ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2. Победа над крестоносцами (Грюнвальд, 1410 г.)

Как уже сказано выше, Витовт в 1388 году начал вооруженную борьбу против Ягайло. Она завершилась Островским соглашением 1392 года. Рыцари снова пошли войной на Литву, а некий Андреас Саненберг отравил в Кёнигсберге сыновей Витовта — Ивана и Юрия.

Не буду рассматривать Салинский договор (1398 г.), по которому Ягайло передал Жамойтию Ордену. Отмечу лишь то, что Родиной не торгуют. Сам факт торговли Жамойтией ясно показывает ее «роль и значение» для ВКЛ — это была чужая земля для литвинов, колония.

Наконец, разразилась Великая война. Первый ее этап занял немногим более двух месяцев, с августа по октябрь 1409 года. В это время сражались только немцы и поляки, Литва не участвовала. Потом было заключено перемирие на 8 месяцев, до июня 1410 года. Теперь уже в войну вступило и ВКЛ, что оказалось неприятным сюрпризом для орденского руководства, которое до последнего момента не верило в возможность совместного военного выступления Витовта и Ягайло. Более того, Витовту удалось подкупить верхушку ливонского рыцарства и оно ограничилось «вооруженным нейтралитетом» вместо того, чтобы ударить в спину ВКЛ.

Знаменитая Грюнвальдская битва произошла 15 июля 1410 года на тогдашней орденской территории (ныне это польская земля).

Несмотря на то, что силы союзников (32 тыс. чел.) превосходили орденское войско (27 тыс. чел.) как минимум на 5 тысяч воинов, победа досталась с трудом и ценой огромных потерь. Это не удивительно: Тевтонский орден был тогда самой мощной военной машиной в мире, но наши предки вместе с поляками вдребезги размолотили этот страшный механизм.

Ян Длугош указал потери Ордена в 50 тысяч убитых и 40 тысяч пленных, что очень далеко от правды. Войска обеих сторон вместе с обозниками и слугами (еще 11-12 тыс.) насчитывали максимум 72 тыс. чел.

Ныне историки полагают, что Орден потерял убитыми до 13 тысяч человек (рыцари, солдаты, обозники), около 14 тысяч попали в плен. Примерно 1400 человек добрались в Мариенбург (ныне Мальборк в Польше). Остальные разбежались кто куда. Хоругви ВКЛ потеряли убитыми и умершими от ран до 10 тысяч человек, поляки — до 8 тысяч, остальные (татары, чехо-моравы, молдаване, армяне) около 2 тысяч. В сумме на 7 тысяч человек больше, чем у орденского войска.

Анализируя факторы, обеспечившие победу союзного войска над Орденом, укажем следующие.

а) Ложное отступление правого крыла войска ВКЛ (татар и литвинов), вследствие чего 4 тевтонские хоругви увязли в бою за вагенбург и понесли серьезные потери;

б) Создание по приказу Витовта вагенбурга (полевого лагеря из повозок, связанных цепями), позволившего литвинам остановить наступление колонны Конрада фон Валленрода.

в) Стойкое сопротивление четырех хоругвей ВКЛ (Смоленской, Оршанской, Мстиславской, Новгородской) под командованием князя Симеона (Лугвена) Ольгердовича, которые прикрыли в этот момент польское войско от удара во фланг;

г) Численное преимущество союзников над Орденом, позволившее создать два тактических резерва, сыгравших очень важную роль в ходе битвы;

д) Ложный сигнал к отступлению, поданный кульмским знаменосцем Никкелем фон Ренисом. Т. е. предательство в войске противника, заранее оплаченное все тем же Витовтом;

е) Полководческое искусство Витовта, сумевшего нанести удар во фланг и тыл резервной группе верховного магистра;

ж) Мужество и стойкость большинства участников сражения.

Победа при Грюнвальде — одна из самых великих страниц в истории Беларуси и беларуского народа! Но что знают сегодня беларусы об этой битве? Почти ничего. Зато проворные соседи создали мифы, в которых возвеличили себя. Например, выдающийся польский писатель Генрик Сенкевич в своей трилогии «Крестоносцы» (1897-1900 гг.) убедительно показал, что победа — заслуга исключительно поляков. Истинного героя-победителя — великого князя Витовта — Сенкевич изобразил хотя и храбрым, но бестолковым предводителем «крепкого рослого народа верхом на маленьких лошадях, покрытых одними звериными шкурами».

Восточная соседка трезвонит, что решающую роль в битве сыграли «железные русские полки» из Смоленска. И это несмотря на то, что до XVI века Смоленск не имел к Московии абсолютно никакого отношения. Только беларусы стыдливо молчат, делая вид, что ВКЛ — не их Отечество.

Но разве воины хоругвей из Бреста и Быхова, Витебска и Волковыска, Гродно и Дрогичина, Друцка и Заславля, Кобрина и Кревы, Кричева и Лиды, Лукомля и Минска, Могилева и Мстиславля, Несвижа и Новогрудка, Орши и Ошмян, Пинска и Полоцка, Слонима и Слуцка состояли не из предков беларусов? А из кого? Неужели из жамойтов? Или, быть может, из татар?

Какой патриотизм можно воспитать при таком отношении к своему прошлому?

3. Выбор направления (гражданская война 1432-1437 гг.)

После смерти Витовта Ягайло предложил на престол великого князя Литвы своего родного брата Свидригайло (в католичестве Болеслава, до 1387 г. в православии Льва). Бояре и князья, съехавшиеся в Вильню со всей Литвы и Руси, единогласно признали его своим государем. Однако для членов коронной рады (совета вельмож) Польского королевства, которые после заключения Виленско-Радомской унии снова мечтали превратить Литву в часть своего государства, этот человек был неприемлем.

Свидригайло или Жигимонт?

Женатый на дочери тверского князя, Свидригайло демонстрировал доброжелательное отношение к православной церкви. Его выступления против Ягайло и Витовта в 1393 году в Витебске, в 1402 году на Подолье, в 1406 году в Новгороде-Северском, Брянске и Стародубе всегда опирались на русинов, видевших в нем защитника своих интересов. Ян Длугош негодовал в своей «Хронике» от того, что хотя сам Свидригайло был католиком, «великую склонность проявлял к вере» русинов. Власть такого великого князя свела бы на нет все успехи 30-летней деятельности Костёла в ВКЛ и поставила бы крест на польско-литовской унии.

Люто ненавидя Свидригайло, Длугош изображал его неуравновешенным и недалеким человекам, интриганом, склонным к пьянству и приступам бешенства. Однако Дпугошу — фанатичному католику и польскому шовинисту — нельзя верить ни в чем, что имеет отношение к ВКЛ.

Обострение отношений между Краковом и Вильней спровоцировали поляки. Пока Ягайло находился в Литве, коронная рада самовольно приказала польским войскам занять Каменец и Подолию. Узнав об этом, Ягайло распорядился захваченный город и Подолию вернуть комиссару великого князя. Но тогда паны коронной рады пошли на прямую провокацию: они объявили, что Свидригайло арестовал короля. Споры за Подолию в конце 1430 года переросли в вооруженную борьбу. Свидригайло принял меры по удержанию пограничных замков под своей властью. Войска ВКЛ заняли Гродно, Збараж и Владимир. Это вызвало разрыв между Свидригайло и Ягайло.

Свидригайло повсюду искал союзников. Он обращался к молдавскому воеводе Александру Доброму, татарскому хану Улуг-Мухаммеду, к императору Сигизмунду Люксембургскому (последний пообещал Свидригайло королевскую корону).

Польские вельможи требовали от Свидригайло отдать Польше Подолию и Волынь вместе с Луцком и Владимиром-Волынским. Естественно, что тот отказался. Тогда в июне 1431 года Ягайло пришлось объявить войну Литве. Польское войско вторглось на Волынь, в июле заняло Луцк. После этого Ягайло и Свидригайло заключили мир сроком на два года.

В мае 1432 года Свидригайло подписал договор с великим магистром Немецкого ордена Паулем Русдорфом, направленный против Польши. Этот союз сильно напугал польских панов, они срочно организовали заговор. 31 августа (или 1 сентября) 1432 года 67-летний Жигимонт Кейстутович (1365-1440) — родной брат Витовта — напал на Ошмяны и едва не захватил в плен Свидригайло, находившегося здесь со своим двором (он собирался ехать в Брест на встречу с Ягайло). Так началась гражданская война в ВКЛ.

38
{"b":"270093","o":1}