ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ялмар сразу понял, что в этот раз посетители таверны были не совсем обычными. Как правило, здесь собирался рядовой портовый люд — рыбаки, матросы, грузчики. Теперь же зал наполняли бородатые мужчины в пестрой и непривычной одежде, все до единого увешанные оружием.

На вошедшего капеллана никто кроме угрюмого типа на входе даже не посмотрел. Ялмар пробрался к стойке и, поздоровавшись с протиравшим кружку хозяином, спросил:

— Я слышал здесь нанимают людей в вольную роту?

Хозяин кивнул в сторону зала.

— Сам не видишь?

— Где капитан?

Хозяин молча указал кружкой в дальний угол.

В полумраке Ялмар разглядел сидевшего за столом мужчину в кожаной куртке и угловатом берете с пером. Перед ним на столе лежали какие-то бумаги и столбики монет. В отличие от прочей части зала в этом углу было очень тихо и спокойно.

— Вы капитан? — спросил капеллан, подойдя к столу.

Человек смерил его взглядом и, выдержав паузу, ответил.

— Я его лейтенант, капитан пока в отъезде.

— Хочу наняться, — без обиняков сказал Ялмар.

Лейтенант еще раз внимательно на него посмотрел.

— Капеллан? — сухо поинтересовался он.

— Так точно, воевал в…

Тот остановил его движением руки, и отрицательно покачал головой.

— Капеллан нам не нужен…

— Но я могу быть и просто лекарем?

Лейтенант снова покачал головой.

— На худой конец могу и солдатом пойти.

— Нет.

Лейтенант опустил взгляд в лежавшие перед ним бумаги и начал что-то записывать.

Ялмар немного постоял, вздохнул и пошел обратно в зал. Было ясно, что лейтенант не передумает.

— Эй, капеллан, — шепеляво окрикнул кто-то сзади.

Ялмар повернулся и увидел сидевшего за столом почти под самой лестницей коренастого человека в зеленом капюшоне. Его левую щеку пересекал неровный шрам, начинавшийся под глазом и исчезавший где-то в зарослях седеющей щетины на шее. Судя по скошенности лица с этой стороны, оставивший этот шрам удар сломал человеку челюсть и она срослась не слишком ровно.

— Не вжяли?

Ялмар согласно кивнул и не ожидая дополнительного приглашения сел рядом. Человек со шрамом отодвинул в сторону завернутую в тряпицу кривую палку, прислоненную к столу. Капеллан догадался, что это лук со снятой тетивой.

— Тоже место ищешь, Тоутон?

— И тоже не вжяли, — старый лучник приложился к кружке, — как и Грена.

Он кивком указал на сидевшего рядом долговязого парня.

— Смотрю, ты в мечники перешел, — Ялмар с уважением поглядел на прислоненный к стене двуручный клинок.

— Только пробует, — хмыкнул Тоутон, — двойного жалования ему пока не платят, говорят худой шлишком…

Грен мрачно посмотрел на лучника.

— Будут платить, отъемся…

— Так вас то что не взяли? — спросил Ялмар, — разборчивые слишком?

— Не беж того, — лучник с сожалением оглядел пустую кружку и аккуратно поставил ее на стол, — только штранная у них какая-то ражборчивость…

Капеллан удивленно приподнял бровь.

— Берут только шамых отпетых и жлых, а то и вовсе таких, что ш головой шобственной не дружат. В общем тех, кто на вше готов беж лишних расшуждений. Будто этому капитану нужны головорежы, а не шолдаты. Не хорошо вше это…

— А что за капитан?

— Понятия не имею, ни ражу его не видел. Вше дела ведет этот тип, — лучник махнул рукой в сторону лейтенантского стола.

— Действительно необычно… — согласился Ялмар, — может они на какое дело на юге людей собирают. Руины в пустыне ограбить или от пиратов в вольных городах отбиваться?

— В Кедоге? — ухмыльнулся Тоутон, — ешли бы так, то на юге бы и набирали. Вше одно половина людей шюда оттуда пришла. Какие наемники в Удолье, тут же войны лет двешти не было…

Замечание было резонным. Удолье оставалось самым защищенным от внешних врагов уголком империи. Укрытое почти со всех сторон горами, лесами и болотами оно уже несколько столетий не видело на своих полях завоевателей. Лишь усобицы и частные войны князей и баронов время от времени проливали кровь на эту землю.

Хотя с другой стороны Кедог был воротами на юг, и собирать армию для похода в Южные Земли здесь было бы логично. Если бы не тот факт, что на беспокойных южных границах наемников было не в пример больше чем на тихих берегах Азуры.

Ялмар посмотрел на сидевшего в дальнем углу лейтенанта. Обычный помощник командира роты, сухой, деловитый, знающий свое дело. Но все же зачем ему здесь наемники, да еще специально подобранные так, чтобы лишних вопросов не задавали и были готовы на любую грязную работу?

— Что делать то хочешь? — прервал его размышления шепелявый голос лучника.

Капеллан лишь покачал головой.

— Не знаю. Скорее всего, на юг подамся. Там наверняка можно будет куда-нибудь подрядиться. На границе всегда неспокойно. Да и тепло в тех краях, а скоро осень. Только вот денег на дорогу надо бы раздобыть, а то издержался совсем.

— Деньги это хорошо, — заметил лучник с интересом разглядывая пустую кружку и облизываясь, — Грен, может меч свой продашь, а?

Тот по-кошачьи зашипел.

— Ладно, ладно, не трону я твою железяку, не бешпокойся, — усмехнулся Тоутон, — можем и беж денег шладить.

Ялмар посмотрел на него с удивлением.

— Ешли пойдем втроем, — пояснил лучник, — то до гор доберемся натощак, а там уже можно жверя бить. Еда будет, но ночевать придется в лешу. А ш той стороны перевала уже можно вербовщика найти, или по пути к каравану торговому прибьемся.

— Что ж, неплохая идея, — согласился Ялмар.

— Ты ш нами? Тряхнем штариной, а капеллан?

Ялмар кивнул.

Кавалерственная дама и будущая сестра-палатин ордена Восходящего Солнца, урожденная графиня Вендран не без скептицизма рассматривала пристань Кедога. Город был вызывающе богат, но при этом довольно неряшлив. Многочисленные причалы и напоминавшие гигантские сундуки здания складов ломились от товаров, но при этом их владельцы безоглядно экономили на краске и отделке, отчего все эти знаки городского процветания были пыльными, серыми и угрюмыми. И ей это не нравилось.

— Сейчас будем причаливать, сестра Бетиция, — оторвал ее от созерцания голос одного из сопровождавших рыцарей.

— Спасибо, Клемен, — кивнула она.

Прядь светлых волос от этого движения слетела ей на глаза, и она тряхнула головой, отбрасывая ее назад. Прядь упорно вернулась на лицо, и девушке пришлось снять красную замшевую перчатку и поправить волосы рукой.

Торжественной встречи их не ожидало, ни одно из официальных лиц города — ни градоначальник, ни капитан городской роты имперской стражи, ни настоятель городского собора не почтили городскую пристань своим присутствием. Только герцог Орсино прислал нескольких человек в ливреях, терпеливо дожидавшихся их прибытия на дальнем конце пирса.

— Его высочество просил сообщить, что гостевые покои замка в вашем распоряжении, братья-рыцари… и сестра, — поклонился один из них, — мы вас проводим.

Вблизи город Бетиции понравился еще меньше. Бедные дома были построены кое-как без всякой мысли о плане и порядке. В результате улицы извивались самым причудливым образом, петляли, сворачивались в кольца и постоянно меняли ширину. Мостить их никто даже не думал, отчего едкая белесая пыль постоянно лезла в нос и подергивала ее алый орденский плащ мутной патиной, а постоянно шмыгавшие по сторонам крысы заставляли коня нервно вздрагивать и недовольно фыркать.

Выбравшись из Серого города, Бетиция смогла вздохнуть с некоторым облегчением. Здесь, по крайней мере, улицы были вымощены хотя бы деревянными плахами и имели предсказуемое направление, а дома стояли к прохожим фасадами, а не как попало…

Добравшись до Привратной площади, они свернули к цитадели, миновали ворота и поднялись на холм. Верхний город выглядел много изящнее. Улицы здесь были прямые и мощеные, а здания если не целиком каменные, то хотя бы с фасадом или первым этажом из благородного камня, а не из вульгарных дерева или кирпича. Но Бетиции и это не очень понравилось. На ее взгляд, вполне можно было подумать о приведении в порядок бедных кварталов, вместо того, чтобы изощряться в роскоши здесь, наверху… В конце концов, наметить прямые улицы вряд ли было столь неподъемной работой для магистрата.

12
{"b":"270066","o":1}