ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

6. Германо-советская война

Существует гигантское количество публикаций, посвященных «участию белорусского народа в Великой Отечественной войне» (книги, журнальные и газетные статьи, диссертации). Очень мало в них правды. Все эти работы до 1991 года выражали исключительно позицию Москвы и были пронизаны коммунистической идеологией. К сожалению, московско-советский прокоммунистический подход преобладает в большинстве научных и популярных работ беларуских авторов, выполненных и после обретения Беларусью независимости.

Общая характеристика войны на территории БССР

Я хочу обратить внимание читателей на некоторые факты, связанные с той войной, уже далекой для нас — ведь прошло 68 лет со дня ее окончания. Самым «молодым» ветеранам войны сейчас 83-86 лет (это «сыны полков», партизаны-подростки, призывники 1944-45 гг.).

1) Вооруженные силы Германии и ее союзников оккупировати всю территорию БССР к середине августа 1941 г., т. е. за 2 месяца (напомню, что 20 августа немецкие войска уже заняли Смоленск).

Остановить продвижение противника безуспешно пытались войска Белорусского военного округа, в которых — вопреки названию — доля военнослужащих, призванных из самой Беларуси, была незначительной.

Поскольку Беларусь не являлась независимым государством, постольку она не имела своих вооруженных сил — хотя бы в виде национальных формирований РККА. Войну с Германией вел Советский Союз, та же Российская империя, только с другими правителями. Как и в 1812 году, население Беларуси (БССР) стало жертвой боевых действий и террора с обеих сторон. Кроме того, оно страдало и погибало от голода и болезней.

2) Очень многие жители БССР ожидали прихода немцев как спасителей от колхозного рабства и всеобъемлющего террора НКВД. Известно множество случаев, когда местные жители встречали немецких солдат хлебом и солью. Каково же оказалось смятение населения, когда выяснилось, что немцы (национал-социалисты ― Polochanin72) лишь немногим лучше большевиков (интернационал-социалистов ― Polochanin72).

И все же за Сталина и большевиков люди среднего и старшего поколений воевать не хотели, а многие не хотели и среди молодежи. Большевики силой заставляли людей воевать за сохранение своей власти. Несогласными занимались «специалисты» НКВД, их ждали расстрелы и виселицы, штрафные роты, лагеря рабского труда.

Люди не желали умирать за спасение власти партийно-советской номенклатуры, отобравшей у них Церковь, собственную землю, членов семей и близких родственников. Сражаться за «власть коммунистов и евреев» было бы предательством родных людей, убитых большевиками, сосланными в дикие места на страдания и гибель. Отсюда — сдача в плен в 1941 году 2 млн человек, а за все время войны более 4,5 млн бойцов и командиров РККА — гигантской армии! Столь массовой сдачи в плен военнослужащих государства, не потерпевшего поражения в войне, история больше не знает нигде.

Отсюда же чувство мести, двигавшее бойцами антисоветских формирований (свыше 1 млн человек), создававшихся немецким военным командованием и оккупационными властями. Вот типичный пример:

«Когда немцы ломанули на восток, я вернулся домой. Но дома никого не нашел: не было отца, матери, сестры и двух младших братьев. Большевики арестовали их, и в морозный день в феврале 1941 года вывезли в Сибирь, где всякий их след пропал. А за что? Только за то, что молодой Бобок, не имея иного выхода, служил в польской армии! Думал я, что сойду с ума. Немцы приняли меня в СД в чине старшего подофицера. С нашими беларускими хлопцами я быстро очистил Барановичский повет от большевистской нечисти».

(Из рассказа лейтенанта Бобка. По книге Я. Малецкого «Под знаком Погони».)

3) В 1944 году операция «Багратион», в ходе которой Красная Армия выбила войска противника со всей территории БССР, заняла тоже 2 месяца (с 23 июня по 29 августа). Таким образом, боевые действия на нашей земле происходили в два этапа (2 + 2 месяца) с большим интервалом между ними — свыше 33 месяцев. В этом интервале подавляющая часть местного населения (даже по официальным советским данным набирается 95 %) не помышляла ни о каком сопротивлении оккупантам, а наоборот, всеми способами и средствами старалась приспособиться к «новому порядку».

Политика оккупационных властей в указанный период проделала значительную эволюцию. Потерпев ряд серьезных поражений на Восточном фронте и в Северной Африке, а также столкнувшись с огромной нехваткой людских резервов, немцы начали пересмотр многих своих планов и концепций[192].

К весне 1944 года возникли предпосылки для создания в Беларуси национальной автономии: «под немцами» происходили процессы возрождения и развития беларуского национального движения, беларуского языка, народной культуры. Однако победа СССР повлекла за собой бегство националистов в эмиграцию.

4) Период войны стал периодом вынужденных уступок большевиков национальной культуре в СССР, в том числе беларуской. В частности, коммунистические интернациональные лозунги они срочно заменили призывами к защите Отечества и спасения национальных культур «от фашистского варварства». Произошла реабилитация многих славных имен беларуской истории. Так, Франциск Скорина, объявленный в 30-е годы «средневековым иезуитом», снова оказался носителем передовых идей своего времени и великим гуманистом-просветителем. Кастусь Калиновский приобрел черты народного героя и был провозглашен достойным представителем свободолюбивого беларуского народа.

Беларуские литераторы, случайно уцелевшие во время террора 30-х годов, все без исключения обратились к патриотической тематике.

То же самое характерно для изобразительного искусства, музыки, театра и кино. Правда, уже в 1946-47 гг. ждановская кампания идеологической «чистки» вернула «белорусскую советскую культуру» на прежние рельсы.

О всенародном сопротивлении

Всенародное сопротивление захватчикам на временно оккупированной советской территории (в том числе в Беларуси) — это миф. Его особенности хорошо проанализировал Сергей Захаревич в своей книге «Партизаны СССР: от мифов к реальности», дважды изданной в 2012 году.

— Это было не всенародное движение (даже по завышенным официальным данным, в нем участвовало в 1941-42 гг. менее 2 % взрослого населения БССР, в 1943-44 г. менее 5 %).

По данным ЦШПД «к началу летнего наступления 1944 г. на территории Белоруссии действовали 272490 партизан, объединенных в 150 партизанских бригад и 49 отдельных отрядов». Но вот что писал в 2001 году московский историк, полковник госбезопасности В. И. Боярский в своей книге «Партизаны и армия»[193]:

«По данным современных исследователей, на территории БССР к тому времени действовали 150 партизанских бригад и 49 отдельных отрядов обшей численностью свыше 143 тысяч человек» (с. 238).

Как видим, товарищи П. К. Пономаренко (начальник ЦШПД), П. З. Калинин (начальник Белорусского ШПД) и их помощники любили преувеличения. Понятно, что из «лучших побуждений» — хотели показать «всенародный подъем» на конкретных цифрах. А еще очень хотели выслужиться перед «красным царем» Иосифом Первым.

— Костяк всех партизанских отрядов (до лета - осени 1943 года и основную массу) составляли представители партийно-советской номенклатуры районного звена; сотрудники репрессивных органов и войск НКВД (в т. ч. пограничники и милиционеры); так называемые «окруженцы» (бойцы и командиры разбитых частей РККА)[194].

— Двумя главными методами принуждения гражданского населения к участию в партизанских отрядах или помощи им являлись провокации против оккупантов, а также репрессии «людей из леса» против жителей в сельской местности.

вернуться

192

23 февраля 1944 года по приказу и под контролем Генерального Комиссара Курта Фон Готтберга началось формирование БКА (Беларуская Краёвая Абарона) — вооружённых сил Беларуской центральной рады.  Основное назначение БКА сводилось к антипартизанской борьбе, а затем на фронте против Красной Армии. Бойцы БКА присягали не Рейху и не лично Фюреру (как в СС), а беларускому народу. ― Polochanin72     

вернуться

193

Лично у меня доверия к «московскому историку, полковнику госбезопасности» столько же, как и к «товарищам».  ― Polochanin72     

вернуться

194

Гейнц Гудериан писал о том, что мирное население, в основном, лояльно относилось к немцам, но на смену военным оккупационным властям пришли гражданские, и начался кошмар партизанской войны.

Представители партийно-советской номенклатуры районного звена; сотрудники репрессивных органов и войск НКВД бежали от немцев, обгоняя друг друга, а если где и оставались, то без поддержки местного населения скоро оказывались в руках соответствующих органов новой власти. Так называемые «окруженцы» (бойцы и командиры разбитых частей РККА) сдавались в плен целыми подразделениями.

Костяк партизанских отрядов в Беларуси составляли гражданские лица, доведенные до отчаяния действиями новой администрации, которая оказалась не лучше старой.

У немцев не было ни какой сбалансированной, продуманной политики. Отсюда и попытки поддерживать порядок с помощью русских, летувисских, латышских подразделений, которые занимались террором по собственной инициативе. А попытка вернуть в лагеря всех отпущенных Вермахтом военнопленных, которые разошлись по домам, или просто осели по деревням, не оставляла людям выбора. Защищали себя и своих близких, а не Сталина и жидокомиссаров с колхозами.

Другой вопрос, что советские спецслужбы под видом помощи и под лозунгом борьбы с оккупантами смогли захватить руководство партизанским движением, используя в своих целях нашу очередную гражданскую войну. Для примера: ссылаясь на секретность, партизанское руководство запрещало предупреждать местных жителей о предстоящих терактах. А за взорванный мост несла ответственность ближайшая деревня. Вот вам и новый виток террора и взаимного озлобления. ― Polochanin72     

115
{"b":"270093","o":1}