ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А если бы были нужны? — Он очень настойчив.

— Не нужны. Кроме того, вполне возможно, что у него отношения на расстоянии, поэтому не знаю, почему мы даже говорим об этом. Мы просто друзья.

Гас вздыхает. Думаю, он не удовлетворен моими ответами. Некоторое время мы сидим и молчим.

— Слушай, дружище, мне нужно делать домашнюю работу. Но, Гас?

—Да?

— Гас, ночь всегда сменяет день. — В глубине души я все еще верю в это, хотя и приходится периодически напоминать себе об этом.

Несколько секунд мы молчим, а потом он говорит:

— Каждый день ты проживаешь достойно своего имени, Опти. — Он лишь слегка улыбается, но смех чувствуется в его голосе.

— Я стараюсь, дружище. Я стараюсь. — Каждый день, каждый час, каждую минуту, я стараюсь.

— Твори историю, — напоминаю я ему.

— Твори историю,— повторяет он. Повторенье — мать ученья. Однажды он поверит в это. — Я скучаю по тебе.

— Я тоже скучаю. Каждый день.

— Я люблю тебя, Оптимистка.

— Я тоже люблю тебя, Гас.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Вторник, 20 сентября

Кейт

Делаю одолжение Шелли и еду в Миннеаполис, чтобы забрать вазы. Она переживает, потому что ее поставщик что-то напутал, а ей нужно оформить три букета в вазах, чтобы доставить их завтра рано утром.

Дорога хорошая, небо ясное. В машине играет радиостанция колледжа.

Как только я припарковываюсь у места назначения, начинает проигрываться новая композиция. Слышу первые три ноты, и мое сердце практически останавливается. Это «Killing the Sun!» «Killing the Sun» ...на радио! Боже Мой! Это по-настоящему. Песня Гаса звучит на чертовом радио! Сейчас она звучит даже лучше, чем на IPod, потому что вместе со мной ее слушают сотни людей.

Хватаю сумку, чтобы найти телефон. Нужно позвонить Гасу. Нужно разделить этот момент с ним. Потому что первый раз случается только раз. Первый раз, когда я слушаю его песню по радио.

Он берет трубку на втором гудке.

— Опти…

Я обрываю его.

— Гас, заткнись и послушай.— Включаю радио на полную мощность и прикладываю телефон к колонке на приборной доске. К этому моменту начинается первый припев и машину наполняет мой голос. Прикладываю телефон обратно к уху и кричу, не в силах сдержаться. — Дружище, твоя песня играет в моей гребаной машине!

— Хорошо. — Он сконфужен. — Ты слушаешь CD? Ты пьяна? Почему ты кричишь? — До него не доходит.

— Дружище, это не CD! Радиостанция колледжа поставила в эфир твою песню! Она на радио!

— Что?

Я чуть убираю звук, чтобы не приходилось перекрикивать музыку.

— Гас, я сейчас сижу в машине в Миннеаполисе, гребаном штате Миннесота и слушаю 93.7 FM волну, на которой играет песня группы Rook.

— Не может быть! — Теперь до него дошло.

— Может! Я не могла не позвонить, чтобы разделить этот момент с тобой, дружище. Твоя песня на радио, тур начинается на следующей неделе. Так что давай, наслаждайся каждой минутой жизни.

Слышу на другом конце телефонной линии щелчок зажигалки и знакомый вдох, с которым он раскуривает сигарету.

— Тебе стоит бросить курить. — И продолжаю, даже не дождавшись ответа: — Ах, да, если уж я и начала ворчать, то на правах старого друга, добавлю кое-что еще.

— Хорошо, давай.

— Во время тура придерживайся трех правил: никаких наркотиков — к черту такой опыт; постоянно пользуйся презервативом и не сходи с ума, хорошо?

— Слишком много, чтобы запомнить. — Он прикалывается. — Может, ты могла бы напечатать эти правила на листке бумаге, чтобы я повесил их над своим спальным местом в автобусе? А может, лучше просто сделать татуировку на заднице?

— Ха, ха.

— Я знаю, Опти. Никаких наркотиков. В любом случае, я слишком стар для этого дерьма; презервативы обязательны, они лучшие друзья мужчины, я никогда даже не выхожу из дома без них, ну, а насчет моего ума... — он делает паузу. — Возможно, позже тебе придется напомнить мне об этом. Ты всегда была моим голосом разума.

— Разум — мое второе имя.

— А я думал это всезнайка, Оптимистка Всезнайка Седжвик.

— Комплимент засчитан. Хорошо, дружище, мне нужно идти. Я просто хотела позвонить и сказать тебе, что ты официально теперь знаменит.

— Спасибо, Опти.

— Всегда, пожалуйста. Я люблю тебя, Гас.

— Я тоже люблю тебя.

— Пока.

— Пока.

Среда, 21 сентября

Кейт

Неожиданно раздается стук в дверь. Странно, я только что зашла в комнату после лекции и никого не видела в коридоре.

Открыв дверь, обнаруживаю за ней Джона, старосту нашего общежития. Мне он нравится, но глядя на него у меня, всегда возникает чувство, что он ненавидит свою работу.

— Сегодня утром FedEx доставила для тебя посылку, — бурчит он. Черт, кажется, кто-то действительно не в настроении. Интересно, как человек с полным отсутствием энтузиазма, получил эту работу? Джон уже на последнем курсе, может, поначалу он и был воодушевлен, но с годами этого самого воодушевления существенно поубавилось. Моя цель — заставить его улыбнуться к концу семестра.

Забираю у него конверт.

— Спасибо, Джон. Так мило, что ты сам мне его принес. — Льщу ему, конечно, по-страшному, но он даже не обращает на это внимания. У Джона практически нет друзей, а в общежитии все считают его козлом. Скорее всего, он просто одинок и немного измотан столь длительной работой. Наверное, ему стоило бросить ее еще год назад.

— Я был очень занят, но мне пришлось вставать и открывать дверь.

Киваю головой.

— О, я даже не сомневаюсь, поэтому так благодарна тебе.

— Ладно, мне надо идти.

— Еще раз спасибо, Джон.

Он резко кивает и уходит.

Открываю конверт и достаю из него обещанные Гасом восемь ВИП билетов на концерт «Rook» в Гранте. Невероятно. Не то, чтобы я никогда не видела билетов на концерт «Rook» до этого, но именно эти — свидетельство невероятного. Их начали продавать вчера, и на сегодняшний день все билеты раскуплены. Кажется, Миннесоте нравится «Rook». Хотя, так и должно быть.

Шлю Гасу огромное спасибо и забираю билеты с собой, чтобы раздать их после обеда. Моя дружба с Гасом не секрет, а вот его статус рок звезды, секрет.

Большинство друзей знают, что моего лучшего друга, который остался дома, зовут Гас. Но никто не знает, что Гас и Густов Хоторн, фронтмен «Rook» — одно и тоже лицо. Потому что для меня, он все еще Гас. Гасом и останется. «Rook», конечно, — это нечто невероятное, и я очень горжусь им, но лучшее в Гасе — это сам Гас. Гас, который всегда был моим лучшим другом; Гас, с которым мы катались на серфе; Гас, который покупал батончики «Твикс» для Грейс; Гас, на плече которого я плакала в худшие периоды своей жизни; Гас, который не только постоянно подшучивает надо мной, но и ободряет. Гас.

Тут нет никаких случайностей. Я всегда в это верила. Поэтому, войдя после обеда в цветочный магазин и услышав, что по радио играет «Killing the Sun», я улыбаюсь.

Шелли тихо подпевает. Она поднимает на меня взгляд и показывает на радио.

— Ты уже слышала это, Кейт? Моя новая самая любимая песня.

— Правда? Самая-самая? — спрашиваю я. Ее энтузиазм радует меня.

— Ее крутят всю неделю. Новая группа «Rooks». Они такие крутые. Не знаю, как выглядит этот парень, но голос у него чертовски сексуальный.

Не сдержавшись, предлагаю:

— Погугли их.

Она ухмыляется.

— И почему я сама до этого не додумалась, мисс Всезнайка? — Она вытаскивает телефон из кармана и начинает печатать. — Срань.Господня. Он божественен, Кейт. Его имя Густов Хоторн. Посмотри. — Она поворачивает экран ко мне.

Мне смешно, потому что я могу взять свой собственный телефон и увидеть в нем тоже лицо. Он выглядит немного по-другому на снимке в телефоне Шелли, потому что его волосы короче. Это одна из многочисленных фотографий, которые сделали в прошлом месяце, после того, как над группой поработал стилист. Пожимаю плечами.

32
{"b":"270077","o":1}