ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Послереформенный этап (1861-1900 гг.) отмечен социально-политическим взрывом во время восстания 1863 года; зарождением народническо-социалистического движения (группа «Гомон»); углублением научного изучения Беларуси. Этот этап идейно завершило творчество Франциска Богушевича, который, по словам Богдановича, «едва ли не первый стал проповедником всестороннего национального возрождения беларусов, доказывая, что они представляют собой отдельный, самостоятельный народ».

Классик беларуской литературы Максим Горецкий назвал его «духовным отцом беларуского возрождения».

Именно Ф. Богушевич сформулировал аксиомы будущего национального Возрождения:

а) Это идея об исторической преемственности ВКЛ и современной ему Беларуси, с той целью, чтобы беларусы, в прошлом литвины, не путали себя с летувисами (жамойтами).

б) Это новое самоназвание страны — Беларусь. Именно в редакции Богушевича оно вошло в нашу Конституцию: «Беларусь», а не «Белоруссия».

в) Это границы страны под названием Беларусь. Где они? «Там, братцы, дзе наша мова жывець, яна ад Вільні да Мазыра, ад Вцебска за малым не да Чарнігава, дзе Гродна, Мінск, Магілёў і шмат мястэчак і вёсак…» — другими словами, Беларусь там, где живут люди, говорящие на беларуском языке.

г) Это роль языка для сохранения нации. «Не пакідайце ж мовы нашай беларускай, каб не ўмёрлі». Богушевич указывал на то, что мало только знать язык, его надо развивать, писать на нем и говорить, чтобы он не стал мёртвым. А в итоге все это нужно нации, чтобы ее не постигла духовная смерть, как то бывает с человеком, у которого перед смертью «язык отнимается».

Валерий Булгаков заявил в своем исследовании, что Ф. Богушевич был «первым белорусским националистом»[172].

С этим тезисом можно согласиться, но с одним уточнением: он был основателем этнического национализма, а существует еще и государственный. Для первого направления главными факторами возникновения нации являются общая территория, единство происхождения населения и общий язык, для второго — общая территория и наличие своего государства.

М. Богданович сформулировал конкретные требования БНД в контексте борьбы за демократическое преобразование России:

— Самоуправление для Беларуси в форме «краевой» автономии;

— Ликвидация ограничений в использовании беларуского языка;

— Введение беларуского языка в школьное обучение, в государственные учреждения, в церкви наряду с русским, польским и еврейским языками.

Он придавал исключительное значение формированию беларуской интеллигенции, подчеркивал ее гражданскую и культуротворческую роль.

Богданович проводил идею открытости беларуского народа к положительным влияниям со стороны российской и польской культур, но предостерегал от излишнего увлечения ими, чтобы это «не имело своим результатом денационализацию беларуского народа».

Возникновение беларусоведения

Рассмотрим теперь указанную периодизацию более подробно. Начало всему положили культурно-этнографические инициативы. Имеются в виду разрозненные попытки представителей мелкопоместной и безземельной шляхты и, отчасти, духовенства, изучать язык, обычаи, культуру, историческое прошлое. Такая деятельность фактически означала стихийный протест против игнорирования исторической самобытности беларуского народа, его насильственной ассимиляции в форме полонизации или русификации.

Таковы были научные исследования Зориана Даленги-Ходаковского, Игната Анацевича, Игната Даниловича, Михаила Бобровского, Павла Шпилевского, Теодора Нарбута, Ивана Лабойко, Ивана Григоровича, Константина и Евстафия Тышкевичей, Адама Киркора и ряда других фигур.

В результате их деятельности постепенно возникло беларусоведение как особое напраазение в этнографии, языкознании, фольклористике. Первой научной работой по беларусоведению, несомненно, явился «Словарь белорусского наречия» Ивана Носовича (1870 г.).

Среди беларусоведов второй половины XIX - первого десятилетия XX вв. наиболее известны своими трудами Петр Бессонов, Павел Шейн, Ян Карлович, Генрик Татур, Николай Никифоровский, Александр Ельский. Разумеется, кроме них были и другие.

Своего рода вершиной этого научного направления явился фундаментальный труд Ефима Карского «Беларусы» в 7 книгах (1903-1922 гг.)[173]. Как сказано в «Энцыклапедыі гісторыі Беларуси» (том 4, с. 127) — это «высшее достижение европейской славистики конца XIX - начала XX века, фактически энциклопедия беларусоведения».

Деятельность этнографов, краеведов, фольклористов и лингвистов постепенно привела к осознанию интеллектуалами этнокультурной самобытности беларусов, стимулировала создание литературных произведений на беларуском языке.

К числу создателей литературы чисто беларуской не только по языку, но и по тематике относятся в первую очередь Адам Гуринович, Янка Лучына (Неслуховский), Ольгерд Обухович, Франциск Богушевич, Тётка (Элоиза Пашкевич), Карусь Каганец (Казимир Костровицкий). Они сыграли важную роль в становлении следующих поколений литераторов-«возрожденцев».

Франциск Богушевич в предисловии к своему сборнику стихов «Дудка беларуская» (1891 г.), в некоторых других произведениях подчеркнул преемственность политико-государственных и культурных традиций ВКЛ с современными стремлениями патриотов избавить свою «землицу-Беларусь» от социального, политического и религиозного угнетения, от культурного упадка, возродить престиж родного языка.

Отмечу в связи с этим, что национализм как идейно-политическое движение возникает и долгое время существует в среде интеллектуалов. И только потом он получает распространение в широких слоях народа.

Группа «Гомон»

Осознание беларуских национальных интересов и конечной цели БНД — возрождения беларуской государственности — имеет конкретную точку отсчета.

В 1870-84 гг. во многих регионах Российской империи действовали народнические кружки и группы. Зарождение собственно беларуского политического движения связано с народнической группой «Гомон». Были отпечатаны в 1884 году на гектографе два номера нелегального одноименного журнала.

Группа возникла в Санкт-Петербурге по инициативе Александра Марченко из Витебска (друг Игната Гриневицкого, убившего императора Александра ІІ) и Хаима Ратнера из Могилёва (редактор журнала «Гомон»). В нее вошли М. Стацкевич (из Вильни), В. Крупский (из Слуцка), сестра Ратнера (А. Ратнер) и С. Нестюшко-Буйницкий (из Витебска), а также некий Сафронов. Они считали себя организацией российской «Народной воли» в западных губерниях («в Белоруссии!») и претендовали на руководство всеми революционерами Северо-Западного края.

Гомоновцы впервые попытались осмыслить закономерности развития беларуского этноса, трудности его национальной консолидации и одновременно — историческую жизнестойкость народа, несмотря на давнее ассимиляционное давление со стороны России и Польши, постоянную опасность растворения беларусов в «великорусском или польском море».

Беларуские народовольцы разделяли и поддерживали федеративные идеи Александра Герцена, Михаила Бакунина, Михаила Драгоманова. В качестве альтернативы имперскому абсолютизму они обосновали идею «федеративности» — равноправный союз беларусов с другими народами демократизированной России. Пределом их мечтаний являлась автономия Северо-Западного края («Белоруссии»!) в составе демократической Российской республики.

Народники первыми обратили свое внимание на потенциал крестьянства в национально-освободительном движении, так как ни один другой общественный слой в Северо-Западном крае не имел беларуской национальной специфики.

Идеи «гомоновцев» господствовали в течение следующих 30-35 лет.

3. Развитие национального движения (1905-1916 гг.)

В течение последних двух десятилетий XIX века название «Белоруссия» закрепилось за всей этнической территорией беларусов. Существенные изменения произошли и в этническом самосознании. Во время переписи 1897 года 51,8 % от общего количества потомственной шляхты в пяти западных губерниях признали себя «белорусами». «Белорусский язык» назвали родным 60 % здешних учителей и 20 % врачей. Крестьянство состояло из беларусов на 90 %.

вернуться

172

 См.: Булгаков В. История белорусского национализма. Вильнюс, 2006.

вернуться

173

Том 1 — «Введение в изучение языка и народной словесности» (1903);

Том 2 (в 3-х книгах) — «Язык белорусского народа» (1908, 1910, 1912);

Том 3 — «Очерки словесности белорусского племени» (Книга 1. «Народная поэзия», 1916; Книга 2. «Старая западнорусская письменность», 1921; Книга 3. «Художественная литература на народном языке», 1922).

100
{"b":"270093","o":1}