ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы продолжаем слушать радиостанцию колледжа, и она действительно очень даже ничего. Практически постоянно, они крутят инди и альтернативный рок. Это настраивает меня на мысли о Гасе. Ему бы понравилась эта станция.

Когда мы все закончили, Шелли хлопает меня по спине.

— Для человека, который не имеет понятия, что делает, ты неплохо справилась.

Я хмурюсь.

— Спасибо... наверное. — А потом я улыбаюсь, так, чтобы она знала, что я подшучиваю над ней.

В ее в глазах появляется намек на веселье, но не больше.

— Как скажешь. Ты можешь выходить после обеда по понедельникам, вторникам и воскресеньям и иногда по субботам?

— Так точно.

— Тогда ты нанята.

Внутри у меня все ходуном ходит, но внешне я остаюсь спокойной.

— Спасибо.

— Полагаю, ты тоже студентка. Я заканчиваю Грант в этом году. Музыкальное отделение, классическое пианино.

— Правда? Классическое пианино? — Знаю, звучит изумленно, но так и есть.

Шелли сурова как скала. Не представляю ее за пианино.

—У меня не хватало нескольких предметов для второго курса, поэтому ты права, я первокурсница. — Съеживаюсь, вспоминая свой непростой путь в колледж.

Полтора года назад я выпустилась с полной стипендией, позволяющей мне обучаться в этом колледже. Но жизнь такая штука... мне пришлось остаться в Сан-Диего. На пару с Гасом я занималась сортировкой писем в рекламной компании его мамы, и училась в местном колледже. Это были счастливые времена. Казалось, что все будет хорошо. А потом, три месяца назад, в июне, случилась еще одна трагедия, которая перевернула мой чертов мир вниз головой. Мне нужно было уехать из Сан-Диего. Даже несмотря на то, что приближался осенний семестр, я опять подала документы в Грант, посчитав, что мне нечего терять. В середине июля я получила письмо, подтверждающее, что они не только зачисляют меня, но и дают мне академическую стипендию, которая оплачивает учебу, комнату и пищу. Я была очень удивлена. Уведомила заранее Мистера Ямашита, съехала в последний день июля и до конца отъезда поселилась в гостевой комнате у Одри Хосорн. Мама Гас одна из моих самых любимых людей на планете. Я знаю ее всю жизнь. Когда я говорю «мать», то подразумеваю Джанис Седжвик, а когда говорю «мама», то думаю об Одри. Гас до сих пор живет с ней. Он такой мамочкин сынок.

Шелли с грустью смотрит на меня.

— Ты будешь жить в общежитии?

— Да, все первокурсники там живут, ведь так?

— Так, — подтверждает она.

— Я вчера проезжала мимо. Они просто великолепны. Я очень воодушевлена.

Она хлопает меня по плечу.

— Надеюсь, что так и останется. Но предупреждаю, это маленькая школа. Здесь учится куча богатенького испорченного отродья. Не позволяй им подшучивать над собой.

Киваю, благодаря за предупреждение.

— Заметано. Хорошо, что мои яйца стрессоустойчивы.

Клянусь, она почти что улыбнулась.

Мы разбредаемся каждый в свою сторону. Заглядываю в «Граундс», чтобы поблагодарить Ромеро и направляюсь домой. В этот раз я добралась за девять минут.

Завтра первый день в Гранте и у меня отличное настроение. Я знаю, что это был правильный выбор.

В Кали все еще день. Гас на работе, поэтому шлю ему смс.

Я: Сегодня получила работу в цветочном магазине.

Гас: Отлично. После работы у меня репетиция. Поговорим завтра? Люблю тебя.

Я: Хорошо. Удачи. Передавай всем привет. Люблю тебя. 

Четверг, 25 августа

Кейт 

Главным итогом дня стало то, что мы с Гасом поговорили по Скайпу и решили, что человек, которому пришла в голову эта идея, заслуживает Нобелевскую премию, или Медаль Почета Конгресса, или любую другую серьезную награду, даже если ее и не дают за технологические прорывы. Потому что Скайп — это гениальное изобретение.

Не столь ярким событием стало мое первое посещение доктора Коннелла в Методистском Госпитале Миннеаполиса. Все было так, как я и ожидала. Так же, как доктор Ридли в Сан-Диего, доктор Коннелл реально подошел к положению вещей, что я ценю и уважаю. Он изложил мне все варианты и график лечения. Этот доктор проповедует принцип «Чем больше, тем лучше». Он хочет все и сразу. Мне же больше импонирует «Лучше меньше, да лучше» Поэтому я не хочу. Конечно, он не обрадовался. В итоге я покинула его кабинет с визитной карточкой в руках и назначенным через месяц очередным приемом. В памяти запечатлелось его обеспокоенное лицо.

Обычно, доктора лучше владеют своими эмоциями. В одном я уверена абсолютно точно: если когда-нибудь поеду в Вегас, то никогда не приглашу доктора Коннелла играть за своим столом.

Пятница, 26 августа

Кейт

Я опаздываю, как всегда. Поэтому едва зайдя в столовую, сразу же начинаю сканировать комнату на наличие свободных мест. Они есть практически у каждого столика. Неожиданно застываю на месте, когда вижу сидящего в одиночестве невысокого парня. На нем винтажная в тонкую полоску футболка, галстук-бабочка шотландской расцветки, намеренно коротковатые красные брюки, голубые носки, вязаные «ромбиком» и черно-белые туфли. Внутренним чутьем, я знаю, что это — то место, где я должна сесть. У парня отличный стиль. Чтобы носить такую смелую одежду, у него должен быть и характер под стать. Решаю, что должна с ним познакомиться. По мере приближения к его столику, понимаю, что парень пытается быть храбрым, но его сгорбленный вид говорит о том, что он ужасно нервничает. Мне хочется похлопать его по спине, чтобы он хоть чуть-чуть расслабился. Но я этого не делаю. Мне нравится прикасаться к людям, но методом проб и ошибок я выяснила, что людям это кажется странным. Сначала нужно познакомиться.

— У вас не занято? — вежливо спрашиваю я.

Он вздрагивает при звуке моего голоса, а потом поворачивается ко мне лицом.

Я стою и улыбаюсь. Этот галстук-бабочка ужасно прикольный. Снова спрашиваю:

— У вас не занято? — и специально показываю на стул рядом с ним, хотя все остальные места за большим столом свободны

Он улыбается в ответ и начинает потихоньку расслабляться.

— Нет. Тут никто не сидит. Присаживайтесь.

Знаю, что «эльф» не совсем подходит в качестве мужской характеристики, но именно это слово приходит мне на ум, как только я вижу его улыбку. Он хорошо одетый и подстриженный маленький эльф.

— Приятель, у тебя просто отстойная футболка, — говорю я, устраиваясь на стуле. Его образ отлично подобран. Он ничегошеньки не упустил. — Я Кейт, — протягиваю ему руку, которую он аккуратно пожимает. Его собственные руки очень мягкие.

— Ну... спасибо, наверное. Кейт сокращенно от Кэтрин? Я Клейтон. — Он немного официален, но не потому, что важничает или воображает. Его официальность носит скорее утонченный характер. Ему не помешало бы еще чуть-чуть расслабиться.

— Твоя футболка тоже потрясает воображение, — добавляет он. На моем топе написано «Tijuana is muy bueno». Для этой фразы мне пришлось пожертвовать тремя футболками, а полоски я сделала из черной толстой ленты.

— Гм. Спасибо, Клей. — Кажется, он говорил искренне. — Я Кейт, просто Кейт. Кэтрин меня не назвала бы даже собственная мать.

— Заметано, Кэтрин. — Он застенчиво улыбается. — А я Клейтон, просто Клейтон. Клеем меня не назвала бы даже собственная мать.

Я смеюсь.

— Так значит? — Мне нравится этот парень. Он остроумный. И не замыкается в себе, несмотря на то, что до ужаса боится находиться здесь.

В этот момент появляются официальные лица и начинают свою часовую речь на тему «открывающихся перед нами возможностей». Меня пробирает хихиканье, когда декан повторяет эту фразу слово в слово, приветствуя нас. Клейтон подавляет свой смешок и прикладывает указательный палец к губам, призывая меня быть потише. Резко прекращаю веселиться, когда осознаю, что мы единственные, кто смеется. Декан не пытается быть ироничным или смешным, он действительно так думает. А все остальные внимают ему. Перспективы. Мне понадобилось двадцать секунд, чтобы понять, что он не просто упомянул о них, но и собирается детально раскрыть столь важную информацию. У меня такое ощущение, что я попала на проповедь или мотивационный семинар. Невероятно, но чертов энтузиазм так и прет из этого парня. Поэтому я успокаиваюсь и начинаю слушать. Просто так, для развлечения. Наблюдать за тем, как все остальные в помещении впитывают каждое произносимое им слово, очень увлекательно. Несмотря на то, что он серьезен, как сердечный приступ, некоторые вещи, которые он говорит, кажутся мне самыми смешными из того, что я слышала за всю свою жизнь. За исключением сдержанного смешка во время представления и случайного взгляда в мою сторону, когда декан сказал что-то особенно смешное (ну, по крайней мере, для нас двоих), Клейтон настолько сосредоточен, как будто его инструктируют по поводу операции на мозге, которую ему придется провести позднее. Он уже записал столько изречений, а я начинаю чувствовать себя бездельницей, потому что ни разу даже не притронулась к ручке. Хотя, если подумать, была пара классических фраз, которые стоило бы записать и показать Гасу. Он бы смеялся до упада. Все, что засело у меня в голове сейчас — набор слишком часто используемых клише. Декан просто фанат клише.

8
{"b":"270077","o":1}