ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Замок герцога Орсино стоял в дальнем конце цитадели. По существу это была одна из частей ее укреплений и по совместительству городская резиденция правителя южного Удолья. А также единственная находившаяся в его власти часть города. Остальные кварталы Кедога были в управлении магистрата и формально подчинялись лишь императору и представлявшему его власть в этой части державы великому князю. Впрочем, и тот и другой были далеко и обращали свои взоры на городские проблемы не слишком часто.

Гостевые покои располагались с внешней стороны, и через не слишком широкие окна можно было видеть уходящий далеко за Малую Азуру холмистый простор.

— Уже совсем близко, — Бетиция задумчиво рассматривала восточный горизонт, — еще несколько дней и я буду дома…

— Это так, — согласился с ней Клемен.

Девушка вздохнула.

— Отец не прислал ни одного письма с самого моего отъезда из приории.

— Возможно мы разминулись с его курьером?

— Может и так… Но все равно мне не спокойно. Уртиция разумная девочка, но она слишком молода и взбалмошна. Не знаю, сможет ли она управлять владениями, если с отцом что-то случится.

— У графа есть хорошие управляющие…

— Не знаю даже, что ответить. Дворецкий Лато умен, умен настолько, что может перехитрить сам себя, если увлечется. Кастелян Ларс силен как медведь, но слишком прост, без толкового руководства от него мало проку. Капитан Иган сварлив, слишком любит золото и не видит дальше своего носа. Вряд ли кто-то из них сможет хорошо управлять графством.

— Вы так хорошо разбираетесь в людях? — удивился рыцарь.

Девушка чуть грустно улыбнулась.

— Мне пришлось научиться это делать став сиротой… Конечно же, я могу и ошибиться, и кто-то из них окажется не тем, кем мне кажется. Но не думаю. Говорят, отец нанял учителя для сестры. Надеюсь, у него получиться сделать из нее настоящую графиню Вендран.

— Я слышал, что ваша поездка к отцу вызвано его планами обручения наследницы? — осторожно добавил Клемен, — возможно он рассчитывает на вашего будущего зятя?

— Возможно. Но я ничего толком не знаю о том, кого он для нее выбрал. Это случилось уже после моего отъезда из дома, а в письмах отец никаких подробностей не писал.

Бетиция снова задумчиво посмотрела в окно.

— Странно все это. Почему он так внезапно решил ее обручить и даже не написал мне, как его зовут?

Она резко отвернулась от окна и решительно добавила.

— Так или иначе, через несколько дней я буду на месте и все узнаю.

Дверь открылась, и в проеме показалось румяное улыбающееся лицо над красной с белым накидкой орденского кнехта.

— Кушать подано…

— Большое спасибо, Феликс, — кивнула румяному лицу Бетиция.

Лицо засмущалось, залилось краской и скрылось в проеме.

Клемен улыбнулся.

— Парень явно к вам неравнодушен. Пока вы не посвящены в сестры-палатины, а он остается полубратом ордена…

Бетиция отрицательно замотала головой.

— Нет.

Рыцарь пожал плечами.

— Из вас получилась бы прелестная пара…

— Ладно, — оборвала его девушка, — пойдемте ужинать.

Хозяин таверны разочарованно посмотрел на кучку медяков.

— Это все?

— Мы только две кружки выпили! — вспылил Грен, — куда уж больше?

В лице хозяина проступило легкое пренебрежение.

— Сдачи не будет, проваливайте…

Он сгреб монеты и занялся более платежеспособными клиентами.

Ялмар, Тоутон и Грен двинулись к выходу. Капеллан шел первым, мягко раздвигая плечом нетвердо державшихся на ногах коллег по ремеслу. За ним двигался Грен с двуручником на спине, Тоутон, с луком и кожаным свертком со стрелами под мышкой, держался сзади.

— У этого лейтенанта хорошие авансы, — пробормотал Ялмар, перешагивая через не рассчитавшего свои силы выпивоху, с оглушительным храпом распростершегося на полу.

— Не хотел бы я попашть в наштоящее дело ш этим шбродом… — пробурчал в ответ Тоутон.

— Смотря в какое, — возразил капеллан, — от пиратов или бедуинов отбиваться вполне могут…

— Я не об этом. Воевать они может и могут, но так и ночью шпящего прирежать тож долго думать не будут.

Они уже подошли к самому выходу, когда из темноты проема возникла невысокая фигура, завернутая в темно-серый плащ, увенчанный беретом. Из-под плаща виднелась стянутая лубком рука.

Ялмар резко остановился, не ожидавший этого Грен налетел на него сзади, и громко выругался, получив по затылку чувствительный удар обернутой в тряпицу рукоятью своего меча.

— Предупреждать надо!

Капеллан узнал покалеченного сегодня утром грабителя. Тот его тоже узнал, немного скривившись. Но посторонился, освобождая проход.

Пройдя мимо Ялмар оглянулся. Разошедшийся с ним бандит ловко проскользнул через толпу к сидевшему недалеко от входа тихому задумчивому человеку в добротной, неброской одежде. Его поведение и костюм разительно выделялись среди аляповатых одеяний и развязности большинства наемников. Но, несмотря на это, капеллан бы ни за что ни обратил на него внимания, если бы утрешний грабитель не вздумал с тем поговорить. Ялмар напряг слух.

— Она здесь.

Это было единственное, что произнес бандит.

Капеллан надеялся услышать больше, но человек за столом лишь сдвинул в сторону собеседника небольшой столбик монет, взял со стола фетровую шляпу с узкими полями и серым гусиным пером, и ни слова не говоря, поднялся и пошел вглубь зала.

Одеждой человек больше всего напоминал средней руки купца. Но Ялмар еще ни разу не видел купца обладавшего такой рептильей невозмутимостью и хладнокровием. Тот словно не замечал бушевавшего вокруг разгула наемников, беззвучно и спокойно шагая между ними.

Капеллан попытался разглядеть незнакомца получше, но успел лишь заметить бледное, даже какое-то сероватое, лицо с острым носом и тонкими губами. Проводив его пристальным взглядом, он на секунду задумался. Потом тряхнул головой и все трое выбрались на прохладный уличный воздух. В конце концов вряд ли все это их касается.

Человек в фетровой шляпе подошел к столу лейтенанта. Тот вздрогнул, увидев бесшумно возникшую перед ним фигуру.

— Что такое?

Незнакомец молча положил руку ладонью на стол. Когда он оторвал ее от досок там остался бронзовый перстень с черной агатовой печаткой. Лейтенант поднял кольцо и повертел его в пальцах.

— Пойдем наверх, — сказал он, возвращая перстень, и сделал знак охране, чтобы те приглядели за деньгами и бумагами на столе.

Капеллан, лучник и начинающий мечник сначала посетили рыбный рынок, но там продавцы уже расходились и они пошли в Белый город. Рыночная площадь находилась в северной части холма, прямо над портовыми складами. Один выход с нее вел на юг к ремесленным улицам и задним воротам цитадели, второй — вниз к пристани и складам.

Хотя уже смеркалось, торг еще продолжался. Товар здесь был не столь быстропортящимся как на рыбном рынке, и горожане рисковали тут покупать и при не слишком ярком освещении.

— Мне надо башмаки подлатать, — пояснил Тоутон, — на новые денег нет, но ешли шапожник попадетша шговорчивый…

Увы, сговорчивостью кедожские сапожники не отличались. Они обошли семерых, пока у старого лучника не сдали нервы, и он не накинул достаточно, чтобы восьмой согласился взяться за работу.

Закончив с башмаками Тоутона, они решили вернуться к реке. Ночевать на улице в Белом городе было чревато близким знакомством с местной стражей, а на постоялый двор средств у них решительно не оставалось.

— Пропустите, я тороплюсь!

Молодой румяный человек в накидке кнехта ордена Восходящего Солнца, буквально оттолкнул Грена с дороги. Тот недовольно заворчал.

— Мне нужно срочно выполнить поручение дамы!

Молодой человек сверкнул глазами и для солидности ухватился за рукоятку короткого меча. Ни малейшего впечатления на Ялмара этот жест не произвел. Он уже хотел сказать что-нибудь поучительное на тему добродетельной вежливости, но тут кто-то из горожан отпустил весьма фривольное замечание о том, какого именно поведения дамы могут давать поручения рыцарям-монахам.

13
{"b":"270066","o":1}