ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не удержалась и скосила взгляд на так до конца и не оттёртое Манчем бурое пятно на дубовых половицах.

— Догадываюсь.

— Мужайтесь, дитя моё, — произнёс Аримунт, — отец Барло защитит вас.

— Значит, я останусь в этой башне и дальше, — сказала она, — или вы увезёте меня отсюда?

— Здесь, конечно, довольно опасно, — Барло пригладил остроконечную бородку, — но и увозить вас рискованно. Дело идёт к сражению.

— К сражению? — удивилась девушка, — с кем?

— Дидерик прорвался через горы с верными ему людьми, пока перевалы ещё не закрылись, и теперь наступает с юга. Сигибер пошёл на сговор с мятежниками именно из-за того, что ему нужны солдаты.

— У него есть рыцари графа Хорнута.

— Их мало. Дидерика поддержал весь юг и к нему присоединились наёмники и горцы. И его войско уже на подходе. В самом скором времени путешествовать в этих краях будет весьма опасно.

— Сюда тоже могут прислать убийц, — сказала девушка.

— Мои люди охраняют башню внизу и сторожат галереи возле подъёмника, — заверил её Барло, — здесь вы в полной безопасности. По крайней мере, настолько, насколько это возможно обеспечить моими скромными усилиями.

— Я хотела задать ещё один вопрос, — сказала Вендис, опустив взгляд, — кто осмелился назвать себя именем принца?

— Некий барон Ласи, — сухо ответил Барло, — враг императора и веры, отступник и мятежник. Именно он послал вас с письмом в Сторожевой замок.

Девушка молча сжала кулаки.

— "Так, главное ничего не забыть".

Просто удивительно, какой массой барахла она успела обрасти за проведённые в Бычьем Лбе пару месяцев…

— "Эти перчатки тоже возьмём, в лесу будет холодно, и если верхние промокнут, то нужны будут запасные. Сюда положим эти свечи. Настоящий пчелиный воск, жалко бросать, когда ещё такие попадутся, и немного чистого пергамента, если нужно будет что-нибудь записать…"

Она всей тяжестью придавила крышку ларца, и с лязгом защёлкнула скобу.

— Кажется всё…

Мольфи с грустью оглядела комнату.

— С собой мы должны взять только самое необходимое, — строго заметила Смиона.

Волшебница скептически посмотрела на её короба.

— Что? — с некоторым вызовом поинтересовалась алхимик, — я же не могу оставить все эти ингредиенты и снадобья?

— Да нет, ничего, — Мольфи невинно улыбнулась и взялась за кольцо, вделанное в крышу ларца.

Он был довольно увесистым, и она засомневалась, стоило ли брать те книги. Впрочем, Смиона обещала пару вьючных мулов, так что вся задача — донести ларец до конюшни. С этим, она уж как-нибудь справится.

Девушка выглянула в окно. Во дворе, как всегда, толклось множество людей. Упражняющиеся пехотинцы, сплетничающие кухарки, торопившиеся по делам слуги. К счастью, по пути в конюшню пересекать двор не понадобится. Они не собирались афишировать свой отъезд.

Мольфи взялась рукой за оконную раму. С улицы в распахнутую створку врывался свежий морозный воздух. Она задержалась, глядя на массивные квадратные башни и тяжёлые каменные галереи замка. Девушка вдруг поняла, что успела привыкнуть к этим постройкам… и к этим людям.

— Нам пора, — нетерпеливо произнесла Смиона.

— Никак спешите? — поинтересовался знакомый голос.

Мольфи чуть не подпрыгнула и резко повернулась. Смиона выхватила из-за корсажа стилет.

Лудольф сидел в уголке на стуле с выражением застарелой скуки на лице.

— Как… долго… — только и смогла пролепетать волшебница.

— Да давненько уже, — Лудольф почесал колено.

Не исключено, что он говорил правду. Пока она собиралась, Мольфи практически не глядела по сторонам, погружённая в отбор и упаковку вещей. Как давно этот тип смог просочиться и затаиться, можно было только гадать.

— Я тебя убью, — прошипела Смиона, лицо которой побагровело от ярости.

Лудольф только покачал головой. Затем выпрямился, оттолкнув стул ногой. В его руках появились два странных устройства, показавшихся Мольфи подозрительно знакомыми. Алхимик побледнела и отступила на несколько шагов.

— Ты не посмеешь… — прошептала она, — тебя услышат.

— Последнее время госпожа алхимик частенько что-нибудь взрывали, — Лудольф чуть заметно усмехнулся.

Мольфи растерянно стояла возле окна, пытаясь сообразить, что делать. Как назло мысли в панике метались по её голове, никак не желая приобретать хоть какой-то порядок.

Лудольф повернул к ней металлическую трубку, завершавшую одно из устройств. Его лицо сразу приобрело серьёзность.

— Отойдите от окна, пожалуйста.

Выражение глаз Лудольфа ей крепко не понравилось.

— И закройте створку, — добавил он.

Его плащ распахнулся, и она разглядела на поясе оправленный в металл рог и кожаный мешочек набитый, судя по тому, как он был растянут, чем-то похожим на некрупные орехи.

Она деревянно повернулась и взялась пальцами за край створки.

— Медленно и спокойно, пожалуйста, — добавил Лудольф.

Смиона в углу жалобно пискнула от ужаса. И тут Мольфи наконец сообразила, что за предметы он держал в руках. Она видела такое устройство на картинке в той книге…

— "…используется тяжёлый снаряд из свинца. Он вылетает с такой скоростью, что может пробить человека насквозь…" — пронеслось в голове.

Ей очень не хотелось быть пробитой насквозь…

— "Зачем он просит закрыть окно? Почему он просто не позвал Родгара? Если он всё знал, он же мог просто нас арестовать!"

— Поторопитесь же, — повторил он.

Мольфи ощущала кончиками пальцев шершавое дерево. Сейчас она закроет окно, отойдёт от него… И он пробьёт её насквозь. Или не насквозь? Она поняла, что это уже не важно. Как только она сделает то, что он просит, в комнате останется два трупа. Он не хочет стрелять пока она стоит у окна. К взрывам обитатели замка может и привыкли, но к выпадающим из окон телам волшебниц — ещё нет.

— Ну же, что вы тянете? Или мне придётся убить вашу подругу.

Она стояла лицом к окну и не могла видеть лицо Смионы, но ощущала её ужас. Пальцы Мольфи впились в деревянную раму. Пока она стоит здесь он её не убьёт. Её — нет. А вот Смиону.

Лудольф что-то почувствовал, и в его голосе зазвучали странные нотки, чем-то напоминавшие страх.

— Никакого колдовства, или ты покойница. Медленно закрой окно, и отойди от него… пятясь. Вздумаешь повернуться ко мне лицом, и я выстрелю. И шевелись быстрее.

Он боится. И может выстрелить в любой момент, как заподозрит неладное. Мольфи посмотрела в окно. Третий этаж. Каменный двор. Даже если она успеет выпрыгнуть, и ей повезёт выжить и всего лишь охрометь, то Смиону уже точно ничто не спасёт. А время выходит.

Она скосила взгляд на глянцевую поверхность оконной створки. Мутное стекло отражало комнату за её спиной. Смиона прижалась к стене, и в её глазах застыл почти суеверный ужас. Она делала порох и многое знала о его применении. Слишком многое, чтобы сохранить хладнокровие. Лудольф стоял в дальнем углу, и даже в искажённом неровностями стекла отражении было видно как он нервничает. Один пистолет был направлен ей в спину, второй — Смионе в грудь. Лицо было напряжено и он, похоже, прикусывал губу, силясь принять лучшее решение. Огромная пороховница на его поясе чуть заметно покачивалась, казалось, ноги его лишились былой твёрдости.

Мольфи различила едва слышный звук проворачивающейся металлической детали.

— "Сейчас он выстрелит", — поняла она — "только в кого"?

Она посмотрела во двор. В воздухе кружились первые снежинки. Начинался снегопад. А она ведь действительно привыкла к этому замку…

Мольфи закрыла глаза и представила себе магическое отражение мира.

А потом это отражение взорвалось.

Когда она обрела возможность слышать, первыми стали проклятия и жалобы Смионы.

— Какая мерзость! Уберите с меня эту гадость! О, ужас, моё платье! Что стало с моим платьем?! Мои волосы!!

88
{"b":"270062","o":1}