ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот и хорошо.

Они ехали вдоль реки ещё два дня. На утро третьего на высоком берегу показался укреплённый лагерь. Речные откосы были дополнены часоколами и импровизированными башенками.

— Грамотно, — сказал Климп, разглядывая укрепления.

Мольфи же смотрела на разноцветные знамёна, хлопавшие на ветру. Их было не слишком много, но достаточно. И гербов на них она не знала. Чуть в стороне стояло несколько штандартов, чьи древка и перекладины украшали лисьи и волчьи хвосты, и черепа медведей и зубров.

— "Значит, горцев он тоже привёл", — сказала она про себя.

Отряд остался на берегу, а Мольфи, Климп, Смиона и два жреца поскакали к воротам лагеря. Стража отодвинула рогатки, и они проехали внутрь, лавируя между рыцарских шатров, фургонов и крытых шкурами и войлоком горских палаток.

Принца они нашли в самой середине, возле большого шатра, над которым развевался синий с золотым грифоном имперский штандарт.

Дидерик сидел на специально вынесенном на улицу кресле. Он изменился. Стал массивнее и крепче, отпустил небольшую бороду и длинные волосы. Лицо стало жёстче, а глаза мудрее. Это был уже не юноша, которого она помнила, а серьёзный взрослый мужчина.

За его спиной неподвижно возвышался телохранитель-горец в начищенной кирасе под меховым плащом и с огромным двуручным мечом в руках. Чуть в стороне Мольфи разглядела свиту. В основном закованные в доспехи рыцари. Но несколько человек заметно выделялись из общей массы. По левую руку стояла бледная женщина, завёрнутая в бархатный плащ, и окружённая молчаливыми неприятными людьми в тёмной неброской одежде. Женщину Мольфи знала — это была волшебница Мелиранда. Девушку лишь удивило, как она оказалась здесь, хотя по всем правилам должна была быть в столице. По крайней мере, таков был изначальный план. Мелиранда делала вид, что первый раз в жизни видит Мольфи, и та ответила ей тем же. Тем не менее её насторожили странные люди, сопровождавшие посла. Их она не знала, и ей казалось, что от них исходит какая-то смутная опасность.

По правую руку от Дидерика стоял невысокий человек в простой, но немыслимо чистой и аккуратной одежде. Такого было легко представить где-нибудь в богатых городских кварталах, но никак не в полевом лагере мятежной армии. Он не носил никаких доспехов, и у него было на редкость непримечательное лицо. Мольфи оно казалось одновременно знакомым и незнакомым. Но в любом случае этот человек был настолько неброским, что если она не делала специального усилия чтобы его замечать, он словно бы растворялся в окружающих, сливаясь с креслом и свитой.

Зато второй, стоявший рядом, был не просто заметен. Он был исключительно заметен. Как большое яркое пятно на ровном фоне.

Это был рослый и мощный мужчина, с румяным лицом, каштановыми волосами и рыжеватой бородой. Даже когда он ничего не говорил, создавалось впечатление шумного человека. Разнообразные меха окутывали его фигуру, приоткрывая кое-где набранный из пластинок доспех. Плечо и талию охватывал яркий шерстяной плед, расцвеченный сине-белыми шашечками, на грудь спадала массивная золотая цепь, а шею охватывала золотая же гривна с навершиями в виде кабаньих голов. Дополняли наряд горца меч, огромный кинжал и двуручный топор.

Мольфи поклонилась Дидерику.

— Мы покинули Бычий Лоб, чтобы принести вашему высочеству клятву верности. Я приношу её вам от имени всех моих людей, и если высочество сочтёт возможной её принять…

— Я рад каждому, кто готов быть моим другом, — ответ прозвучал несколько официально, но Мольфи обратила внимание, что голос Дидерика практически не изменился за прошедшие годы.

— Мои люди ждут у реки, ваше высочество.

— Мой конюший распорядится, чтобы их разместили и накормили с дороги.

Принц сделал знак одному из стоявших позади рыцарей. Тот поклонился и вышел вперёд.

— Капитан Климп, — сказала Мольфи, — приведите людей.

Тот тоже поклонился и они с конюшим удалились. Девушка ожидающе смотрела на Дидерика.

— Я надеюсь, вы будете верно служить наследнику престола и отстаивать его права, — продолжил Дидерик; он говорил о себе в третьем лице, подчёркивая, что речь идёт о присяге не лично ему, но короне.

Девушка опустилась на одно колено. Смиона последовала её примеру. Капеллан и Барло, как служители культа, лишь поклонились.

— Я отдаю себя в ваши руки, сир, — завершила Мольфи процедуру присяги, — чтобы служить вам и защищать вас, и полагаюсь на вашу честь и щедрость.

Она поднялась и машинально смахнула прилипший к подолу снег.

— Ну, вот и отлично, — громыхнул стоявший по правую руку принца горец.

Дидерик улыбнулся и уже собрался подняться с кресла, когда вперёд шагнул Барло.

— Ещё одна минута, ваше высочество.

— Да, верховный ординатор?

— "Верховный ординатор"? — пронеслось в голове Мольфи.

Барло поклонился.

— Ваше высочество забыли одну мелочь.

— Какую?

— Она, — Барло указал на Мольфи, — чернокнижница и преступница. Принц Дидерик вправе принять её присягу, но наследник престола не может оставить её без наказания.

— Ты же обещал… — едва слышно прошептала девушка.

Вокруг стало тихо. Смиона побледнела как полотно.

— Её вину следует для начала доказать, — заметил Дидерик.

— Все видели как она творила волшебство. Никто кроме посвящённых магов имперских конгрегаций не имеет такого права на землях Империи.

— "Жаль, что я тебя не повесила"…

— Она сама пришла ко мне…

— И это ей зачтётся, — кивнул ординатор, — но закон должен восторжествовать.

— Как наследник я могу её помиловать?

Барло покачал головой.

— До коронации у вас нет такого права. Только император может. А как истинный наследник вы должны продемонстрировать уважение к законам. Арестуйте её, и тем самым вы лишний раз подтвердите своё право…

Глава 17

Дидерик облизнул губы. Барло выжидающе смотрел то на него, то на Мольфи. Пёстро одетый горец, стоявший по правую руку принца, нахмурился, а в лице Мелиранды промелькнуло болезненное выражение. Возвышавшийся за троном телохранитель чуть подался в сторону и его пальцы едва заметно стиснули рукоять меча.

— "Не успеет" — подумала Мольфи, и тут её взгляд упал на неприметного человека в купеческой одежде рядом с троном, — "а вот этот — да…".

Кинжал в его скрытой плащом руке волшебница не столько видела, сколько догадывалась, что он там был. И отчего-то была уверена, что клинок тяжёл, хорошо отбалансирован и его владелец прекрасно умеет его метать… Где-то на пороге слышимости поскрипывали механизмы изготовленных к бою арбалетов.

Она ощутила мерзкое чувство дежавю. Всё это уже было. Совсем недавно. Человек с наведёнными на неё пистолетами, там в замке… Но тот был один, у него на поясе висела пороховница, которую было легко поджечь и он собирался их убить. И там не было ординатора… Ходили слухи, что ординаторы и сами были сильными магами. Одни волшебники это опровергали, другие недоверчиво пожимали плечами, но никто не знал точно. И никто особо не стремился это проверять.

— Это ложь, — вдруг услышала Мольфи свой собственный голос, неожиданно холодный и рассудительный — такой был у волшебницы Симахтаб, когда та ещё являлась среди них двоих с Мольфи главной.

Дидерик посмотрел на девушку с едва заметным удивлением. Барло неожиданно радостно прищурился.

— Вы отпираетесь, что творили волшебство? — промурлыкал он.

— Нет, ваша бдительность, — она холодно улыбнулась ему в ответ.

— Тогда в чём ложь? Вы полагаете себя исключением из древних и незыблемых законов, на которых стоит Империя?

— Нет, ваша бдительность.

— Так что именно показалось вам ложью? — в его глазах на мгновение блеснула неуверенность человека, заподозрившего, что события вдруг приняли незапланированный оборот.

— Я посвящённый маг и имею на это право…

— Вот как? — холодно заметил Барло, — и вы можете это доказать?

90
{"b":"270062","o":1}