

— Эти призраки останутся позади. Их ждёт забвение. Главное, что цель достигнута. Нельзя давать призракам себя обмануть…

— Нельзя, — эхом отозвалась Мольфи, — именно поэтому мы не должны позволить Родгару и дальше совершать ошибки. Он, кажется, на самом деле возомнил себя принцем.

— Он стал им.

— Да нет же. Как вы не понимаете, он лишь играет его роль. Он не принц. И он должен это понимать!

— Если он выглядит как принц, действует как принц, если люди верят, что он принц, то какая разница?

— Огромная. На его руках кровь настоящего принца!

— Вы боитесь привидений и оживших мертвецов?

— Нет. Я боюсь глупостей и ошибок, которые он творит. Он обманул меня. Он обманул вас. Он обманывает всех.

— Но ему верят?

— Я уже нет, — она бросила на Роба злой взгляд, — и хотя я наивно полагала, что смогу найти у вас поддержу, но судя по всему, ошибалась.

Он вздохнул, и сплёл пальцы лежавших на столе худых рук.

— Я тоже не в восторге от его действий. Я не разделяю ваш пиетет к титулам, но отнюдь не считаю убийство и обман благими делами. Но увы, они уже свершились. И думаю, что нам разумно будет пожать их плоды к вящей пользе нашего дела. Родгар может стать правителем. Он может стать хорошим правителем. А может — плохим. И наша задача направить его в верном направлении.

— Я не считаю, что на столь недостойном фундаменте можно возвести хороший дом, — упрямо тряхнула она головой, — и если Родгар убивает и лжёт на пути к власти, отчего он не будет делать этого, её получив?

— Вы слишком чистоплотны, Малфрида, — вздохнул Роб, — вам не стоит заниматься политикой.

— Возможно, — она поднялась, — но всё равно спасибо, что согласились меня выслушать.

— Всегда рад поговорить с умным человеком, — он едва заметно улыбнулся.

Она вышла из кельи и пошла к себя, медленно закипая по дороге. Смиона встретила её с миниатюрной леечкой в руках. Алхимик поливала цветы, которые уговорила Малфриду пристроить в лотке на подоконнике, утверждая, что это ничуть не хуже, чем настоящая оранжерея, только поменьше.

— Ну что? — спросила она, аккуратно просовывая носик лейки между листочками.

— Ничего! — огрызнулась волшебница, — он всё уже знал. И пытался меня убедить, что всё так и должно быть. И уговаривал меня заняться воспитанием этого… этого… Родгар же обещал, что больше не будет обманывать!

86
{"b":"270062","o":1}