ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Носят, когда так хочется спать, что не можешь идти. А на закорках катают, когда хотят повеселиться.

Келлер тоже улыбается.

— Хорошо сказано, Стелла. Вот видишь? Давай же, детка.

Ну как я могу оспорить столь логичное разъяснение.

Даже несмотря на то, что Стелла тащит чемодан, а Келлер — меня, мы быстро проходим регистрацию и прибываем в зону досмотра на пятнадцать минут раньше. Мы устраиваемся на сидениях, и Келлер отправляет Гасу смс с данными нашего местоположения.

Я не успеваю моргнуть, а Гас уже стоит передо мной. Я рада его видеть, но сама ситуация тяготит меня. Это еще один шаг вперед, к финалу. Я не очень хорошо реагирую на это.

— Привет, Опти. — Он садится на корточки и целует меня в лоб.

— Привет, Гас. — Я пытаюсь быть сильной, но меня начинает одолевать грусть.

Гас пожимает руку Келлеру, а потом Стелла забирается к нему на колени.

— Привет, Гас.

— Ну привет, мисс Стелла.

Она смотрит на него, моргая своими большими голубыми глазами.

— Кейти будет теперь жить с тобой и твоей мамочкой?

Он судорожно сглатывает и кивает. Ему тоже тяжело.

— Да.

— Папочка говорит, что она болеет.

Гас только и может, что кивнуть.

— Ты будешь хорошо заботиться о ней?

Он опять сглатывает и встречается взглядом с Келлером.

— Обещаю. Мы будем хорошо заботиться о ней.

Келлер кивает. Это его «спасибо».

Гас тоже кивает. «Рад стараться».

Гас встает и берет Стеллу на руки.

— Пойдем, купим что-нибудь попить. Я умираю от жажды. Как насчет тебя? — Они идут по коридору в направлении ларька с газетами и буфета.

Я смотрю на Келлера и не знаю, что сказать. Я испуганна и мне грустно, но я знаю, что он чувствует то же самое. Я хочу быть сильной для него, но ком в горле делает это практически невозможным.

Он берет мою руку, достает из кармана пальто маркер, снимает колпачок и пишет на ладони левой руки. Ты храбрая.

По моему лицу ручьем текут слезы, когда я говорю ему «Спасибо».

Келлер нежно обхватывает мое лицо ладонями. В его глазах тоже слезы.

— Нет, Кейти. Это тебе спасибо. За все. Ты самый храбрый человек, которого я знаю.

Спустя, как нам показалось, мгновение возвращается Стелла с бутылкой сока и Гас с пустыми руками. Он не хотел пить, просто давал нам время побыть наедине.

Гас смотрит на часы.

— Нам, наверное, пора идти, Опти. На досмотре длинные очереди.

Я киваю, а потом опускаю взгляд и вижу, что Стелла протягивает мне пальто.

— Кейт. — Она держит его на вытянутых над головой руках.

Мне бы так хотелось поднять ее, но у меня нет на это сил. Поэтому я становлюсь на колени и обнимаю ее. Она такая маленькая и сладенькая. Сегодня ее волосы пахнут лавандой.

— Веди себя хорошо, Стелла.

Она крепко прижимается ко мне.

— Обещаю. А ты будешь звонить нам по телефону или разговаривать по компьютеру?

Я еще сильнее сжимаю ее в объятиях.

— Обещаю. Каждый день. Я люблю тебя.

Стелла чуть откидывается назад и целует меня в губы.

— Я тоже люблю тебя.

С полными слез глазами я поворачиваюсь к Келлеру. Он прижимает меня к груди и просовывает руки под расстегнутое пальто, а потом под футболку и кладет их мне на поясницу. Медленно, круговыми движениями он гладит мою обнаженную кожу. Мне сразу же становится немного спокойнее. Я закрываю глаза и утыкаюсь носом в его шею. Его губы щекочут мое ухо.

— Позвони мне, когда вы приземлитесь, детка.

— Позвоню.

Он целует меня в ухо и шепчет.

— Я люблю тебя больше, чем ты себе можешь вообразить.

Я чуть-чуть отодвигаюсь и целую его мягкие и такие желанные губы. Келлер обхватывает мой затылок, притягивает меня еще ближе, и мы упираемся лбами друг в друга.

— Мое воображение не имеет границ, — говорю я. В наших глазах блестят слезы. Я обеими руками сжимаю его футболку. Господи, я не хочу его отпускать.

— Как и моя любовь. — Келлер улыбается и это одновременно и самая счастливая, и самая грустная улыбка, которую я когда-либо видела. Сложно себе представить, что две такие различные эмоции могут жить в одной улыбке. Но они могут. Он тому подтверждение. Этот момент — все, что сейчас имеет значение.

— И моя тоже. Я люблю тебя, малыш.

— Скажи еще раз, — шепчет он с закрытыми глазами.

— Я люблю тебя, малыш.

Стелла опять стоит рядом с Гасом и тянет его за футболку.

— Гас, ты должен покатать Кейт на закорках. Не потому, что она хочет спать. Просто ради веселья.

Гас ерошит ее волосы.

— Да я только за, ребенок. — Он поворачивается и присаживается. — Заползай, Опти.

Я забираюсь на него, а Келлер вручает Гасу мой чемодан.

— Спасибо, мужик.

Гас мажет рукой и делает несколько шагов задом в направлении зоны досмотра.

— Всегда пожалуйста, чувак. Всегда.

Гас поворачивается, и я оказываюсь спиной к Келлеру и Стелле. Я оглядываюсь назад и наблюдаю за тем, как они постепенно исчезают. Мы машем друг другу до тех пор, пока Гас не заходит за угол и их становится не видно.

Пятница, 13 января

Кейт

Я общаюсь с Келлером и Стеллой по скайпу каждый день, утром и вечером.

Занятия у Келлера начнутся только через неделю, поэтому, когда он не на работе, и я не сплю, мы так же разговариваем по телефону.

Я стала много спать. Тэмми, медсестра, которую наняла Одри, говорит, что ее работа заключается в том, чтобы я чувствовала себя комфортно. А комфорт для меня на данный момент — это оксикодон. С его помощью я не чувствую мучительную боль.

Подключение к аппарату с подачей кислорода тоже помогает. До него мне приходилось бороться за каждый глоток воздуха. Так что носовая канюля теперь у меня в любимицах.

Гас должен был отправиться в тур по Европе на прошлой неделе, но он отказался. Их тур-менеджер был ужасно зол. Гас стал называть его Гребаный Гитлер. Остальные члены группы на стороне Гаса, поэтому им пришлось перенести концерты. Я чувствую свою вину за то, что он откладывает свою жизнь "на потом". Но в то же время я счастлива, что он здесь, со мной.

Он проводит в моей комнате все двадцать четыре часа в сутки. Его присутствие неизменно, оно дарит покой. Мы слушаем музыку, играем в карты (и да, он разрешает мне мухлевать) или просто разговариваем (но по большей части предаемся воспоминаниям). Практически каждый день приходят Франко, Робби и Джейми. Иногда на несколько минут, а иногда на час. Все зависит от того, как долго я могу бодрствовать.

Раз в день Тэмми разрешает Гасу выносить меня на веранду, чтобы подышать свежим воздухом. Он тащит меня и тянет за собой тележку со всей необходимой аппаратурой (для капельницы и оксикодона). Я уже не могу ходить. Даже походы в туалет — в прошлом, отчего я чувствую себя такой несчастной. Мало мне катетеров, так теперь еще и мочеприемники в придачу.

Одри вернулась около часа назад. Она пока работает из дома, и через день ходит в офис на час или два. Помимо всех этих неприятностей со мной, ей еще надо вести свой бизнес. Не знаю, как она справляется.

Одри стучит в дверь с чашкой кофе в руках. Как и каждый день, в это же самое время.

— Привет, милая. Как дела?

Я улыбаюсь, потому что ничего другого у меня при взгляде на нее не выходит. Я всегда думала, что она ангел, но теперь даже не сомневаюсь в этом.

— Великолепно.

Она улыбается в ответ и целует меня в лоб.

— Рада это слышать. — С этими словами она вручает мне кружку с овощным бульоном.

— А теперь настало время поужинать. — Одри переводит взгляд на Гаса.

— Дорогой, я и тебе кое-что приготовила. Посмотри на кухне.

Гас хлопает рукой по кровати.

— Я быстро. — Ему не нравиться есть передо мной, потому что я, по правде сказать, уже практически не могу этого делать. Поэтому обычно он кушает один, на кухне. Клянусь, Гас просто вдыхает пищу, потому что максимум через пять минут, он снова в комнате.

81
{"b":"270077","o":1}