ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, главная причина распада СССР (причина всех причин) — крах коммунистической идеи. Образовался вакуум. В национальных республиках, в каждой из которых преобладает титульная нация, этот вакуум в большей или меньшей мере заполнили идеи национализма.

А вот в многонациональной, многоконфессиональной Российской Федерации до сих пор царит идейный хаос. Единственная «идея», которая кое-как объединяет там значительную часть населения — тоска по исчезнувшей империи, сочетающаяся с ненавистью ко всем бывшим «подкомандным нациям» (термин М. Славинского).

6. «Парад суверенитетов» и распад СССР

Новый лидер КПСС Михаил Горбачев в 1985 году возглавил группировку высших партийно-советских руководителей СССР. Они надеялись реформировать советское общество с той целью, чтобы догнать развитые страны Запада с их «прогнившими буржуазными режимами» по важнейшим параметрам военно-технического и социально-экономического развития. О том, чтобы перегнать (популярный довоенный лозунг) речь уже не шла.

Увы! Они сами являлись жертвами своей идеологии. Верили в сказку о принципиальном превосходстве советскою социалистического строя и плановой экономики. Им казалось, что дело за малым. Надо всего лишь подкорректировать то и другое в духе времени. При этом на первый план были выдвинуты ныне уже забытые лозунги «нового варианта союзного договора», «нового мышления», «гласности», «перестройки экономики».

И пошло-поехало. Перестройка очень быстро в ряде регионов СССР, в первую очередь на Кавказе, превратилась в перестрелку. А пресловутый «парад суверенитетов» повлек за собой заявления ряда республик о выходе из состава Советского Союза (пример показала Летува) и знаменитое Беловежское соглашение от 30 декабря 1991 года.

Большинство граждан СССР фактически отвергло «власть советов» (реально — власть компартии), перестало воспринимать КПСС в качестве «руководящей и направляющей силы советского общества». Незадолго до подписания беловежского соглашения был проведен референдум в Украине, и 90 % (!) жителей республики высказались за выход из СССР. О жителях Прибалтики вообще говорить нечего.

Поэтому верх глупости — представление распада СССР как некой случайности. Мол, пришел «Горби» и все поломал. Из того же ряда миф, популярный среди бывших номенклатурщиков, их прихлебателей, а также выживших из ума стариков — мол, СССР развалили «агенты западных спецслужб!»

Политический и экономический кризис конца 1980 - начала 90-х гг. завершился распадом СССР.

27 июля 1990 года Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете. После провала августовского путча 1991 года Верховный Совет уже 25 августа принял решение о придании этой Декларации статуса конституционного закона. В тот же день были приняты постановления об обеспечении политической и экономической самостоятельности республики и о приостановке деятельности КПБ. 19 сентября БССР была переименована в Республику Беларусь, приняты новый герб и флаг, позже — новая Конституция и гражданский паспорт.

8 декабря 1991 года в результате Беловежских соглашений СССР прекратил свое существование. Верховный Совет Республики Беларусь 10 декабря 1991 года ратифицировал соглашение об образовании СНГ и денонсировал Союзный договор 1922 года. Итак, 70 лет «непрерывных побед и эпохальных свершений» завершились полным крахом советской идеи.

Но рассмотрения, хотя бы краткого, политических событий последующих 22 лет здесь не будет. Во-первых, я не политолог. Во-вторых, историография имеет дело с событиями более или менее давнего прошлого, на которые она смотрит с высоты последующего знания.

Некоторые выводы

Дать оценку 70 годам существования «советской Беларуси» с позиций концепции Тойнби - Гумилева достаточно сложно. Характерно то, что и они сами избегали таких оценок применительно к локальным цивилизациям XX века.

Мне кажется, что в этом плане можно говорить лишь о том, что на территории бывшей Российской империи была осуществлена неудачная попытка ускоренного превращения патриархально-крестьянского общества в индустриально-урбанизированное. Такая трансформация производилась антигуманными варварскими методами. Ее экономическим базисом являлось беспощадное «выгребание» всех ресурсов огромной страны — людских, финансовых, природных и т. п. За короткий срок (что такое 70 лет?!) ресурсы истощились до критической черты, прежде всего — людские.

К «истощению» надо добавить отчуждение новоявленного «творческого меньшинства» в виде партийно-советского аппарата (номенклатуры) от основной массы трудящихся.

«Внешний пролетариат», естественно, не остался безучастным наблюдателем.

Во-первых, война с Германией и ее союзниками резко ускорила истощение «человеческого ресурса» в бывшей царской империи. Потеря 27 миллионов[209] наиболее активной части населения всего за 4 года — это, образно выражаясь, был удар «под дых». Добавим к погибшим инвалидов, десятки миллионов людей, подорвавших здоровье недоеданием и болезнями, колоссальным напряжением физических и психических сил.

Во-вторых, послевоенное соревнование технически и экономически отсталого государства с самыми передовыми в этом плане странами мира окончательно поставило крест на перспективах «социалистической идеи». Врезавшись в железобетонную стену экономики, она потерпела закономерный крах. Ее сменила идея национализма, которая в «старой России» так и не была реализована — в отличие от стран Западной Европы.

Исторические зарисовки  

Вл. Короткевич

После разгрома в БССР «национал-демократизма» в 1930-е гг., и после кампании по борьбе с «националистическими проявлениями» во второй половине 1940-х гг. национальная специфика во всех сферах беларуской культуры (в том числе в литературе) стала играть роль «этнографических экспонатов», которым нет места в реальной жизни.

Пробудить в обществе интерес к отечественной культуре мог только сильный толчок в виде ярких, самобытных произведений. Первым по времени и наиболее сильным толчком такого рода явилось творчество писателя и поэта Владимира Короткевича (1930-1984). Он последовательно и настойчиво разрушал устоявшийся стереотип извечно трусливого беларуса-крестьянина, с присущим ему мощным комплексом неполноценности.

В 1960-е годы Короткевич предложил принципиально новый взгляд на отечественную историю и культуру. Ему удалось создать «шляхетскую» историю Беларуси, привлекательную для самих беларусов, и не только для них. Произведения писателя захватили читателей романтикой рыцарства — в лучшем смысле этого понятия.

С Короткевичем в беларуской литературе (не только исторического жанра) стал утверждаться дух сознательного служения идеалам, благородства, самопожертвования. «Знаковыми» произведениями на этом пути стали «Седая легенда» (1961 г.), «Дикая охота короля Стаха» (1964 г.), «Христос приземлился в Гродно» (1972 г.) и «Черный замок Ольшанский» (1979 г.). Они изменили взгляд на прошлое Беларуси и ее культуру в широких кругах нашего общества. Короткевич целенаправленно полемизировал с приземленным «крестьянством» предыдущих поколений беларуских литераторов.

Сам пафос победы, успеха стал новаторским для нашей литературы. Ибо беларуская литература предыдущего периода — это своеобразная констатация проигрыша, формировавшая запрограмированность на житейское поражение. В противоположность им, герой повестей и пьес Короткевича — неординарный человек, гордый и смелый, жертвенно преданный Отечеству.

Короткевич видел, что национальная культура находится на грани исчезновения и ясно сознавал причину этого явления — отсутствие уважения и интереса беларусов к своей культуре и языку, которые воспринимаются как «мужицкие», то есть отсталые, примитивные, не имеющие глубокого содержания. И тогда, будучи выдающимся знатоком отечественной культуры, писатель создал яркий образ «шляхетской» Беларуси.

вернуться

209

Это еще по очень скромным подсчетам. Некоторые историки увеличивают эту цифру почти в два раза. ― Polochanin72       

126
{"b":"270093","o":1}