ЛитМир - Электронная Библиотека

Дидерик замялся.

— Император должен понимать, что надевая корону, он получает нечеловеческую власть и силу. И он должен ей соответствовать, — мягко заметил Барло.

— Но он всё равно остаётся человеком.

— Да. Но становится и кем-то сверх того.

В шатре повисло молчание. Дидерик поболтал вино в бокале и допил.

— Итак? — спросил он.

— Вы можете стать императором, — сказал Барло, — но как вы поступите со своими врагами?

— Каждый имеет право поддержать того кандидата, кого считает нужным. Пока император не избран, это не преступление.

— А как быть с теми, кто обратился к тёмному волшебству?

— Это уже ваша работа, отец Барло.

— И я её сделаю, — кивнул тот, — но ведь есть и люди, искренне впавшие в заблуждение…

— Неужели мне говорит это калёное железо? У него ведь нет эмоций.

— У него есть разум. Род Сигибера древен и уважаем. Но князю не удалось родить наследника. По крайней мере пока… Если князь покинет свой престол сейчас, это подаст скверный пример и породит большой раздор.

— У князя ещё осталось время образумиться. Если же он встанет бок о бок с мятежниками и чернокнижниками, и поднимет оружие против законного претендента, то, увы, его древний род окажется навсегда запятнан…

— Вы разумный человек, — заметил Барло.

— И я очень надеюсь, — добавил Дидерик, — что князь осознает свои ошибки и сделает из них выводы. Особенно в отношении скромности и умеренности…

— О, я уверен, что его княжеское высочество долгие часы посвятит раскаянию и сожалениям.

— Полагаю, он будет раскаиваться, и сожалеть на достаточном удалении от двора. Говорят, у него есть много затерянных охотничьих замков.

— Несомненно, — Барло опустил на стол пустой кубок, — отменное вино, я вам уже говорил?

Дидерик кивнул.

— Вы ещё погостите у меня? — спросил он.

— Нет, мне предстоит вернуться в столицу, а по дороге я намерен перемолвиться парой слов с князем Сигибером.

— Уверен, в вашем присутствии он осознает всю глубину своего падения.

— Не сомневаюсь. Однако Родгар скорее всего даст вам сражение.

— Я готов удовлетворить его желание.

— Тогда у меня будет к вам одна просьба, ваше высочество.

— Какая, отец Барло?

— Постарайтесь, не проиграть этого сражения…

Мелиранда поправила лежавший на столике веер, и как могла обворожительно улыбнулась принцу.

— Ваше высочество были так добры, предоставив мне эту аудиенцию…

— Вы же посол, — Дидерик улыбнулся в ответ, — разве я мог отказать?

Был уже глубокий вечер и шатёр освещали лишь свечи, горевшие в паре бронзовых канделябров.

— Я слышала, будет сражение?

— Увы, — развёл руками принц, — мне не оставили иного выбора…

— Лизандий силён, а ваша армия не так уж многочисленна, ваше высочество.

— Сражения выигрываются не только числом.

— О, да, — чародейка снова улыбнулась, хоть и чуть натянуто, — отец Барло сам по себе стоит небольшой армии…

Когда она впервые увидела его, тогда у шатра, в простом жреческом одеянии, её сердце на секунду остановилось. Волшебница уж решила, что ей пришёл конец, но ординатор посла словно бы и не заметил. Это плохо. Это очень плохо. Он что-то знал. Но он уехал. И зачем она только на всё это согласилась…

Зачем? А у неё был выбор? Мелиранда вспомнила недавний разговор со своим "почётным эскортом"

— Мы не можем больше медлить, женщина…

— Это ваше дело, я должна была только доставить вас к принцу…

— Его слишком хорошо охраняют.

— Я здесь не при чём, я выполнила, что от меня требовалось.

— Дело должно быть сделано, ведь если он выиграет сражение…

— Вот и делайте своё дело, и не вмешивайте меня в это…

— Ты уже вмешалась, женщина. И не в твоих силах это изменить.

— Просто дайте мне уйти… я сделала всё, что вы требовали… пожалуйста…

Она просила. Она, Мелиранда, посол и волшебница, просила их как какая-то девка. А что ей оставалось? Достаточно было посмотреть в глаза этих людей… людей ли? Про Чёрное Братство рассказывали многое, и кое во что она вполне была готова даже поверить.

Хотя нет, строго говоря, это, конечно, люди… ну или человеческие существа, лучше сказать…

— Я всё для вас сделала… — добавила она.

— Сделай ещё немного, женщина.

— Я не могу… не умею, меня не учили.

— Не обманывай нас, женщина.

— А если у меня не получится?

— Постарайся, чтобы получилось.

— Но дайте мне хотя бы подготовиться…

Если у неё будет немного времени, она сможет что-то придумать. Эта новая волшебница, Мольфи. Девушка ей обязана, когда-то давно Мелиранда вылечила её после укуса ядовитой твари. Может быть…

— Нет времени. Армии уже сходятся. Мы не можем рисковать. Да и вороньё уже слетается… Их братство — скопище болванов, окостеневших в своих традициях и верящих в правосудие и справедливость, но они кое-что умеют.

Мелиранде на секунду показалось, что она видит в холодных глазах едва заметное омерзение, но нет, ей действительно показалось, у её спутников нет эмоций.

— "Они умеют не меньше вас", — подумала она, — "если не больше. Братство Чёрного Ворона старше, и вы когда-то откололись от него".

Но она согласилась. Не могла не согласиться. У неё не было выбора. Волшебница снова потрогала лежавший на столике веер.

Высокая стройная женщина разлила вино по чашам. Мелиранде она показалась знакомой. Волшебница видела её, когда приехали Барло и Малфрида, вроде бы эта женщина была с ними. Странно. Зачем она здесь?

Голос принца вернул её к реальности.

— К сожалению, у отца Барло нашлись более важные дела, и ему пришлось уехать.

— Как жаль, — Мелиранда снова попыталась улыбнуться, пододвигая себе кубок.

— Он написал мне с дороги, почтовые голуби — великое изобретение, я вам скажу.

— Несомненно, увы, в вопросах дальней связи даже магия не слишком может помочь…

Ей показалось, что Дидерик смотрит на неё чуть странно. Она снова пошевелила веер.

Она говорила, что её не учили. Это не совсем так. Да, она не знакома с тем, чему учат в своих тайных пещерах на востоке горные старцы. Но она знакома с целительством, а каждый целитель может и убивать. Если ты можешь заставить сердце идти, ты знаешь и как заставить его остановиться… Интересно, носит он или нет посеребрённую кольчугу? Хорошее средство и от кинжала и от магии. Хотя есть и другие методы. Поэтому эти твари её и послали. Сами они не смогут к нему приблизиться. А она может…

И они дали ей веер. Обычный веер. С длинной резной ручкой. И бронзовым колечком, при повороте которого и выскакивает лезвие. Они всё предусмотрели. Если колдовство не удастся, можно поднести веер к руке Дидерика и едва заметно повернуть кольцо. Трёхгранный клинок тонок как игла и очень остр. Мощности пружины хватит, чтобы он вошёл достаточно глубоко, зазубрины на кромках не дадут его быстро выдернуть, а в углублениях достаточно яда, чтобы убить быка. Яда, от которого мышцы становятся как тряпки, отказываясь подчиняться. И жертва перестаёт двигаться. А потом и дышать…

— Симпатичный веер, — заметил принц, — вы даже в такой холод носите его с собой?

— "Я же их предупреждала, что это идиотизм, зима на дворе… какой веер… ну вот, а теперь он заподозрил…"

— Это подарок, — выдавила она.

— Миленький, — принц улыбнулся, — так что вы хотели мне сообщить?

— "Надо действовать быстро, колдовством, или веером, всё равно, ещё чуть-чуть и он всё поймёт… нужно просто поднести веер и повернуть кольцо, это надёжный метод, надёжнее заклинания, сейчас мне не сосредоточится… просто повернуть кольцо и всё будет кончено… для него. А вот для меня? Почему я на это согласилась? Только чтобы продлить свою жизнь ещё на пару часов?"

Она метнула быстрый взгляд на застывшего в полутьме телохранителя. Если повезёт, он окажется достаточно темпераментным, чтобы зарубить её на месте…

92
{"b":"270062","o":1}