ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Келлер дважды присылает смс, что рейс задерживается. Наконец, в 10:30 дверь в квартиру открывается, и появляется она — сладкая, маленькая, хихикающая Стелла.

Мы с Шелли в это время готовим на кухне тыквенный пирог. Стелла несется к сидящему в кресле Дункану.

— Дядя Дункан! — восторженно визжит она.

Он сажает ее на колени и крепко обнимает.

— Как поживает моя любимая девочка? — щекочет он ее.

— Не щекочи, дядя Дункан.

Он целует ее в щеку и чуть ослабляет объятия.

— А где Кейт? — спрашивает она. — Папочка сказал, что Кейт будет здесь.

Дункан показывает пальцем мое местоположение.

— Вот так ты меня любишь, ребенок, — по-доброму ворчит он.

Заметив меня, Стелла снова начинает визжать.

— Привет, сладенькая, — машу рукой я.

Она бежит ко мне с поднятыми вверх руками. Я хватаю ее и крепко прижимаю к себе, зарываясь лицом в кудряшки. От нее пахнет свежестью и чистотой, как обычно пахнет воздух после дождя. Она отрывается и смотрит мне в глаза.

— А у нас для тебя сюрприз.

— Правда?

Келлер приносит сумки из Субурбана. Он ставит их прямо за дверью и чешет голову. — Мы тут кое-кого встретили в аэропорту...

И... в этот момент входит Гас.

— Сюрприз! — хлопает в ладоши Стелла.

— Черт во... — тут я вспоминаю, что все еще держу на руках Стеллу. — О Боже, что ты тут делаешь?

Он лениво ухмыляется и пожимает плечами.

— Поверишь, что я просто проходил мимо?

Опускаю Стеллу на пол и бегу к нему. Он заключает меня в свои фирменные объятия, по которым я так скучала.

— Нет.

Гас целует меня в макушку, протягивает руку и шутя толкает Келлера в плечо.

— Это была его идея.

— Ты все это спланировал? — я все еще в шоке.

Келлер с нежностью смотрит на меня и пожимает плечами.

Я перевожу взгляд на Гаса.

— Но как?

Он улыбается.

— Твой парень позвонил мне на прошлой неделе с твоего телефона. Ты спала в это время. — Гас подмигивает Келлеру. — Мы много общались за прошедшее время. Знаешь, я бы на твоем месте начал переживать, а то вдруг у нас случится небольшой броманс. А ты знаешь, что в его Субурбане пуфы? Это так круто! Я уже почти люблю его, Опти.

Стелла сидит на коленях у Келлера.

— Папочка, а что такое броманс?

Смеющийся Гас выпускает меня из объятий и подает свою большую руку Стелле. Она без колебаний берет ее в свою. Дети обожают его.

— Расскажи-ка мне о своей черепахе, Стелла. Мне интересно, что же все-таки ест Мисс Хиггинс? — Они направляются к креслу, чтобы закончить разговор, который определенно начался еще по дороге сюда. Я знаю Гаса, он дает мне время переговорить с Келлером.

— Спасибо, малыш, — обнимая его за шею, шепчу я.

— Мне нравится, когда ты так говоришь. — Он целует меня в шею. — Всегда рад стараться. Ему тоже нужно общаться с тобой.

Я осматриваю комнату.

— Все просто идеально. — Неожиданно я замечаю, что Шелли стоит на кухне с таким видом, как будто у нее вот-вот случится сердечный приступ.

— Эй, Гас, — прочистив горлo говорю я.

Он прерывает беседу со Стеллой и смотрит на меня. Малышка сидит на кресле между ним и Дунканом. Жаль, что у меня нет фотоаппарата.

— Да, Опти, что такое? Я тут узнаю очень важную хер... информацию о черепахах.

Стелла хихикает, глядя на него.

Я показываю на кухню.

— Ты помнишь мою подругу Шелли?

Он оглядывается через плечо.

— Как дела, Шелли? Рад видеть тебя снова.

Она краснеет, как помидор. Никогда не видела ее такой смущенной. Шелли поднимает руку и робко машет ему.

— Привет, Гас. Я тоже рада тебя видеть.

Он разворачивается, чтобы лучше видеть ее.

— Должен признаться, что никогда не видел, чтобы кто-нибудь разбрасывался пиццей с такой меткостью. Мне так и не удалось похвалить тебя.

Шелли закрывает лицо руками.

— Ну конечно, ты все помнишь. — Она все еще переживает, что ее рвало перед всеми.

Гас никогда не был подлым и на самом деле он делает ей комплимент.

— Нет, я серьезно. Отличный бросок. Я был впечатлен.

— Тебе повезло, приятель, — хлопая по плечу Дункана, говорит Гас.

— Боже мой, я хочу умереть, — бормочет Шелли.

Я иду на кухню и кладу руки ей на талию.

— Гас не стал бы пошучивать над тобой, если бы ты ему не нравилась. И, как бы странно это не звучало, он действительно был впечатлен. Он же парень.

Мы опять идем в Граундс и усаживаемся вокруг камина, пока готовится еда. Гас и Келлер располагаются в кресле по обе стороны от меня. Стелла сидит на коленях у Келлера, а Шелли у Дункана, в соседнем кресле.

Гас, как всегда любопытен. Он задает всем кучу вопросов. Конечно, и остальным интересно узнать о нем побольше. Так что ему приходится отвечать на столько же вопросов, сколько задает он.

— А почему ты зовешь Кейт «Оптимисткой»? — спрашивает Шелли.

Он смотрит на меня, а потом на нее. Потом опять на меня. И снова на нее.

— Ты встречалась с этой девушкой? — показывая на меня пальцем спрашивает он.

Все с улыбкой переводят взгляд на меня.

— Она — сама позитивность. Чертов лучик солнца. Кейт не просто выглядит оптимисткой… она так живет.

— Гм, а я всегда думала, что живу в мире, где светит солнце и сияет радуга, — шучу я.

Он пожимает плечами.

— Одна фигня. Хотя, Светит Солнце и Сияет Радуга — ужасное прозвище.

Все присутствующие заливаются смехом.

— Хотя, и у Опти есть темная сторона, — предупреждает Гас. — Не вздумайте обсуждать с ней семейные наклейки на машины, она их ненавидит и...

— Потому что это тупость, — не даю договорить ему я. — Почему, остановившись на красный свет, я должна любоваться бессмысленным изображением какого-нибудь семейства? Насколько должны быть плохими отношения в семье, если возникает необходимость лепить эти наклейки на стекло на всеобщее обозрение. Я всегда подозревала, что таким образом за этим фасадом они прячут собственную несостоятельность. Лицемеры.

Гас довольно смеется.

— Вот видите. А еще она презирает Фейсбук.

— Фейсбук — это крах цивилизации. Он искажает действительность. Люди больше не понимают, насколько важно живое общение. Все сводится к "лайкам" и куче никому не нужной информации. Да какое мне дело, что ты выпил диетическую коку и слопал пакет чипсов, пока пересматривал вечером CSI? Мне, черт в... все равно. "Друзьям" совсем не обязательно знать каждую деталь твоей жизни.. твоей унылой, интернет зависимой жизни. Я предпочитаю личный разговор лицом к лицу, а не чат со всем миром. Фейсбук тормозит социальное развитие. Он душит на корню социальныe...

— Мы все поняли, Опти, — вмешивается смеющийся Гас. Несмотря на улыбку, он согласно кивает головой в ответ на мои слова. Он ненавидит соцсети так же, как и я.

— И еще... никогда не играйте с ней в карты. Она мухлюет, — добавляет он.

Я оскорблено вскрикиваю:

— Не правда, — но хихиканье к концу фразы только подтверждает мою виновность.

— Мухлюет. Уж поверьте мне, — ухмыляясь, говорит он.

После ужина мы выходим с Гасом на улицу покурить и посмотреть на закат. Он берет меня за руку и улыбается.

— Время шоу.

Так всегда делала Грейси.

— Время шоу, — улыбаясь, шепчу я в ответ.

Сегодня невероятно оранжевый закат. Я давно уже такого не видела. Как будто он специально красуется перед нами, чтобы доказать, что и в Миннесоте они могут быть красивыми.

Вернувшись в квартиру, мы все вместе опять направляемся в "Граундс".

— Почему бы вам с Гасом что-нибудь не спеть? Я видела у него гитару, — спрашивает Шелли.

Он всегда таскает ее с собой. Она у него уже давно и повидала не мало.

— Что скажешь, Опти? — глядя на меня, интересуется Гас.

— Я хочу снова услышать, как поет Кейт, — хлопает в ладоши Стелла.

Келлер присоединяется к ней.

— И я тоже. — Это вызывает на моем лице улыбку.

Гас возвращается с гитарой в одной руке и кое с чем еще в другой... Я уже несколько месяцев не видела ее.

65
{"b":"270077","o":1}