ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Келлер выглядит так, как будто собирается заплакать.

— Сколько у тебя осталось времени?

— Доктор Коннелл говорит, что без лечения около трех месяцев. — Я улыбаюсь, потому что не могу позволить себе погрязнуть в жалости. Я должна жить настоящим, а с лекарством, которое мне выписали, боль вполне можно перетерпеть.

По щекам Келлера текут слезы.

— Должен же быть другой выход. Может, мой отец знает онколога. Что у тебя за рак?

— Не плачь, — стирая указательным пальцем его слезы, говорю я.

— Где, Кейти? — настаивает он.

— У меня рак обоих легких и печени.

На его лице появляется гримаса боли, слезы текут ручьем.

— Пожалуйста, не плачь. Давай не будем тратить на это время.

— Я не хочу потерять тебя, Кейти. Этого не должно случиться с такой, как ты. Это несправедливо.

— Я тоже не хочу уходить, Келлер. Именно так заканчивается моя история. Но я чувствую себя счастливейшей девушкой на земле, потому что могу провести оставшиеся месяцы с тобой, могу любить тебя и быть любимой. Я никогда не думала, что у меня это будет. Что у меня будешь ты.

— Давай больше никогда не будем говорить о раке. — Он как будто читает мои мысли.

— Договорились, — с улыбкой на лице киваю я.

Я уже попросила его никому ничего не говорить. Пока я могу это скрывать, не хочу, чтобы о моем состоянии знал кто-то еще.

Понедельник, 14 ноября

Келлер

Сегодня холодно. Иду по главной улице в направлении "Трех Петуний". Знаю, мне не следует отвлекать Кейти от работы, но я договорился о дополнительной смене в "Ред Лайон Роад" на сегодня и просто не могу так долго ждать, чтобы поделиться с ней хорошими новостями. Чувство самореализации и возбуждение от собственного мятежа вызывает дрожь во всем теле. Ощущения невероятные. Неужели, так оно и должно быть, когда сам управляешь своей жизнью? Я чувствую себя всесильным. Не в смысле придурком с большим эго, а как будто я только что окончательно разобрался со всем своим дерьмом.

Звон колокольчика извещает о моем прибытии. До встречи с Кейти я никогда не замечал его. То, как она шутила по поводу него в "Граундс", было до ужаса мило и я каждый раз вспоминаю об этом, когда слышу его.

Шел поднимает голову от букета цветов, лежащего перед ней и зловеще улыбается мне. Кажется, я попал.

— Привет, Ромео.

Решаю, что игнорирование ее попыток смутить меня, лучший вариант.

— Привет, Шел. — Меня выдают покрасневшие щеки, от чего ухмылка на ее лице становится только шире.

Кейти поворачивает голову на звук моего голоса. Простое действие, которое делает меня чертовски счастливым. Я не видел ее с утра, когда она ушла на занятия, но после совместных выходных, несколько часов для меня как целая вечность.

— Привет, красотка.

— Привет, красавчик. Никак не можешь расстаться со мной? — соблазнительно улыбается она.

Качая головой, захожу за прилавок и обнимаю ее. Никак не могу расстаться с ней. От Кейти пахнет моим мылом. Мне нравится знать, что она пользовалась моим мылом. В моем душе. В моей квартире. Этим утром. Теперь, когда она в моих руках, я не могу сопротивляться желанию поцеловать ее.

— Келлер, вообще-то мы тут на работе. Возьми себя в руки, — прочистив горло говорит Шел.

Я улыбаюсь, пожимаю плечами и невинно хлопаю ресницами, глядя на нее.

— Что? — Я знаю, она просто шутит. Увидев нас вместе в субботу и отойдя от первичного шока, Шел дала свое благословение, предупредив, что "отрежет мои чертовы яйца", если я причиню хоть какую-то боль Кейти.

Пришлось поклясться собственными органами, что этого не произойдет.

Шел угрожающе смотрит на меня: а потом у нее вырывается хриплый, но, тем не менее, женский смешок. — Мне нелегко это говорить, потому что обычно от всего этого меня просто тошнит, но вы двое такие милашки. Никакое другое слово даже и не приходит на ум. Вы чертовски милые.

— Шелли, я не хочу быть милой. Почему я не могу быть крутой, как ты? Ты никогда меня так не называешь, подруга. Знаешь ли, это вроде как искажает мой образ, который я сама создала у себя в голове. — Кейти смеется, когда Шелли закатывает глаза и игнорирует шпильку в свой адрес.

Я снова целую Кейти в макушку.

— Ты и крутая... и милая... и сексуальная.

— Достаточно, красавчик, — быстро обрывает меня Шел. — Тебе лучше иметь вескую причину, нежели приставание к моей сотруднице, чтобы находиться здесь.

В ответ я просто с улыбкой смотрю на Кейти.

— Так оно и есть. Могу я украсть ее на секунду?

Шел кивает головой.

— Только быстро. И если я услышу хоть что-то отдаленно напоминающее сексуальные действия, то сразу предупреждаю вас — я войду. Так что даже и не думайте об этом.

— Так точно, командир, — отдает честь Кейти.

— Спасибо. — Я веду Кейти в подсобку и закрываю за нами дверь.

Она улыбается мне, но в глаза плещется беспокойство.

— Что случилось?

— Я сегодня встречался со своим научным руководителем.

Широко открытыми глазами она с ожиданием смотрит на меня. Определенно, Кейти не терпится узнать, что я еще скажу.

— Я поменял специализацию, — мужественно говорю я.

С торжествующей улыбкой она кидается ко мне.

— О, Господи. Я так горжусь тобой. Келлер, ты сделал это. Ты делаешь это! — Перестав ерзать, она выбирается из объятий и смотрит мне в глаза. Внезапно, Кейти становится очень серьезной. — Ты в порядке? Все-таки это огромные перемены.

Теперь, когда я сказал эти слова вслух, напряжение начинает оставлять меня, а по телу разливается спокойствие. Это все правда. Киваю головой.

— Ты уже сообщил родителям?

— Нет, скажу на выходных. Хочу сделать это лично. — Прочищаю горло. — Могу я попросить тебя об одолжении?

Кейти даже не задумывается.

— Конечно. Все что угодно. — Такая безоговорочная поддержка просто поражает. Благодаря ей я чувствую себя Суперменом.

— Ты поедешь со мной на выходные в Чикаго? — Не знаю, что я буду делать, если она не согласится.

— Ты уверен, что это хорошая идея? — обхватив мою щеку своей маленькой ручкой, спрашивает она. Кейти не отказывается. Скорее всего, она просто хочет убедиться, что я хорошенько подумал.

— Да. Я сам расскажу им обо всем, но мне будет спокойнее, если ты будешь рядом.

Она кивает.

— Тогда без проблем, я поеду.

Ее поддержка вызывает у меня чувство собственного всемогущества. Я уже чувствую себя сильнее.

— Спасибо.

— Теперь, когда ты принял решение, что дальше?

На лице Кейти снова появляется выражение беспокойства, поэтому я кладу руки ей на плечи.

— Смена специализации означает, что мне придется проучиться лишних полтора года. Хорошо хоть, что я уже посещаю классы по английской литературе. Я отказался от всех текущих лекций, которые не будут засчитаны для нового диплома.

— Было тяжело? Я знаю, что тебе не нравится оставлять дела незаконченными.

Эта девушка знает меня. Она знает меня.

— Да, в этом плане мне пришлось нелегко. Терпеть не могу бросать что-то недоделанным. Это вызывает во мне ощущение, что я потерпел неудачу.

Она прикладывает палец к моим губам, чтобы остановить поток речи.

— Ты не потерпел неудачу. Ты поменял планы. Это огромная разница.

Когда на моем лице расплывается улыбка, Кейти убирает свой палец.

— Спасибо.

— А что насчет стипендии?

— Пока не знаю. Научный руководитель собирается поговорить с доктором Воткинсом с отделения английской литературы, чтобы узнать, что можно сделать. Не удивлюсь, если я лишусь ее. Но даже если и так, я всегда могу взять студенческий заем. Ведь так?

Кейти кивает головой.

— Так. — На секунду она замолкает, а потом снова спрашивает: — Уверен, что ты в порядке?

— Если честно, то не думаю, что когда-либо в жизни был настолько "в порядке".

Она внимательно смотрит на меня. Обычно я терпеть не могу, когда меня пристально изучают, но с Кейти... я просто ощущаю себя живым. Как будто, наконец-то, в моей жизни появился человек, который видит меня, настоящего меня. И плохое, и хорошее. И мне не нужно ничего этого скрывать. Не нужно стыдиться. Не нужно притворяться. Я могу быть самим собой, Келлером Бэнксом.

60
{"b":"270077","o":1}