ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Будуче в Кедоге я заметил там много людей подобного рода, — ответил Родгар, — думаю, что при наличии золота мы сможем набрать их очень быстро. Тем более, как я понял, оружие у вас уже готово…

— У нас нет достаточного количества золота прямо сейчас, — возразил Лотакинт, — оброки не выплачены, товары не проданы, нам придется брать в долг у Кедожских ростовщиков.

— Я готов ссудить эти деньги, — поклонился Родгар, — это самое малое, что я могу сделать в знак моей благодарности покойному графу.

— Большое спасибо, кавалер Родгар, — Уртиция тоже немного склонила голову, — мы готовы принять вашу помощь.

На лице Лотакинта отразилось недовольство.

— Если вы позволите, — добавил Родгар, — я могу заняться этим лично и практически сразу же, через моих слуг в Кедоге.

— Я буду рада вашей помощи.

— Кто примет командование над этими людьми? — поинтересовался Иган, старательно делая вид, что этот вопрос его не очень волнует.

— Не думаю, что мы найдем лучшую кандидатуру, нежели ваш капитан замковой стражи, — вежливо заметил Родгар.

Уртиция кивнула.

Капитан Иган довольно улыбнулся.

Графиня снова оглядела присутствующих.

— Теперь второй вопрос. Мой отец настаивал на моем обручении с благородным Родгаром Рейсом. К сожалению, он не успел этого сделать сам, но я вполне доверяю его выбору.

Родгар немного склонил голову пытаясь спрятать улыбку. Румпль довольно кивал головой, Лотакинт насупился и стал похож уже не на филина, а на сыча. Иган остался бесстрастным, а Ларс удивленно раскрыл глаза.

— Я полагаю, что церемония состоится этой зимой, но не раньше, чем мы решим вопрос с разбойниками, и не пройдет траур по моей сестре и отцу.

— Может не стоит слишком уж тянуть? — негромко заметил Румпль, — к зиме сюда начнут собираться охотники за вашим приданым.

— Я подумаю над этим. Но траур не будет нарушен ни в коем случае.

— Конечно, госпожа графиня, речь всего лишь о переносе церемонии на осень.

— Кто-нибудь хочет что-то добавить? — она обвела сидевших перед ней напряженным взглядом.

Все молчали.

Графиня встала и ровным шагом, по прежнему неестественно выпрямившись и плотно сжав губы, направилась к выходу, Мольфи держалась за ней. Выйдя из зала, Уртиция выдохнула, покачнулась и ухватилась за стену.

— С вами все в порядке?

— Да, спасибо, Мольфи, я просто устала. Помоги мне подняться в комнату и принеси воды.

Следующее утро довольно неожиданно выдалось солнечным. Хотя тучи и набегали, но таких обложных свинцовых облаков, как в предыдущие дни не было.

— Госпожа, а вы любите его? — не смогла удержаться Мольфи, — Родгара?

— Нет… Наверное… Пока… Понимаешь, дело не в этом.

— А в чем?

— Мне надо на кого-то опереться. Я слаба, очень слаба. Когда-нибудь я стану сильной, но мне нужна эта сила прямо сейчас. А кроме него, тебя и старины Румпля у меня никого нет…

— Но Ларс, Иган, Лато, наконец!

Уртиция задумчиво вертела в руках ложечку. Проникавшие сквозь окно солнечные лучи отбрасывали яркие зайчики на каменные стены.

— Лато слишком хитроумен. Он будет долго строить планы, и просчитывать варианты пока сам в них не запутается. Ларс наоборот прост и предан как хороший пес. Он выполнит любое поручение, но придумать что-то сам не осилит. А Иган. Он тщеславен и везде будет искать выгоды для себя. Нет. Они хороши на своих местах, но опорой мне стать не могут… Остается Родгар.

— Но вы же совсем его не знаете!

— Не знаю. Но отец отчего-то его для меня выбрал. Румпль тоже говорил, что слышал о Родгаре еще на севере. По его словам кавалер Рейс вполне порядочный, умный и благородный человек. Кроме того у него есть влиятельные родственники в столице. По крайней мере отец так говорил… И самое главное. В нем я хоть как-то уверена, а что за люди сбегутся просить моей руки и моего графства узнав о смерти отца, я даже понятия не имею.

Она бросила ложечку в кубок. Серебро тонко зазвенело.

— Не знаю, — повторила она задумчиво, — я не знаю, как мне поступить. Но это решение мне кажется правильным…

— Доверьтесь вашим чувствам, — сказала Мольфи, — и все должно пойти лучшим образом. Мне, по крайней мере, это всегда помогало.

— Чувствам… — голос Уртиции неожиданно стал сухим и отрывистым, — может быть. Принеси мне книгу. Вон на столике.

Мольфи подошла к столику. Книга была старой, в потертом кожаном переплете с бронзовыми уголками и застежками. Она никогда раньше не видела этой книги, хотя девушке казалось, что она облазила уже все полки замковой библиотеки. Прочитала она, конечно же, далеко не все, но уж в руках держала наверное каждую.

— Это новая? Я раньше никогда ее не встречала.

Мольфи положила том на кружевную скатерть, отставив в сторону кубок с ложечкой.

— Ты и не могла ее видеть. Там закладка. Открой и читай мне вслух.

Девушка послушно распахнула книгу и начала читать.

Знание путей магии жизни невозможно без тщательного познания живого организма. Как известно, организм состоит из жидкостей и субстанций, объединенных костями и кожей, и детальное изучение плана его строения является необходимым условием постижения магических путей как жизни и смерти этого организма, так и возможностей манипуляции этим организмом и при жизни и после смерти оного…

Мольфи удивленно оторвала взгляд от пожелтевшей страницы со старомодными буквами.

— Госпожа, откуда у вас эта книга?! Учитель говорил, что подобные вещи запретны!

Уртиция пристально поглядела ей в глаза.

— Я сама решу, что запретно для меня, а что нет.

— Но это невозможно! Имперская Ординатура…

— А где была Ординатура, когда эти бандиты убивали мою сестру?!

Мольфи посмотрела в ледяные глаза Уртиции и испугалась.

— Убив Бетицию, они убили и моего отца, который не смог этого перенести!

Уртиция быстро прошла по комнате от стены к стене.

— И когда-нибудь я до них доберусь… — она снова опустилась за стол, — и тогда они очень, очень пожалеют о том, что сделали… Читай дальше, Мольфи.

Девушка дрожащей рукой перелистнула страницу, и выронила книгу из рук.

— Какая гадость!!!

— Что там?

— Крыса… Нарисована… Разрезанная. Как овца на бойне…

Мольфи немного попятилась, словно боясь, что рисунок в книге оживет.

Уртиция спокойно развернула книгу к себе и посмотрела.

— Да, это план строения организма крысы.

— Давайте что-нибудь другое почитаем?

— Мольфи, я должна, я обязана это сделать. Я не могу носить оружие, но кроме меня в нашем роду больше не осталось никого, кто мог бы отомстить за моих родных… И я это сделаю. Даже если потом мне придется встретиться с имперским трибуналом!

— Что вы такое говорите, госпожа…

— Ладно. Успокойся. Я сама дочитаю. Только скажи кухаркам, чтобы они поймали мне крысу в погребе, и принесли сюда.

— Живую?!!

Уртиция вздрогнула и побледнела.

— Н-нет. Мертвую. И еще противень и острый нож…

— Не делайте этого, госпожа, прошу вас! Не надо! Пожалуйста.

— Не тебе решать, что мне делать! И не тебе меня судить. Иди и сделай, что я приказываю…

Потрясенная Мольфи вышла на лестницу. В ее голове окончательно все смешалось. Она уже несколько раз думала рассказать Уртиции о последних словах ее отца и о том, что узнала, блуждая подземными ходами. Но каждый раз не решалась. Слова графа могли быть вызваны помрачением рассудка, а ее плутания в потайных уголках замка уже ей самой начинали казаться сном. И кроме того юная графиня стала ее пугать. Она изменилась. Уртиция словно замерзла. И хотя где-то внутри у нее оставалась веселая и непосредственная девчушка, впервые увиденная Мольфи пару месяцев назад, но с каждым днем этой девчушки оставалось все меньше, а холодного и злого льда все больше. И что будет, когда кроме льда в ней ничего не останется?

20
{"b":"270066","o":1}