ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Франциск Скорина

Ф. Скорина — беларуский первопечатник, врач и выдающийся просветитель-гуманист. Он родился между 1482 и 1490 гг. в Полоцке, в семье богатого купца Луки Скорины. Дома научился читать по Псалтыри и писать кириллицей. В школе при бернардинском монастыре в Полоцке (основанном в 1498 г.) выучил латынь.

В 1504 г. стал студентом Краковского университета, где до 1511 г учился сначала на факультете «свободных искусств», а потом на медицинском факультете. Получил степени бакалавра философии, лиценциата медицины, доктора свободных искусств. Затем уехал в Италию. В Падуанском университете 9 ноября 1512 г. успешно сдал экзамен на степень доктора медицины.

В 1512-16 гг. Скорина работал врачом в Италии, одновременно изучал книгопечатание. Он встречался с гениями эпохи Возрождения — Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэлем.

В 1517-19 гг. Скорина жил в Праге. Здесь он напечатал Библию в 22 книгах (частях) на церковнославянском языке, правда, в тексте много беларуских слов, встречаются также польские и чешские слова. Смысл такой редакции заключался в превращении мертвого языка Библии в живой язык народа. Первой среди этих книг была «Псалтырь», изданная 6 августа 1517 г. Принято считать ее самой первой печатной книгой на беларуском языке.

В 1520 г. Скорина переехал в Вильню, где основал типографию — первую в ВКЛ. В ней он напечатал «Малую подорожную книжицу» (1522 г.) и «Апостол» (1525 г.). В 1525 г. умер его спонсор Юрий Одверник, после чего издательская деятельность Скорины прекратилась. Он женился на вдове Одверника Маргарите (скончалась в 1529 г., оставив маленького ребенка). Позже умерли и другие меценаты Скорины — виленский бурмистр Якуб Бабич (в доме которого находилась типография), Богдан Онков, а в 1530 г. воевода трокский, князь Константин Острожский.

Издания Скорины нарушали правила, установленные для переписывания церковных книг: они содержали тексты от издателя (предисловия, послесловия) и даже гравюры с его изображением. Но главное, Скорина нарушил запрет на перевод Библии со священного языка (латыни и древнегреческого). Поэтому и католическая, и православная церкви считали его еретиком, не признавали его книги.

В 1529 г. прусский герцог Альбрехт приглашал Скорину в Кёнигсберг для организации книгопечатания. Однако по семейным обстоятельствам (смерть старшего брата, а потом жены) заставили его вернуться в Вильню. В 1534 г. Скорина ездил в Москву, откуда его изгнали как иноверца, а привезенные им книги сожгли[111].

В 1535 г. Скорина снова приехал в Прагу, где жил и работал врачом до своей смерти в 1551 г.

Некоронованный король

Так называли Николая Радзивилла «Черного» (1515-1565). Его деятельность пришлась на время правления последнего Ягеллона — Жигимонта ІІ Августа (1529-1572), сына Жигимонта I и Боны Сфорцы.

Крупнейший магнат страны, Николай в 1544 г. (в 29 лет) получил должность Великого маршалка земского (т. е. возглавил Раду ВКЛ), с 1550 г. еще и канцлер, с 1551 г. еще и воевода виленский, с 1561 г. еще и наместник Жигимонта II в ВКЛ. Это произошло благодаря браку Жигимонта в 1547 г. с Барбарой Радзивилл, братьями которой были «Черный» и «Рыжий».

Именно «Черный» определял политику Литвы при Жигимонте II. Он возглавил госкомиссию по аграрной реформе, подготовившую «Уставу на валоки» (1557 г.) — переход к системе фольварков и хуторов. Провел судебную реформу (Бельский привилей 1564 г.), создавшую шляхетские сословные суды. Провел поветовую реформу — создал органы шляхетского самоуправления (сеймики). Это консолидировало литовскую шляхту.

Еще в 1550 г. он объявил о своей принадлежности к кальвинизму, открыл типографии в Бресте и Несвиже, помогал развитию образования.

«Черный» являлся решительным противником федерации с Польшей, поэтому пока он жил, уния с ней была невозможна. Во внешней политике стремился к присоединению Ливонии (Инфлянтов) к ВКЛ. Именно по его инициативе в 1559 г. был заключен Виленский договор о протекторате Жигимонта над Ливонией, в 1561 г. — о подчинении Ливонии совместно Польше и ВКЛ. Но это спровоцировало войну с Московией за Ливонию и, в конечном счете, унию. Такова ирония судьбы: против чего боролся, на то и напоролся!

Чтобы сбить пропольские настроения, магнаты во главе с двумя Николаями Радзивиллами — «Черным» и «Рыжим» — в 1563 г. уравняли в ВКЛ права православной и протестантской шляхты с католической. Это дало бы результат, если бы не Ливонская война.

Часть III. РЕСПУБЛИКА ОБОИХ НАРОДОВ 

Глава 6. ВКЛ В РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

«Нашы гістарычныя традыцыі не маюць нічога супольнага ні з маскоўскім азіяцкім абсалютызмам, ні з польскім анархістычным шляхетствам».

(Вацлаў Ластоускі)

1. Союз государств и церквей

Идея соединения ВКЛ и Польского королевства в единое государство возникла далеко не случайно. Ей предшествовали несколько личных уний, начиная с Кревского соглашения 1385 года. Предпосылками для объединения послужили постепенное сближение политических и государственных институтов обеих держав, сходство их политики на международной арене, все большее распространение польской культуры.

Захват Московией ряда юго-восточных княжеств ВКЛ (Вяземского, Брянского, Северских), а также Смоленщины свидетельствовал, что с конца XV века ВКЛ уже не могло на равных противостоять Москве. Захват Полоцка еще раз показал этот факт во всей его неприглядной наготе. Единственным спасением для ВКЛ в сложившейся ситуации являлась уния с Польским королевством.

Люблинская уния (1569 г.)

Шляхта литовских-беларуских поветов еще 13 сентября 1562 года на полевом сейме под Витебском приняла акт о заключении унии с Польшей и направила его великому князю, т. е. Жигимонту ІІ Августу. Участники сейма послали также письмо шляхте Жамойтии, в котором призвали ее присоединиться к этому акту. Его суть выражали следующие предложения:

1) проводить общие сеймы с польской шляхтой;

2) вместе с ней избирать общего короля;

3) вместе обороняться от врагов Литвы и Польши;

4) пользоваться теми же правами, что и польская шляхта.

Но магнаты во главе с канцлером Николаем Радзивиллом «Черным» выступили против. Надо подчеркнуть, что магнаты ВКЛ были против объединения с Польшей не ради интересов государства, а из желания сохранить свою беспредельную власть. В отличие от них, мелкопоместная и безземельная шляхта ВКЛ выступала за унию, чтобы иметь те же права («золотые вольности»), что и шляхта Польши[112].

В 1563 году Виленский сейм снова рассмотрел вопрос об унии. Была избрана делегация для переговоров с высшими сановниками Польши. Магнаты согласились на это с тем условием, что в объединенном государстве ВКЛ сохранит широкую самостоятельность. Вопрос о заключении унии рассматривался также на Варшавском (1563-64 гг.), Вельском (1564 г.) и Брестском (1566 г.) сеймах.

Наконец, 10 января 1569 года в Люблине начал работу очередной сейм польской и литовской шляхты. Сначала депутаты обоих государств (по 160 человек от каждого) заседали отдельно друг от друга. Позиции тех и других были вполне конкретными. Поляки, как всегда, хотели включить Великое Княжество в состав Польского королевства. Магнаты ВКЛ предлагали ограничиться оборонительным союзом.

Тогда польские депутаты потребовали от короля объединить всех депутатов в рамках совместных заседаний. В ответ на этот демарш большинство депутатов ВКЛ (вт.ч. почти все магнаты) 1 марта (по новому стилю) покинули Люблин. После этого польские сенаторы и депутаты поставили перед королем вопрос о присоединении к Короне Подляшья и Волыни. Предварительно они заручились согласием местной шляхты, надеявшейся на расширение своих прав и привилегий по польскому образцу.

вернуться

111

Подробнее об этом ― Сымон Брага (Вітаўт Тумаш) «Доктар Скарына ў Маскве» ― Polochanin72  

вернуться

112

 Классический случай по теории Д. А. Тойнби: правящее меньшинство думает только о сохранении своего господствующего положения в обществе.

54
{"b":"270093","o":1}