ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник памяти
Обретение дома
Хмель
Неправильная
Сестромам. О тех, кто будет маяться
Мужской гарем
Лекции по русской литературе XX века. Том 2
У Купидона картонные крылья
Тени павших врагов
Содержание  
A
A

Бен медленно встает на колени. Из его носа хлещет кровь, заливая лицо и рубашку.

— Что за черт? — говорит он, сплевывая у моих ног.

Я пытаюсь снова ударить его, но трое парней крепко держат меня.

— Ты, кусок дерьма. Даже и не думай дотронуться до нее снова. Ты понял меня? Если я только увижу тебя рядом с ней, клянусь, я вырву тебе глаза.

Бен поднимает руки вверх, как будто он просто невинный младенец.

— Прости, босс. Без обид. — Он поворачивается, чтобы уйти, как будто ему только что не надрали задницу.

Проходя мимо Кейти, он останавливается и шлет ей воздушный поцелуй. Он только что посмеялся над ней прямо на моих глазах.

Я уже готов вырваться и разорвать парня на мелкие кусочки, когда Кейти хватает Бена за плечи и бьет его коленом прямо по яйцам. Согнувшись от боли, он падает на пол. Нужно признаться, это было великолепно.

Она склоняется к его уху.

— Карма — такая сука, приятель. Надеюсь твоя жалкая молодость того стоила, потому что, поверь мне, для такого куска дерьма, будущее будет адом. Наслаждайся им, ублюдок, потому что ты заслужил каждую его секунду.

Господи, моя крошечная, сорокапятикилограммовая девочка — невероятно храбрая засранка. Бен встает и, спотыкаясь, уходит, держа руку на своей промежности.

А потом маленькие нежные ручки Кейти обхватывают мое лицо, и она с беспокойством смотрит на меня.

— Ты ранен?

Я качаю головой и не могу сдержать расплывающуюся на лице улыбку. Я практически в нирване, что просто абсурдно, учитывая тот факт, что я только что избил человека... а я никогда в жизни не поднял ни на кого руку. Наверное, это все из-за адреналина.

А может быть, из-за Кейти.

На ее лице сияет божественная улыбка.

— У тебя довольно хороший правый хук, малыш. Сейчас мы пойдем домой, и помоем тебя.

— Мы? Ты будешь помогать? — выгибаю я бровь.

Она прикусывает зубами нижнюю губу. Боже, обожаю, когда она так делает.

— Мне нравится помогать. Что еще я могу сказать? — пожимает плечами она.

Кто-то хлопает меня по плечу и спрашивает:

— Извините? Вы в порядке?

Я поворачиваю и вижу Джона, старшего по общежитию, стоящего передо мной в пижамных штанах и университетской футболке, которая выглядит так, как будто ее стирали миллион раз. Когда я жил тут на первом курсе, он уже был старшим. Не знаю, помнит ли он меня, но глядя на него, становится понятно, что он все такой же ворчун.

Никогда не видел на его лице даже намека на улыбку.

— Ты в порядке? — повторяет он.

Я киваю, несмотря на боль, пульсирующую в костяшках.

Он показывает большим пальцем через плечо.

— Вот и хорошо. А теперь иди, умойся и убирайся отсюда. И чтоб я больше тебя тут не видел. — Я уже и забыл, как этот парень любит выставлять напоказ свой авторитет.

Я беру Кейти за руку.

— Пошли.

Джон качает головой.

— Мне нужно поговорить с Кейт и Клейтоном. Она встретит тебя на улице.

Кейти вопросительно поднимает брови и смотрит на прислонившегося к стене Клейтона, который все это время пытался остаться в стороне от бедлама.

— Хорошо. Встретимся на входе через минуту, Келлер, — наконец соглашается она.

Очистив руки от крови, я опять начинаю злиться. Как Джон посмел меня выгнать. Он ни слова не сказал Бену, хотя я практически уверен, что он все видел. Резко открываю дверь и спускаюсь по лестнице. Кейти стоит на тротуаре вместе с Клейтоном и Джоном.

— Ты... — с обвиняющим видом тычу в него пальцем.

Кейти обeими руками толкает меня в грудь.

— Стоп. Одного боя без правил на сегодня достаточно, тигр.

А потом я замечаю на лице Джона то, что никогда раньше не видел — улыбку. Ну, не столько улыбку, сколько маленькую, кривую ухмылку. Но для него это эквивалентно улыбке от уха до уха, обнажающей все тридцать два зуба. Он смотрит на стоящую к нему спиной Кейти, потом переводит взгляд на меня и его лицо становится серьезным.

— Простите за сцену, но я должен делать свою работу. — Откашлявшись, говорит он. Джон смотрит мне прямо в глаза. — Что касается меня, то ничего не было.

Я ничего не понимаю, да и адреналин в крови никак мне не помогает.

— Чего не было?

— Именно так. Тебя никогда тут не было. — Он дает мне возможность выйти сухим из воды.

— Ты не станешь сообщать в службу безопасности кампуса?

— Нет. Я долго ждал возможности выпнуть Бена Томпосона из Гранта. Сегодня вечером он решил совестно и физически надругаться над двумя студентами, проживающими в общежитии, а потом подрался с неизвестной личностью.

— Неизвестной? — с нажимом спрашиваю я.

Джон пожимает плечами.

— Все произошло очень быстро, поэтому я не рассмотрел парня, с которым он дрался. Если подумать, Бен был настолько пьян, что, скорее всего, схватился с кем-то уже вне стен общежития, по пути домой.

Кейти кивает головой.

— С незнакомцем, — задумчиво произносит она.

— С незнакомцем, — поддакивает Клейтон. На его лице появляется странная маленькая улыбка.

— С незнакомцем, — соглашается Джон. — К тому же, нападения на Кейт и Клейтона достаточно, чтобы его выкинули из общежития. Я все видел и слышал. Он вел себя отвратительно. Мне даже не придется упоминать о драке. Список нарушений Бенa длиной с мою руку, и это станет последнем гвоздем в его гробу. К моему удовольствию. Я ждал расплаты три года.

Может, этот парень не так уж и плох.

— Джина?

Он грустно кивает головой.

— Да.

— Клейтон тоже согласился написать заявление, — встревает Кейти. Она улыбается Клейтону так, как будто невероятно гордится им. — Мы пойдем с Джоном в службу безопасности.

— Я отвезу вас, — даже не раздумывая, говорю я.

Кейти внимательно смотрит на мои костяшки и кровь на рубашке.

Я следую за ее взглядом.

— Я, хм, ...я подожду в машине, когда мы приедем.

— Отличная идея, — улыбается она.

Джон уже ведет нас в сторону парковки. Он снова стал резким, властным самим собой.

— Бен Томпсон свалит отсюда еще до восхода солнца. Ставлю свое МБА на это.

Понедельник, 12 декабря

Кейт

Джон оказался прав. По слухам, Бена Томпсона выселили из общежития рано утром, еще до того, как начались занятия. Они даже упаковали все его вещи. Я рассматриваю случившееся как победу Клейтона над всеми Придурками.

Карма — такая сука, Бен Томпсон.

У меня был только один экзамен с утра, поэтому перед тем, как отправится к Келлеру, я иду в общежитие, чтобы проведать Шугар. Я переживаю за нее.

Беременность и ее последствия очень сильно повлияли на нее. Кажется, она искренне хочет изменить свою жизнь, но в ней нет необходимых для этого качеств. Во-первых, решительности. Шугар важно, что о ней думают другие и в этом основная причина ее проблем. Она напрочь убивает в ней чувство самооценки. Во-вторых, активности. Она просто плывет по течению реки. За нее все время кто-то что-то делает.

Она даже не знает, как составить план, а уж тем более исполнить его. И наконец, самооценки. Девушки, подобные Шугар делают все, чтобы только привлечь внимание. Дурное внимание. И это ведет к тому, что они, в конце концов, начинают ненавидеть самих себя. Порочный круг.

В глубине души, я знаю, что она не такой уж и плохой человек. Просто у нее нет стержня или ролевой модели, на которую можно было бы ориентироваться. Но не могу не признать, что у нее есть яйца. Она постоянно это доказывала, даже если и была полной сучкой большую часть времени. Если бы она применила свою энергию для того, чтобы измениться, то стала бы рок-звездой.

Теперь мы с Шугар подруги. Это немного странно, но в хорошем смысле этого слова. Да я и сама странная, что уж тут говорить.

Четверг, 15 ноября

Кейт

Сегодня последний день экзаменов, поэтому мы с Келлером решили пригласить на ужин всех наших друзей – Шелли, Дункана, Клея и Пита. Мы насладились овощной лазаньей, салатом “Цезарь” и чесночным хлебом. Еда была великолепной, но наше общение оказалось еще лучше. Когда за столом собираются шесть абсолютно разных людей, всегда весело.

72
{"b":"270077","o":1}