ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это не мелочи, — упорствовал дворецкий, — вы заказали камня столько, что хватит на пять целых саркофагов, а не только на две крышки! И не просто камня, а редкого черного доломита… Я уважаю ваше почтение к покойным, но зачем покупать столько лишнего и дорогого материала?

— Мы должны быть уверены, что в случае необходимости сможем переделать саркофаг.

— Так найдите резчика, который не испортит работы!

— Мы нашли лучшего, но вдруг графине не понравится?

— Он может сделать эскиз? Вырезать образец на дереве, в конце концов!

— Почтенный Лотакинт, — Родгар отложил перо в сторону и пристально уставился на дворецкого, — ответственность за траты лежит на мне, и я буду отвечать за них только перед ее сиятельством. Понятно?

Лато побагровел, засопел, повернулся и, ничего больше не сказав, вышел.

Родгар вздохнул и покачал головой, глядя ему вслед. Потом заметил Мольфи.

— Что тебе, Малфрида?

— Я искала учителя Румпля.

— Он наверху, в библиотеке…

— Спасибо, кавалер Родгар

Тот кивнул и снова погрузился в изучение документов.

Мольфи поднялась наверх. Учителя в библиотеке не оказалось. Видимо куда-то вышел и сейчас вернется. В ожидании, девушка принялась бесцельно бродить по комнате и подошла к столу в центре. Там были разложены какие-то бумаги, рядом стояла чернильница с пером, и лежали счеты. Ее внимание привлек большой лист с необычной схемой. Одиннадцать многоугольников образовывали нечто, отдаленно напоминавшее человеческую фигуру. Три в центре формировали подобие туловища, а четыре по краю — грубые модели рук и ног, состоявшие каждая из двух фрагментов. Многоугольники соединялись запутанными линиями, сплетавшимися в описанный вокруг фигуры круг. Поля листа были испещрены неизвестными Мольфи буквами и причудливыми символами.

— Что ты здесь делаешь?! — прогремело за спиной.

Девушка вздрогнула и испуганно обернулась.

Румпль стоял на входе. Его обычно безмятежное лицо потемнело от гнева.

— Я… я… — Мольфи немного попятилась, — я пришла, чтобы спросить о сегодняшних занятиях, а вас не было… я хотела подождать…

Лицо учителя приобрело обычное добродушное выражение.

— Конечно же. Извини, я напугал тебя.

Он быстро подошел к столу, свернул лист со схемой и поспешно убрал его в кожаный футляр.

— Ты хотела спросить о занятиях? Сегодня мы немного задержимся, — его голос был уже спокойным, — приехал каменотес. Я хотел с ним поговорить. Можешь спуститься с нами.

Только тут Мольфи заметила, что Румпль вошел не один. У входа стоял одетый в неброский костюм горожанина человек с багровым шрамом на щеке.

— Это Ангис, мой помощник, — представил его Румпль, — а это Малфрида, моя ученица.

— Очень приятно, — негромким шелестящим голосом произнес человек.

У Мольфи по спине прошел холодок. Этот голос она уже определенно когда-то слышала, но вот лицо человека было ей незнакомо. А еще ей не понравились его глаза. Немигающие и бесстрастные, как у змеи.

Они спустились в центральный зал. Графское кресло пустовало. Уртиция изучала какие-то манускрипты у себя наверху и требовала, чтобы ее лишний раз не беспокоили.

Каменотес уже дожидался их на скамеечке у входа. Посмотрев на него, Мольфи поняла, что Фрикса не ошиблась. Мастер прибыл не из Кедога, а откуда-то из совсем других мест. У него было смуглая, почти коричневая, кожа, узкое лицо с большим ястребиным носом и глаза полные какой-то вселенской грусти. С самого конца подбородка свисал заплетенный в косичку клок волос. Кроме него и бровей другой растительности на лице каменотеса не было. Одежду он носил обычную, но сидела она на нем плохо, словно с чужого плеча.

— Каменотес, называющий себя Уккамом, — хмуро доложил Лотакинт, осуждающе глядя на пустующее кресло.

Гость семенящими шагами подошел к Румплю, опустился на колени и поцеловал край его мантии.

— Можешь говорить, — произнес учитель, отнесшийся к необычному поступку каменотеса как к чему-то само собой разумеющемуся.

— Приветствую тебя, о великий, из великих, — заговорил мастер негромко и с сильным акцентом.

— Можешь называть меня просто маэстро Румпль.

— Слушаю и повинуюсь.

— Поднимись.

Мастер, не вставая с колен, отполз на пару шагов и только затем встал с пола и застыл, немного ссутулившись и сложив руки на груди.

— Ты должен будешь слушаться графини. Она моя ученица… начинающая, — добавил Румпль.

Мастер вопросительно посмотрел на Мольфи.

— Нет, это ее служанка и тоже моя ученица… и тоже начинающая. Графиня пока занята.

— Слушаюсь, господин, — мастер сделал движение, которое было слишком глубоким для кивка и недостаточно — для поклона.

— Все вопросы будешь решать через Ангиса, а если понадобятся материалы или помощь, обратишься прямо к Лотакинту или Ларсу, — добавил учитель.

Лотакинт бросил на Румпля испепеляющий взгляд.

— Ангис проводит тебя в подвал, ознакомишься с предстоящей работой, — проигнорировав взгляд дворецкого, закончил тот.

Каменотес отвесил еще один полукивок-полупоклон и, пятясь, вышел из комнаты, сопровождаемый тихим человеком со шрамом на щеке.

— Какой странный каменотес, — пробормотала Мольфи, глядя ему вслед, — почему он все время кланяется?

— У них на востоке такой обычай, — рассеянно ответил Румпль, думая о чем-то своём.

— Они что все постоянно кланяются? — удивилась девушка.

— Что? А, да. Все до одного. Даже цари…

— Цари? Кому могут кланяться цари?!

— Магам, жрецам, богам… Всегда найдется кому поклониться.

Румпль загадочно улыбнулся.

Откуда-то издалека донесся заунывный вой. Уже третий раз за полдня. Себастин покрепче сжал в руке подобранный по дороге сук. Он недолюбливал волков. Они напоминали ему неприятный случай времен юности. Еще до того, как он стал ординатором, а был простым солдатом. Раненый в ногу он тогда почти сутки выбирался к своим, на четвереньках ковыляя среди трупов и умирающих. А еще там были волки и вороньё. И они пировали… От тех воспоминаний его мутило до сих пор.

Он поежился и ускорил шаг. Как назло землю словно взрыхлила гигантская борона, холмы и лощины следовали друг за другом. И все это заросло лесом. Под ботфортами похрустывали гнилые сучья, а в лицо хлестали мокрые ветки.

Где-то впереди была дорога. Если он, конечно, не сбился с пути… Солдатский опыт и профессиональные навыки ординатора обычно позволяли ему не терять направление. Но в этих бесконечных дебрях заблудиться было уж слишком легко.

Перед ним открылась небольшая продолговатая лощина. Увы, это был лишь крошечный ручей с топкими берегами. Он вполголоса пробормотал несколько ругательств, и попробовал выбрать место помельче. Выбор оказался неудачным. Выливая из ботфортов воду, он еще раз недобрым словом помянул тот день, когда решил заняться этим ерундовым, как ему показалось, делом.

Снова завыл волк. На этот раз куда ближе, чем в прошлый раз. Почти сразу отозвался другой.

— Что-то близко они подобрались, — проворчал ординатор, спешно натянул промокший сапог и опять зашагал на юг.

Вопрос "что именно предпринять" по-прежнему не давал ему покоя. В городе его повесят без лишних разговоров. Деревень в этих лесах нет. Лишь редко разбросанные хутора, да заимки. Нужно выбираться на большую дорогу, и по ней дальше на запад, в населенные места. А вот уж там… Впрочем, что будет "там" он пока не слишком себе представлял. Без бумаг, оружия и денег он был в глазах местных жителей крайне подозрительным типом, церемониться с которым никто не будет. Тут впору думать, как выкручиваться, а не как следствие продолжать…

Вой прозвучал совсем рядом. Себастин перестал шагать и огляделся. Проклятые кусты. Подлесок закрывал обзор, не давая рассмотреть ничего дальше десяти — двадцати шагов. Ординатор взвесил в руке сук. Лучше чем ничего, но он бы предпочел встречаться с волками, имея что-то более надежное. И лучше железное… Себастин вспомнил об оставшейся в руках горожан шпаге. Клинок служил ему долго и верно, и его было искренне жаль.

33
{"b":"270066","o":1}