ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Облачный атлас
Вечная жизнь Смерти
Факультет форменных мерзавцев
Зверинец. Суд над драконом
Записки пьяного фельдшера, или О чем молчат души
Немного ненависти
Нетопырь
Иисус для неверующих
Быстрый английский: самоучитель для тех, кто не знает НИЧЕГО
Содержание  
A
A

Учителей в 1937-38 гг. убили в БССР около 4 тысяч человек, врачей более тысячи, православных и католических священников примерно 2 тысячи.

Семьи арестованных тоже становились жертвами репрессий. Их жёны автоматически получали 8 лет лагерей («как члены семей врагов народа»); дети старше 18 лет — 5 лет лагерей (с той же формулировкой, либо «за антисоветскую деятельность»); детей в возрасте до 5-6 лет отправляли в детские приюты (меняя им фамилии), остальных — в специальные детские дома для ЧСИР («членов семей изменников родины»). Большевикам мало было оклеветать и убить ни в чем не повинного интеллигента, они стремились уничтожить всю его семью!

Места массовых расстрелов коммунисты скрывали, все убийства производились тайно, по ночам. Одно из таких мест под Минском — урочище Броды (Куропаты). Здесь в 1937-39 гг. расстреляли не менее 30 тысяч жителей БССР и перебежчиков из Западной Беларуси. Но такие Куропаты были возле каждого города, где имелась тюрьма ГПУ или НКВД.

Всеобъемлющий свирепый террор прервал духовную связь между поколениями и в решающей степени помешал формированию национального самосознания беларуского народа.

Названия фальсифицированных сталинскими чекистами, этими новоявленными опричниками, «контрреволюционных организаций» (Белорусская народная громада, Белорусская национальная самопомощь, Белорусский национальный центр, Союз борьбы за освобождение Белоруссии, Союз освобождения Белоруссии, Белорусская автокефальная церковь…) ясно показывают, чего панически боялась Москва — национального движения и потери колоний.

Со второй половины 30-х годов и вплоть до распада СССР в конце 1991 года ни о каком национальном государстве в стране «победившего социализма» не могло быть и речи[190].

Террор, став одной из основ жизнедеятельности советского общества, отбросил это общество далеко назад во всех сферах жизни — вопреки официальным заявлениям властей о «небывалом расцвете» науки, культуры, промышленности, сельского хозяйства, о «неуклонном росте» благосостояния трудящихся.

В 90-е годы XX века всем вдруг открылось истинное место общества «развитого социализма». Название ему — тупик мировой цивилизации. А одна из главных причин убогой жизни в этом тупике — коммунистический террор.

5. Присоединение Западной Беларуси к БССР 

Полонизация беларусов

В межвоенной Европе Лига Наций требовала от властей Польши создания автономии для украинцев-галичан. Протесты западных украинцев против польской политики всякий раз вызывали дипломатическую активность правительства Великобритании, мечтавшего очистить восток континента от коммунизма и в связи с этим возлагавшего большие надежды на украинских «незалежников».

Зато о правах беларусов — хотя бы на культурную автономию — никто в Европе не вспоминал. Протесты беларуских деятелей против дискриминации Лига Наций воспринимала, в полном соответствии с желанием польских властей, как результат «происков Коминтерна».

Факт существования БССР в 1920-е годы представлял определенную проблему для польских политиков. Пресловутая «беларусизация», проводившаяся в БССР, возбуждала огромные симпатии у беларусов в Польше. А эти симпатии, в свою очередь, толкали их к борьбе за объединение Западной Беларуси с Восточной. Но уничтожение национальной интеллигенции в БССР послужило сигналом для режима «пилсудчиков» — решить беларуский вопрос в Польше радикальными методами.

Далеко не случайно только в 1934 году польские власти создали возле Берёзы-Картузской (ныне г. Береза Брестской области) «исправительный центр» (попросту концлагерь), куда они без санкции суда помещали на срок не менее 3 месяцев противников правящего режима. Поляков вдохновил пример большевиков.

От тех 400 беларуских школ, что работали в Западной Беларуси в 1923 году, к 1938/39 учебному году остались только 5. А к 1 сентября 1939 года их тоже преобразовали в польские, в том числе Виленскую беларускую гимназию имени Стефана Батория.

К осени 1939 года беларуская общественно-культурная жизнь в Польше практически перестала существовать. Даже православную церковь польское правительство смогло превратить в послушную исполнительницу своих планов ассимиляции.

«Освободительный поход»

На рассвете 17 сентября 1939 года войска Красной Армии и НКВД внезапно пересекли границу с Польской республикой на всем ее 1200-километровом протяжении и начали стремительно продвигаться в западном направлении.

Во вторжении участвовали войска только что созданных Белорусского и Украинского фронтов: 21 стрелковая и 13 кавалерийских дивизий, 16 танковых и 2 механизированные бригады. Всего 617588 человек, 4736 танков и бронемашин. В следующие три недели оба фронта получили еще 44 стрелковые дивизии и 3 танковые бригады. Численность войск достигла 2 млн 400 тыс. человек, число танков и бронемашин — 6096 единиц! Напомню для сравнения, что в июне 1941 года у немцев при вторжении в СССР было около 4 тысяч танков, самоходных пушек и бронемашин.

С польской стороны гигантской орде «красных» противостояли лишь формирования пограничников. В Беларуси — 9 батальонов и 2 эскадрона, в Украине —10 батальонов и 1 эскадрон.

Советские историки всегда называли эту акцию «освободительным походом». Дескать, пришло время освободить братьев-беларусов и братьев-украинцев от национального и социального угнетения польскими помещиками и капиталистами, соединить разобщенные территории и народы Беларуси и Украины. Но такое объяснение — ложь.

Во-первых, территорию Западной Беларуси и Украины власти РСФСР отдали Польше по условиям Рижского мирного договора. Отдали, потерпев поражение в захватнической войне 1920 года, после долгого торга на переговорах. Кстати, делегация РСФСР предлагала тогда польской стороне всю Беларусь — при условии отказа поляков от Западной Украины. Но поляки не согласились, потому что в таком случае им было бы трудно ассимилировать слишком большую массу беларусов.

Во-вторых, за 18 лет, прошедших со дня заключения Рижского договора, руководство РСФСР и СССР никогда не говорило о том, что надо воссоединить разобщенные «братские народы». Напротив, оно заключило ряд договоров с Польшей (в 1929, 1932, 1934, 1938 гг), которые подчеркивали незыблемость границ, установленных между двумя государствами, и содержали обязательства решать все спорные вопросы путем переговоров.

В Договоре о ненападении от 25 июля 1932 года СССР гарантировал Польше целостность территории. Советско-польское соглашение от 9 июня 1938 года подтвердило, что основой отношений между странами является договор 1932 года о ненападении.

В-третьих, «социальное угнетение» трудящихся Западной Беларуси и Украины не шло ни в какое сравнение с абсолютно бесправным и нищенским положением крестьян и рабочих в СССР. В этом «освобожденные братья и сестры» убедились очень скоро, что называется, «на собственной шкуре».

В-четвертых, боевые приказы войскам Беларуского и Украинского фронтов в сентябре 1939 года свидетельствуют, что их главной задачей являлось не освобождение беларуского и украинского населения (для этого достаточно было вытеснить польские части), а разгром польской армии и ликвидация органов власти польского государства. Более того, было приказано отрезать пути отступления польским частям в нейтральные страны!

Советские историки лицемерно изображали сентябрьское вторжение 1939 года как событие, отделенное от мировой политики. Но факты говорят сами за себя.

В конце 1930-х годов в Европе сложились два антагонистических военно-политических блока — западных демократий и фашистских режимов. Оба блока стремились сделать своим союзником СССР, уповая на его колоссальные природные и человеческие ресурсы, внушительную военную силу. Сталин, установивший в СССР режим своей личной диктатуры, предпочел нацистов — более близких ему по духу и методам. 23 августа 1939 года в Москве был подписан пакт о ненападении между Германией и СССР.

вернуться

190

 Обращаю внимание читателей на тот факт, что учебники «Истории КПСС» и «Научного коммунизма» утверждали, что к 1939 году в СССР были построены (или созданы) «основы социализма». Совпадение хронологических рамок «построения основ социализма» с «большим террором» далеко не случайное.

113
{"b":"270093","o":1}