ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я знаю, дружище, но подготовка — основа основ, ведь так?

Он вздыхает. Такого Гаса я не слышала уже очень давно.

— Просто вся эта подготовка и маркетинг, на мой взгляд, не наша работа. За что звукозаписывающая компания, агент и менеджер получают чертову кучу денег? Правильно, за подготовку и маркетинг. — Он действительно измотан. — Наша работа — исполнение, почему мы должны заниматься чем-то еще. Такое ощущение, что мы носим воду решетом, Опти. Что-то постоянно меняется. И по большей части это полная ерунда. Сегодня нам пришлось целый час слушать какого-то парня, обучающего нас как вести себя на интервью. Что говорить, чего не говорить. Отличная идея! Если тебе задают вопрос, будь откровенен и говори о чертовой музыке!

— Вау, Гас. Успокойся. Они просто пытаются поддержать ваш имидж. Ты можешь сейчас закурить? — За последний месяц волнение Гасa усиливается с каждым днем. Мне не нравится, что он в таком стрессе.

—Да, — резко говорит он.

— Может…

Меня обрывает на полуслове щелчок зажигалки и первая глубокая затяжка Гаса.

— Даже не думай говорить мне сейчас об этом, Опти.

Знаю, он сейчас по-настоящему в дерьмовом настроении, но я также знаю, что это не из-за меня, поэтому не принимаю его слова близко к сердцу.

—Но тебе стоит, ты знаешь... бросить курить.

— Нет, — пресекает он мои попытки. Я сажусь и жду, когда он закончит курить и начнет извиняться. — Прости. Я не хотел срываться на тебе.

— У меня к тебе вопрос. Как бы ты себя чувствовал, если бы Мистер Долбаный Исполнитель Желаний пришел в студию со своими песнями и сказал бы, что вы будете записывать их, а не свои композиции?

— Я бы послал его.

— Справедливо. Они вовлекают тебя в процесс записи музыки, потому что это ТВОЯ музыка.

— Чертовски верно.

— Тем не менее, это совместный процесс, правильно? МДИС тоже был вовлечен, ведь так?

— Да.

— Хорошо. Следующий шаг — подготовка к релизу альбома «Rook» и тур в его поддержку.

— Да. К чему ты это говоришь? — Судя по всему, он раздражен и заинтересован одновременно.

— Ну, ты должен доверять тому, что они профессионалы в том, что касается релиза альбома и гастролей, но вместе с тем это не должно отменять твоего участия в процессе, иначе последствия аукнуться тебе в будущем. И винить, кроме самого себя, будет некого. Так что, Прикрой Свою Задницу сейчас, дружище.

Он фыркает, и я понимаю, что, нехотя, но он соглашается со мной.

— Но это такой отстой. Просто бессмысленный детский лепет на встречах. Послушав их пять минут, я начинаю задаваться вопросом, когда они превратились в чертовых взрослых в мире Чарли Брауна. (Прим.переводчика: мир Чарли Брауна - детский мир, в котором все, что говорят взрослые, кроме как «вау, вау» не воспринимается.). Только и слышно «Вау, вау, вау». И я адски устал от того, что меня постоянно фотографируют. Зачем?

Решаю добавить в наш разговор немного юмора.

— Может, потому что ты настолько привлекателен, что они ничего не могут с собой поделать? — Пора возвращать Гаса к реальности. — Послушай, Гас, я на твоей стороне, и ты это знаешь. Но, серьезно, дружище, прямо сейчас ты делаешь то, за что люди продали бы свои души. Ты только что записал альбом со своими композициями. Композициями Густова Хоторна. И, честно, это лучший альбом из того, что я слушала за последние несколько лет. Его выпустят через две недели, и ты отправишься в тур по всей стране. Каждый день следующих, по крайней мере, трех месяцев, ты проживешь как рок-звезда. И все, что они просят взамен, это твое активное участие в процессе продвижения группы, альбома и тура, чтобы сделать его настолько успешным, насколько это возможно. Гас, мне стоит напоминать тебе о том, что это ТВОЯ группа, ТВОЙ альбом, ТВОЙ тур? Тебе не нужно жертвовать собой или терять свою индивидуальность для этого. В твоих интересах быть вовлеченным в каждый аспект происходящего. Не скули, просто делай. Это часть твоей работы.

Он вздыхает. Я знаю, что достучалась до него.

— Ты права. Я знаю. Я плачу, как гребаный ребенок.

Улыбаюсь.

— Настанет черед и приятных вещей, обещаю. Не успеешь и оглянуться, как будешь выступать каждый вечер в разных городах и самой большой проблемой для тебя станет решить, хочешь ли ты переспать с сексуальной брюнеткой в первом ряду, выставившей свои сиськи на всеобщее обозрение или двумя блондинистыми близняшками, которые прорвались за кулисы после шоу. А может со всеми тремя сразу.— Сама мысль об этом вызывает у меня рвотный рефлекс, но в данный момент, я говорю на языке Гаса: женщины.

Гас фыркает.

— Ладно, хватит обо мне. Как прошел твой ужин вчера?

Придуриваюсь, пытаясь говорить с британским акцентом.

— Отлично, дорогуша. Насладилась картофельным пюре, зеленой фасолью и салатом. Ужинала в компании Клейтона, Питера и его девушки Эвелин.

— Постой, Пит? У Пита Кожаные Штаны есть девушка? Когда это произошло? Почему я не знал? — Гас следит за моей жизнью, как за мыльной оперой. Забавно, что он так интересуется всеми этими людьми, особенно на фоне всего происходящего в собственной жизни. А может, это из-за того, что происходит в его собственной жизни. Может, для него это как отрыв от реальности. Как реалити-шоу по телевизору.

Решаю избавиться от акцента, потому что приходится прилагать слишком много усилий для этого.

— Прошлым вечером. Пит увидел ее в практически пустом кафетерии и влюбился с первого взгляда. Я горжусь им. У парня до этого никогда не было девушки. Он был так напуган, но, тем не менее, набрался храбрости, поговорил с ней и вот, они уже запланировали на этой неделе каждый день ужинать вместе, а потом идти заниматься в библиотеку. Чертовски мило, насколько они стеснительны по отношению друг к другу. Но очень стараются. Они практически вернули мне веру в людей.

— Вера в людей никогда не покидала тебя, Опти. Но я рад за него. Что насчет нее? — Он искренне заинтересован.

— Во многом похожа на него, вообще…

Он прерывает меня:

— Так она тоже увлекается мазохизмом и носит кожаные штаны?

Я хихикаю.

— Нет. — А потом начинаю громко смеяться. — Нет... Ух... Я не... хочу... этого... представлять.

Он тоже смеется, а потом говорит:

—А что насчет тебя, Опти?

— Я не увлекаюсь мазохизмом, и у меня нет кожаных штанов.— Делаю непроницаемое лицо. — У меня слишком плоский зад, нечего облегать, так что кожаные штаны станут сплошным разочарованием.

Он улыбается, но как-то вынуждено.

— Я не буду комментировать по поводу штанов. — И добавляет потихоньку: — Но с твоей задницей все в порядке. Абсолютно все.

Возвращаюсь к первоначальному вопросу:

— Так что насчет меня?

— Ну, у Клейтона теперь есть парень, у Пита девушка, так что мне интересно... ну знаешь... ты тоже с кем-нибудь встречаешься? — Он нервничает, что не характерно для Гаса, по крайней мере, в отношении меня. Он знает, что может спросить меня о чем угодно.

— У меня нет парня, Гас. И ты это знаешь.

— Господи, ну как только самый положительный из всех знакомых мне людей может не верить в любовь? Ты — сплошное противоречие. Я уверен, что парни постоянно подкатывают к тебе, как это было дома.

Прочищаю горло.

— На самом деле, нет. С тех пор, как я здесь, еще ни один не пригласил меня на свидание.

Он разражается нервным смехом, а потом говорит:

— Знаешь, это не потому, что они не хотят, а потому что ты их отпугиваешь, маленькая засранка. Нужно иметь яйца, чтобы хотя бы пофлиртовать с тобой, не говоря уже о том, чтобы пригласить куда-нибудь. Они понимают, что еще до того, как произнесут хоть слово, ты их пошлешь. Они знают, что у них нет ни шанса.

— Единственный парень, который немного пофлиртовал со мной — это Келлер, он работает в кофейне, в которую я хожу. Но это был просто флирт и ничего больше.

— Он тебе нравится? — закидывает удочку Гас.

— Не знаю, да, он определенно привлекателен. Но сейчас мне не нужны отношения.

31
{"b":"270077","o":1}