ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты и на скрипке играешь? — спрашивает его Шелли.

Он качает головой и кладет инструменты на столик позади нас.

— Нет. — И многозначительно смотрит на меня.

— Гас, — вздыхаю я.

— Мне ее прислала Ма, чтобы я передал ее тебе. Она должна быть здесь, с тобой. Ты должна играть на ней. — Это вызов.

Все смотрят на меня.

— Ты играешь на скрипке? — спрашивает Келлер.

Гас качает головой.

— О нет, она не просто играет, а владеет этим инструментов. Я никогда не встречал никого талантливее Опти. Серьезно.

Его глаза сияют от гордости.

Шелли, прищурившись, пристально смотрит на меня.

— Что еще ты скрываешь от нас? — А потом ее озаряет. — О, Господи, это ты! — визжит она.

Келлер и Дункан выглядят сконфуженными.

— Это она? — спрашивает Дункан.

Шелли показывает на меня пальцем одной руки, а второй машет в воздухе как какая-то сумасшедшая фанатка.

— Это ты! Это ты играешь на скрипке в "Missing You".

— Да, она. Единственная и неповторимая, — улыбается Гас.

Келлер и Дункан все еще ничего не понимают.

— Что еще за "Missing You"? — интересуется Келлер.

— На данный момент самая популярная песня на радио. Гас ее исполнял на акустической гитаре на концерте, — отвечает Шелли с таким видом, как будто они обязаны это знать. — Ты должна сыграть ее, — умоляет она.

— Что скажешь? Встряхнем стариной? — спрашивает Гас, подняв брови.

Стелла опять начинает хлопать в ладоши.

— Сыграй, Кейт! Сыграй!

Я просто не могу сказать "нет".

Скрипка кажется какой-то чужой. Я уже несколько месяцев не брала ее в руки. Но как только я кладу ее под подбородок, она становится частью меня, как будто мы никогда не расставались. Поднимаю смычок и аккуратно провожу им по струнам.

— Я готова, — киваю Гасу я.

— Ты уверена, — с сомнением спрашивает он.

— Да. Может быть, нас услышит Грейс?

Он улыбается.

— Я уверен в этом. Грейси, это для тебя, — подняв взгляд к потолку говорит Гас.

Я встаю и прислоняюсь к подлокотнику кресла. Гас садиться прямо передо мной, на край кофейного столика. Все остальные остаются на своих местах.

Становится так тихо, что было бы слышно и упавшую иголку. Даже Стелла не издает ни звука. Она сидит, прислонившись спиной к груди Келлера, а он крепко обнимает ее.

Мы с Гасом понимает друг друга без слов. Так было всегда. Мы одинаково слышим и чувствуем музыку. Наше общение происходит через нее.

Он дважды проводит по струнам, давая мне знать, что готов. Я киваю и начинаю свое меланхоличное интро. Закрыв глаза, я позволяю мелодии захватить себя. Скрипка становится естественным продолжением меня и моих эмоций.

Вступает Гас с гитарой. Его голос нежный и успокаивающий. Слушая его, ты практически веришь в то, что с тобой никогда не произойдет ничего плохого. Он отвлекает меня от действительности. Мне всегда это нравилось.

Гас доигрывает свои финальные аккорды и наступает черед моего соло.

Проведя смычком по струнам в последний раз, я открываю глаза. Лицо Гаса светится от гордости и благоговения.

— Вот это моя девочка.

Я улыбаюсь.

Стелла снова начинает громко хлопать.

— Еще, Кейт. Сыграй еще.

Я смотрю в ее сияющие голубые глаза. В нескольких дюймах от них — такие же, но Келлера.

— Ты никогда не перестаешь удивлять меня, Кейт.

Господи, я люблю его.

Перевожу взгляд на Дункана и Шелли, стоящих с разинутым ртом.

— Что за фигня, Кейт? Почему ты не говорила нам, что играешь? Это феноменально.

Пожимаю плечами.

— Я больше не играю. Моя сестра любила слушать, как я... — Замолкаю, не договорив. Я рассказала Дункану о сестре в тот вечер, после концерта. Уверена, он поделился с Шелли.

Она с пониманием кивает.

Гас хлопает в ладоши.

— Мы не можем так просто закончить. Стелла хочет продолжения. Что следующее, Опти?

Несмотря на то, что боль в районе поясницы становится все сильнее, я наслаждаюсь происходящим. Даже, если я больше никогда не возьму в руки скрипку, сегодня я хочу играть.

— Конечно. Мы давно ничего не исполняли вместе. Уверена, что угонишься за мной? — ехидничает Гас.

Подмигиваю ему.

— Я попытаюсь. Шелли должна узнать эту песню.

Гас поворачивается к ней.

— Мы с Опти ходили вместе в музыкальную школу. Она была на два года младше, но всегда запросто могла пнуть меня под... — перед тем, как продолжить, он смотрит на Стеллу, — попу...

— Подожди. Только не говори мне, что вы, ребята, ходили в "Академию" в Сан-Диего? — прерывает его Шелли.

— Да, — отвечает Гас.

— Что за "Академия"? — спрашивает Дункан.

— Это одна из самых престижныx музыкальных школ в стране. Туда практически невозможно попасть, они принимают только самых талантливых. — Она качает головой и с улыбкой смотрит на меня. — Почему я этого не знала?

Я пожимаю плечами.

Гас, в свою очередь, продолжает:

— Так вот, в выпускном классе нам нужно выбрать песню из чарта, что-то очень популярное и сыграть ее на свой лад. Сделать ее чем-то иным, неузнаваемым. Я, как вы понимаете, привлек к этому свою талантливую подругу, — он показывает на меня, а я в ответ закатываю глаза. — Мы выбрали рок, а Опти, этот, черт возьми, музыкальный гений, с помощью скрипки превратила ее в медленную, романтическую балладу.

— Не дайте ему обмануть себя. Гас полностью переписал музыку под акустическую гитару, я просто добавила скрипку. Это все была его идея.

— Давай сыграем. Пусть они сами все решат.

Так мы и делаем. И только дойдя до припева, я замечаю искру узнавания в глазах Шелли. На ее лице расплывается ухмылка.

Келлер качает Стеллу и тихо напевает ей в ухо. К концу песни, она окончательно засыпает.

Шелли продолжает улыбаться.

— Это было поразительно. У меня нет слов. Просто. Поразительно.

Гас встает и преувеличенно низко кланяется.

— Грасиас.

Я лишь слегка опускаю голову.

— Спасибо, милая дама.

Дункан гладит Шелли по ноге.

— Нам пора идти, а то у твоей мамы будет истерика. Мы и так уже опаздываем на пять минут.

— Да, ты прав. — Она хмурится. — Просто здесь так весело, не то, что у родителей.

Дункан целует ее в щеку и аккуратно подталкивает со своих коленей.

— Верно. Но твои родители ждут нас. Так что пошли.

К тому времени, как они уходят, боль становится непереносимой. За последний час она постепенно становилась все сильнее и теперь достигла максимума. Она принесла с собой тошноту, перед глазами все расплывается. Пока Келлер укладывает Стеллу в кровать, я извиняюсь перед Гасом и иду в ванную, чтобы принять таблетки. Сажусь на пол, потому что не могу стоять, и пытаюсь открутить крышку с банки с обезболивающим. Мне становится все хуже, голова со стуком ударяется о плитку пола и меня накрывает темнота.

Келлер

Я начинаю переживать. Кейти находится в ванной уже десять минут, а оттуда не доносится ни звука.

Гас ставит бутылку с остатками пива на стол.

— Где у вас тут туалет, приятель? Мне нужно отлить.

Я показываю на дверь.

— Там Кейти.

Гас тихо стучит в дверь.

— Опти, поторопись, мне нужно пописать. Ты что, утонула?

Я бы посмеялся, если бы не переживал. Никакого ответа. Мой пульс начинает биться как сумасшедший. Я не хочу, чтобы Гас без причины начал беспокоиться, но ничего не могу поделать. У меня такое чувство, что что-то произошло. Я стучу в дверь.

— Кейти, детка, ты в порядке?

Молчание.

Я медленно начинаю открывать дверь, но что-то мешает. Я толкаю ее сильнее и протискиваюсь в открывшуюся щель.

— Вот черт!

— Что случилось? Опти? — спрашивает он с другой стороны двери.

Кейти лежит на полу, ее таблетки рассыпаны. Повсюду рвота вперемешку с кровью. Я перемещаю ее на свои колени, так, чтобы Гас мог открыть дверь. Она без сознания, но дышит.

66
{"b":"270077","o":1}