ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Томас,

Спасибо за Грейс. Жаль, что ты ее не знал. Она была самым милым и невинным человечком на планете.

Несмотря на то, что от твоих денег попахивает чувством вины и мне бы не хотелось их принимать, я знаю, что они послужат благому делу.

И напоследок, я надеюсь, что ты хорошо относишься к жене и детям и каждый день говоришь им о своей любви. Детям это очень нужно. Одри Хоторн научила меня, что такое любовь родителя к своему ребенку. Она замечательная женщина. Я всегда чувствовала себя любимой. Надеюсь, эти слова принесут тебе облегчение.

Кейт.

После того, как я закончила писать записку и Одри ушла, решаю поговорить с Богом. Мне немного стыдно, потому что я уже довольно долгое время избегаю его.

Привет, Большой Человек. Я и правда думаю то, о чем написала Томасу. Я не знаю, могу ли просить тебя об этом, но все же попытаюсь. Пожалуйста, прости его. Я очень надеюсь на то, что он любит свою жену и детей, а они любят его. Спасибо тебе за то, что в моей жизни столько людей, которых люблю я.

Воскресенье, 15 января

Кейт

С тех пор, как я переехала к Одри, Келлер присылает мне цветы каждые четыре-пять дней. Гас всегда ставит их на столик возле кровати, чтобы я могла смотреть и наслаждаться их запахом. Я всегда говорила, что мне не интересны все эти сентиментальные штучки. Но теперь мое мнение поменялось. Теперь я двумя руками «за» них.

Вчера я получила коробку от Келлера. На ней было написано «Каникулы Мечты Кейти». Внутрь он положил DVD диск о бухте Халонг, две пары очков, два маленьких бумажных зонтика для коктейлей и написанную от руки инструкцию. Следуя ей, мы с Гасом надели очки и смотрели видео. Гас сидел рядом со мной на кровати и пил виски с колой, а я наслаждалась овощным бульоном, представляя, что это пина колада. Нашу выпивку мы украсили зонтиками. Не думаю, что когда-либо видела что-нибудь смешнее Гаса, потягивающего напиток с крошечным коктейльным зонтиком сбоку.

Все было просто идеально. Намерение, которое вложил Келлер в этот подарок, было идеальным.

Вечером, как и всегда, я, Келлер и Стелла общались по скайпу. Он показал мне билеты на самолет. Они стоили ему кучу денег, которых у него и так нет. Келлер потерял большую часть стипендии, к тому же на его плечах забота о Стелле, так что его расходы сильно выросли. Он хотел приехать на этих выходных, но я знаю, что смогу увидеть его только один раз и мне не хочется, чтобы это произошло слишком скоро. Иначе мне больше нечего будет ждать. Это будет «последний раз» для меня, и я хочу оттянуть его насколько возможно. Поэтому они со Стеллой прилетят в пятницу вечером и останутся до утра воскресенья. Не могу дождаться, чтобы увидеть их, дотронуться, втянуть в себя их запах. Прошло уже две недели, которые кажутся мне вечностью. Расстояние — это хреново. Я скучаю по ним. Я скучаю по нему.

Понедельник, 16 января

Кейт

Привет, Боженька. Это я, Кейт. Мы никогда по-настоящему не говорили о том, что происходит со мной, ну кроме тех гневных слов, которые я высказала в прошлом месяце. Хочу, чтобы ты знал, что я не злюсь по поводу всей этой истории с чертовым раком. Он не изменит того, как я вижу свою жизнь. Она была счастливой. Я бы ни капельки не хотела поменять ее. Грейси, Гас, Одри, Келлер, мои друзья и музыка были подарком от — ну ты знаешь, от тебя. Я его получила, так что спасибо. Встреча с каждым из них была счастьем для меня. Говоря об этом, хотелось бы попросить тебя об одолжении. Пожалуйста, присмотри за ними, особенно за Келлером и Гасом. Они мои любимчики и да, я требую особого к ним отношения. И к Одри тоже. Пусть это будет моим завещанием тебе. Заранее благодарна. И еще. Знаю, я, наверное, переступаю черту, но мне подумалось, что ты к этому уже должен был привыкнуть. Не думай, что я трусиха, но когда придет время, пожалуйста, дай мне уйти безболезненно, во сне или что-нибудь типа этого? Честно сказать, мне уже надоели мучения. К тому же, я знаю, что когда это случится, Гас и Одри скорее всего будут со мной. Мне бы не хотелось напоследок оставить такое травмирующее психику впечатление о себе. Ах да, скажи Грейси, что я скоро приду. Если она уже не знает об этом. Скажи ей, что мы будем петь и танцевать, читать книжки, есть «Твикс» и смотреть на закат. Наверное, это последнее, что ты услышишь от меня, пока я не окажусь на твоем пороге, тарабаня в дверь как какая-нибудь противная давно потерянная родственница. Я знаю, в душе ты ждешь-недождешься, чтобы повеселиться со мной. Небеса станут менее тихим, но куда как более веселым местом, когда я попаду на них. Я тебя предупредила. Не беспокойся, тебе понравится. Ладно. Спокойной ночи.

Вторник, 17 января

Келлер

Меня будит звонок телефона в руке. На часах 1:10 утра. Звонит Гас. Именно по этой причине я ложусь спать с трубкой.

От страха и горя я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Я не хочу этого звонка. Слишком скоро. Я разговаривал с ней только несколько часов назад. Телефон не должен звонить. Еще не утро.

Звонок заканчивается.

И начинается снова.

Наконец, мозг передает сигнал пальцам, и я принимаю вызов, не издавая ни звука. Мне нужно, чтобы говорил Гас.

Я слышу, как он тяжело дышит и мое сердце «падает в желудок».

— Пожалуйста, только не говори, что ее больше нет, — наконец, произношу я.

— Нет. — Он даже не пытается сдерживаться и плачет. — У нее был приступ. Она не может говорить. Не может открыть глаза. Не может двигать правой стороной тела. Тебе нужно брать свою задницу в руки, садится на самолет, и лететь сюда. Срочно.

О Господи.

— Мы прилетим первым же рейсом.

Ближайший самолет отправляется в 6:50 утра. Из-за смены поясов, мы прибываем в Сан-Диего около 7:30. К тому времени, как мы садимся на такси и находим дом, на часах уже 8:15.

Гас сказал, что входная дверь будет не заперта, так что мы можем входить. Она оказывается очень тяжелой и с громким стуком закрывается за нами. Мы проходим в коридор и останавливаемся в гостиной. Дом большой и я не уверен куда идти, но в комнату входит высокая, светловолосая женщина средних лет. Они очень похожи с Гасом.

У нее красные, опухшие глаза.

— Вы должно быть Келлер и Стелла. Я — Одри. — У нее уставший, но, тем не менее, радушный голос.

протягиваю ей руку, чувствуя себя при этом неловко, потому что все чего я хочу — это срочно бежать к Кейти.

— Привет, Одри. Меня зовут Келлер Бенкс, а это моя дочка Стелла. Спасибо за все, что вы делаете для Кейти.

Я оказался не готов к тому, что увидел. Мы с Кейти общались по скайпу каждый день. Я знал, что она сильно похудела и побледнела. Но ее вид на экране компьютера оказывается полной противоположностью тому, как она выглядит «вживую». Она истощена. У нее выступают скулы. Впали виски. Кожа тусклая, с желтоватым оттенком. Ее крошечные ручки сложены на животе, поверх покрывала. На прозрачной, тонкой коже проступают синие вены. Я аккуратно беру ее левую руку. Она прохладная, как и всегда. Провожу губами по тыльной стороне, а потому целую ее в губы.

— Привет, детка. Мы со Стеллой приехали навестить тебя пораньше. Гас сказал, что у тебя была тяжелая ночь.

Она слегка, практически незаметно, дергает рукой, а потом переплетает свои пальцы с моими, и сжимает их. Совсем слабо, но мое сердце тает. Я ценю это.

Остаток дня я, Одри, Гас и Стелла проводим рядом с Кейти. Мы по очереди разговариваем с ней. Можно подумать, что общаться с человеком, который фактически никак не реагирует тяжело, но с Кейти это не так. Мы знаем, что она слушает.

Среда, 18 января

Келлер

Мне бы хотелось думать, что она все еще слушает, но я не знаю, так ли это теперь.

Медсестра сказала, что Кейти впала в кому. Ее тело «отключается». Органы перестают функционировать. Она больше не сжимает мою руку, когда я держу ее.

83
{"b":"270077","o":1}