ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брестская церковная уния (1596 г)

Проект унии предложили в 1595 году Михаил Рагоза (митрополит Киевско-Галицкий и всея Руси) и семь епископов. Это Гедеон Балабан (епископ Львовский, Галицкий и Каменецкий), Дионисий Збируйский (епископ Холмский и Белзский), Михаил Копыстенский (епископ Перемышльский и Самборский), Ипат Потей (епископ Владимирский и Брестский), Леонтий Пелчицкий (епископ Туровский и Пинский), Константин Терлецкий (епископ Луцкий и Острожский), Герман Хрептович (епископ Полоцкий и Витебский).

Князь Константин-Василь Острожский (1527-1608) поначалу поддержал идею унии, но накануне Собора изменил свою позицию. Таким же образом поступили двое ее инициаторов — Г. Балабан и М. Копыстенский. Их поддержали часть православной шляхты, духовенства и горожан.

С ноября 1595 по февраль 1596 года епископы И. Потей и К. Терлецкий находились в Риме. Они представили проект соглашения Папе римскому Клименту VIII и получили его одобрение.

И вот 6 октября 1596 года в Бресте начался Собор православных церквей Речи Посполитой, который должен был окончательно утвердить союз православных с католиками. С первого дня участники собора разделились на сторонников и противников унии (последних возглавили К. В. Острожский, Г. Балабан и М. Копыстенский). Обе группы заседали отдельно. Яростную агитацию против унии вели Никифор, экзарх патриарха Константинопольского, и Кирилл Лукарис, экзарх патриарха Александрийского. Их поддерживали бывший архимандрит Киево-Печерского монастыря Никифор Тур, его преемник Елисей Плетенецкий, ректор Острожской академии Герасим Смотрицкий.

Однако сторонников унии было намного больше.

На четвертый день Собора, 9 октября, в церкви Св. Николая состоялось торжественное провозглашение единой греко-католической церкви. Одновременно было оглашено пастырское послание о лишении сана Балабана, Копыстенского, Плетенецкого, Тура и Смотрицкого.

Король Жигимонт III Ваза горячо поддержал унию, призванную укрепить идейное единство духовенства и феодалов Речи Посполитой. Он утвердил ее своим универсалом от 15 декабря 1596 года.

Унию приняло большинство православного населения ВКЛ, увидевшее в ней реальный путь к единству в стране. Однако в отдельных регионах ВКЛ (Слуцк, Пинск, Могилёв, Орша) уния утверждалась с трудом. Сопротивление ей иногда принимало активные формы. Пиком такого сопротивления явился бунт в Витебске в ноябре 1623 года, где бунтовщики убили Полоцкого униатского епископа Иосафата Кунцевича[115].

Расследование, проведенное под руководством канцлера Льва Сапеги, показало, что витебский бунт не был «стихийным взрывом возмущения народных масс», как это утверждали царские, а затем советские историки. Его подготовило Виленское православное братство на деньги, полученные из Москвы. Руководитель бунта православный священник Степан Посьера и 77 его сообщников успели сбежать в Московию. Комиссии Л. Сапеги удалось арестовать и казнить только 19 погромщиков.

Переход православных в новую веру растянулся на много лет. Социальную базу униатства составляли крестьяне, мелкая шляхта и часть горожан. К концу XVII века количество униатов превзошло количество православных. А к 1772 году униатство исповедало 3/4 населения беларуских земель, в том числе 80-82 % крестьян.

Советские историки изображали униатскую церковь инструментом полонизации и окатоличивания беларусов. Этот тезис не соответствует историческим фактам. Уния не оправдала надежд польских политиков и Ватикана. Благодаря усилиям местных деятелей она стала барьером на пути окатоличивания беларусов и способствовала сохранению этноса в условиях полонизации, развернувшейся во второй половине XVII столетия — после «Потопа».

Историки-патриоты считают униатскую церковь национальной беларуской.

2. Стабилизация как результат уний (1569-1654 гг.)

Точно так, как создание СССР отсрочило на 70 лет распад Московской империи, и даже способствовало временному подъему государства, так и две унии ослабили политический кризис в ВКЛ, способствовали его временному подъему и стабилизации — примерно на 80 лет. Во внешней и внутренней политике ВКЛ после 1569 года и до середины XVII века мы выделим следующие события.

Король Стефан Баторий (1576-1586)

После смерти Жигимонта II Августа наступил период бескоролевья. Как водится, объявились претенденты на вакантный престол. Сначала сейм ВКЛ избрал королем Речи Посполитой француза Генрика Валезия (Генрих Валуа; 1551-1589). Но с ним связан небывалый конфуз: в июне 1574 года, после 5 месяцев правления, он бежал из Кракова во Францию, чтобы занять трон, освободившийся в связи со смертью старшего брата Карла IX.

Все же он вошел в историю Речи Посполитой тем, что при коронации подписал так называемые «Генриковы артикулы», включавшие 18 пунктов.

Согласно этому документу, король не имел права назначать себе преемника, вести самостоятельные переговоры с другими государствами, единолично объявлять войну, созывать шляхетское ополчение (посполитое рушение), издавать законы, вводить налоги, вершить суд. Король также обязывался поддерживать религиозный мир в стране и каждые два года созывать сейм Республики.

Его деятельность должны были контролировать 16 сенаторов-резидентов. Если же король не исполнял взятых на себя обязательств, то магнаты и шляхта Польского королевства и Великого Княжества Литовского имели право не подчиняться королю[116]. «Генриковы артикулы» подписывали при избрании на престол все последующие короли Речи Посполитой.

Престол короля Республики Обоих Народов снова стал вакантным. В этой ситуации свою кандидатуру предложил князь Трансильвании Стефан Баторий. Партию его сторонников возглавили польские магнаты Ян Замойский и Самуил Зборовский (кстати говоря, племянница С. Батория — Гризельда — была женой Замойского). Его соперниками в предвыборной борьбе оказались Жигимонт, сын шведского короля Юхана ІІІ; Альфонс, герцог итальянской Феррары; Максимилиан ІІ (1527-1576), сын императора Фердинанда I, эрцгерцог Австрии, король Чехии и Венгрии.

Стефан Баторий (по-венгерски Иштван Батории; 1533-1586) происходил из старинного трансильванского (венгерского) рода Батории Шомлио[117]. С 15 лет он состоял на военной службе у Фердинанда Габсбурга, который с 1526 до 1556 года был королем Чехии и Венгрии[118]. Вместе с ним несколько лет жил в Италии, учился в Падуанском университете. Позже служил у князя Трансильвании Яноша Сигизмунда Запольяи. Оказавшись в плену у немцев, три года изучал труды римских историков и юристов. После смерти Яноша Сигизмунда в 1571 году был избран князем Трансильвании.

Элекционный сейм 15 декабря 1575 года избрал 42-летнего трансильванского князя королем Речи Посполитой — с условием женитьбы на 54-летней Анне Ягеллон, старшей сестре покойного короля Жигимонта II Августа[119]. Это решение было принято голосами шляхты вопреки решению сената, провозгласившего королем Максимилиана II.

Баторий со своим отборным войском торжественно въехал в Краков 18 апреля 1576 года, а 1 мая короновался в Вавельском соборе и обвенчался с Анной Ягеллон. Он поклялся на Библии, что будет соблюдать все статьи Генриковых артикулов; усмирит крымских татар; вернет силой или выкупит у них всех польских и литовских пленников; вернет Литве все ее земли, завоеванные Москвой.

Действительно, Баторий решительно изменил ход войны с Москвой. Для начала он приказал построить 4 замка в полоцких землях, чтобы создать оборонительный рубеж против дальнейшего продвижения московитов. К концу осени 1576 года гетман Роман Ходкевич и ротмистр Баркулаб Корсак возвели замки Дисна, Вороничи, Лепель и Чашники. Сам король сделал своей резиденцией Гродно, чтобы находиться поближе к театру военных действий.

вернуться

115

Епископ несколько торопил события. В. Орлов в книге «Таямніцы полацкай гісторыі» отмечает:

 «Факты кажуць, што ўладыку Ясафату не заўсёды ставала талерантнасці. Не шкадуючы сябе, гэты чалавек не шкадаваў і іншых.»

 «Шляхцічы скардзіліся сойму: «Той жа біскуп полацкі пяць гадоў трымае ў Оршы і ў Магілёве цэрквы запячатаныя. У Полацку і ў Віцебску няма ні царквы, ні дома, дзе дазволена ў месце набажэнства. Таму месцічы мусяць па нядзелях і на іншыя святы слухаць службу ў полі за местам, і то без святара, бо яму забаронена жыць у месце і паблізу…» Уладыка Ясафат быў сынам і ахвярай сваёй нялітасцівай эпохі.»

Хотелось бы обратить внимание на то, что государственные силовые структуры в религиозные споры не вмешивались. ― Polochanin72  

вернуться

116

 Именно этот документ юридически обосновал право шляхты на рокоши и конфедерации.

вернуться

117

 Ныне город Шомлио — гнездо рода Батории — находится в Трансильвании, в северо-западной части Румынии.

вернуться

118

 Фердинанд (1503-1564) в 1556 г. в связи с отречением от трона старшего брата Карла V стал императором Священной Римской империи.

вернуться

119

 Кстати говоря, такое же условие должен был исполнить и Генрих Валуа. Но 22-летний красавчик, несмотря на свое обещание, не желал вступать в брак с женщиной, которая по представлениям XVI века была глубокой старухой. Князь Стефан оказался менее щепетильным. Он решил вопрос с солдатской прямотой: с Анной не спал, общался с ней через переводчика, т. к. не знал польского языка и учить его не собирался.

56
{"b":"270093","o":1}