ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Себастин встал и стряхнул со шляпы мокрые листья. Надо же. Ординатор обязан спасением древней и злобной магии. Он надел шляпу обратно и зашагал вглубь леса. При достаточной силе воли камню можно противостоять, а больше никого в этой глуши не встретишь. Жалко вот сыро очень, даже костра не развести.

Сам камень он нашел достаточно быстро. Тот почти по самую маковку врос в землю, и его воздействие ощущалось не так уж сильно даже рядом с ним. Но деревья около него все же не росли и даже трава была пожиже, чем на краю поляны. Себастин пнул камень носком ботфорта и хмыкнул.

— Ну что ж, спасибо тебе, — пробормотал он вполголоса.

В ответ ему послышался поросячий визг. Он насторожился. Из леса донеслось еще и негромкое ржание.

— Что за ерунда? — нахмурился ординатор, — кого еще сюда несет?

Он пригнулся и отбежал в заросли кустарника на опушке. Спустя несколько минут на поляну выехали пять всадников. Пожилой мужчина, двое молодых людей довольно аристократического вида, и еще две фигурки в дорожных плащах — зеленом и сером, которых Себастин сначала принял за пажей. Лишь когда пожилой назвал их девушками, ординатор понял свою ошибку. Затаившись, он внимательно следил через ветви кустов за происходящим.

Когда все закончилось, и нежданные гости скрылись в лесу, Себастин расслабился и ткнулся лицом в холодную мокрую траву.

— "Проклятье" — подумал он, — "я все ж таки нашел его, но вот только что мне теперь прикажете делать?"

У него не было ни оружия, ни документов, ни лошади… вообще ничего. Хуже того, в этих местах он был лишь беглым висельником. И обратиться за помощью было не к кому. А Кордред, судя по всему, развернулся здесь не на шутку. Надо было срочно действовать. Оставалась лишь сущая мелочь — придумать как именно…

Глава 7

Герцог Орсино спускался по лестнице под руку с Виолеттой.

— "Осень начинается", — размышлял он, — "пора выбираться из города".

И он был прав. Еще немного и Кедог наполнят толпы крестьян продающих свой товар, немощеные улицы нижнего города раскиснут от холодных дождей и город начнет понемногу тонуть в липкой и жирной дорожной грязи. В общем, зима и осень не лучшее время в городских стенах. А на Лебяжьем Утесе осенью, когда окружавшие его леса расцвечивались алыми и золотыми красками, бывало очень красиво… Герцог Орсино был большим ценителем красоты.

От размышлений о красотах осенних лесов его оторвал голос стражника, что-то растолковывавшего высокой молодой девушке, судя по одежде местной крестьянке.

— Послушай, — басил в седые усы солдат, — я добрый человек, но мое терпение тоже может кончиться. Человеческим языком говорю — сестру ордена убили разбойники еще месяц назад. Так что иди своей дорогой и никому больше этих глупостей не рассказывай…

— Но меня не убили! Я и есть сестра Бетиция! Почему вы мне не верите?

Герцог остановился.

— "Бетиция…Бетиция… Как же помню!"

Он свернул в сторону девушки. Увидев герцога, солдат вытянулся и пристукнул древком алебарды по мостовой.

— Что случилось?

— Эта чахоточная вздумала утверждать, что она и есть погибшая сестра ордена, — отбарабанил стражник.

— Я не погибшая, и не чахоточная, — обиделась девушка, — меня просто ранили, а потом… Ваше высочество. Я должна с вами поговорить!

— Я спешу, — герцог задумчиво рассматривал бледное лицо собеседницы.

Девушка хотела еще что-то сказать, но закашлялась и была вынуждена протереть губы платком. На льняном полотне остались следы крови. Герцог чуть попятился.

— Да, да. Я крайне спешу.

— Вот и я ей сразу сказал, шла бы она подобру-поздорову. Прикажете выгнать?

— Нет, погоди, — герцог близоруко сощурился, — есть в ней что-то необычное, не крестьянское… К сожалению, Феликс, единственный знавший покойную в лицо, два дня как отправился сопровождать тело в замок Вендран…

— Какое тело? — удивилась девушка.

— Знамо какое, — буркнул солдат, — той самой орденской сестры, которую разбойники убили…

— Но это невозможно! Я жива!!

На лице солдата отразилась задумчивость. Выгнать нахальную девчонку, или пусть герцог сам решает. Солдат был немолод и опытен, и оттого предпочел второе.

— Тиль! — возмущенно произнесла стоявшая в сторонке Виолетта, — ты не забыл, что мы шли по делу? Или ты считаешь себя репейником, готовым цепляться к любой встречной юбке?

— Конечно, дорогая, одну минуту, я уже иду… — встрепенулся герцог, потом обернувшись к стражнику добавил, — найди капитана Торма, он должен помнить девочку в лицо. Пусть поговорит с ней.

— Тут жначит… — Тоутон оглядел дорогу, кусты и еще не расправившуюся траву, — хорошее место для зашады. Я бы тоже его выбрал. А уж ешли утречком по туману…

Грен согласно кивнул. Ялмар поднял глаза на видневшиеся из-за кустов и холма лопасти ветряка.

— Надо бы вон на ту мельницу зайти, — задумчиво произнес капеллан, — думаю, мы узнаем там кое-что интересное…

Мельник снова ковырялся в огороде. Но человека с ножом на ступеньках уже не было.

— Удача в помощь, — поприветствовал хозяина Ялмар.

Мельник опустил мотыгу, стер с лица пот и внимательно посмотрел на гостей.

— Опять? — хмуро пробурчал он, — сказали же, что уйдете. Забыли чего?

Тоутон обошел Ялмара и подошел ближе. Мельник разогнулся и вызывающе поглядел на лучника.

— Жабыли, точно, — кивнул Тоутон — штрелы вот такие.

Он вынул из котомки обломок древка с оперением.

— Не видал чашом?

— Часом не видал, — фыркнул мельник, — такие только у вашего главного были. Он их с собой унес. В другом месте ищите.

— Дорогие штрелы, — задумчиво добавил лучник, поглаживая пальцем гладкое узловатое древко, — наштоящий бамбук, яштребиные перья, три жолотых за штуку… Точно, говоришь, он их ш шобой унеш?

— Точно, — нахмурился мельник, — не думаешь же ты, что я…

Тоутон оторвал взгляд от стрелы и посмотрел в глаза мельнику. Тот немного попятился, споткнулся об тыкву и чуть не упал.

— Ты это… на меня так не смотри, не брал я ничего из вашего, мне еще жить не надоело.

Тоутон оттянул воротник и неспеша почесал шею. Мельник нервно облизнулся и снова отер пот со лба.

— Рашшкажи когда и куда он их унеш, — приказал лучник, закончив чесаться.

— Да вы что, в самом деле, — возмутился мельник, — я лейтенанту пожалуюсь. Самому Лабсу! Мало того, что я его головорезов должен столовать, так они еще и ходят тут, людей пугают! Мне за это не платили!

— А ты не воруй, — поучительно заметил лучник.

— Да не брал я их! — выкрикнул мельник, — даже пальцем не трогал. Я ж себе не враг! Правду говорю!

— Плохо говоришь, — покачал головой Тоутон, — надо говорить так, чтобы мы тебе поверили. А я не верю…

— Ну как вам еще сказать, — вздохнул мельник, — этот ваш главный, Ангисом звать, стрелы эти с собой принес. Я еще сразу их приметил, никогда таких не видал. Но как рыцарей то побили, он сразу и ушел, и больше я его не видел. А когда труп девки нашли, так и остальные ушли… Может из них кто?

— Какой труп? — переспорил Ялмар, — какой еще девки?

Мельник подозрительно глянул на капеллана. В его лицо появилась нехорошая задумчивость, и он начал переводить взгляд с одного из незваных гостей на другого.

Тоутон осуждающе вздохнул.

— Грен, ражведи-ка коштер, но шперва жайди на мельницу найди там вожжи покрепче… да, еще пару колышков надо будет очинить.

Краска медленно сошла с лица мельника вместе с задумчивостью.

— Не виноватый я, — он повалился на колени, — не брал, чем хотите клянусь. Ангис страшный человек, я к нему подойти боялся, не то, что вещи его тронуть! Пощадите! Не брал я ничего…

На морщинистых щеках мельника заблестели слезы.

— Ну вот, можешь же, — поучительно сказал Тоутон, — теперь верю.

Когда трое незваных гостей скрылись за поворотом дороги из здания выбежала женщина и подбежала ко все еще стоящему на коленях мельнику.

31
{"b":"270066","o":1}