ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Соседи неустанно твердили о кризисе государственности в Республике и одновременно всеми способами не давали проводить реформы, направленные на ее совершенствование. Но главным фактором, как всегда, служила алчность. Ведь Речь Посполитая, несмотря на свою «анархию» и «гнилость» оставалась возмутительно богатой! Как не вспомнить в этой связи высказывание российского историка Николая Костомарова: «в политике понятие справедливости чаще всего служило только для обмана и еще для приличия».

«Виновна, виновна, виновна уж тем, что хочется мне кушать», сказала волчица (Российская империя) и вместе с другими волками (Пруссией и Австрией) стала рвать Речь Посполитую на куски.

Вспомним определения классиков.

Речь Посполитая стала добычей России, Пруссии и Австрии, «трех разбойников с большой дороги» — это сказал Карл Маркс.

Лидер российских большевиков В. И. Ленин позже присоединился к оценке Маркса, написав:

«Курляндию и Польшу они вместе делили, эти три коронованных разбойника. Они делили сто лет, они рвали по живому мясу, и русский разбойник урвал больше, потому что был тогда сильнее других».

Куда потащил свою добычу русский разбойник? По характеристике В. И. Ленина — в «тюрьму народов». А как же с избавлением от национального угнетения? А вот как: если беларуса или украинца душит русский помещик, русский чиновник, русский солдат, то это не национальный гнет, это «приобщение отсталых младших братьев к передовой русской культуре»!

А потом надо было как-то обосновать в глазах «просвещенной Европы» неслыханное злодеяние — уничтожение великого древнего государства. Вот и стали ученые прислужники монархов сочинять сказки о том, что «пациент был смертельно болен», и что для его же спасения требовалось «расчленить тело»!

Первый раздел

В 1763 году после смерти Августа II развернулась борьба за трон между группировками магнатов, которых поддерживали внешние силы. При мощной поддержке со стороны Екатерины II элекционный сейм Речи Посполитой избрал в 1764 году ее бывшего любовника 32-летнего Станислава-Августа Понятовского. Он стал королем Августом IV.

Однако новый король не захотел быть послушной собачкой царицы, гуляющей на коротком поводке. Он и выдвинувший его клан Чарторыйских попытались проводить реформы, направленные на усиление государства. Это вызвало недовольство России и Пруссии, желавших видеть Речь Посполитую слабой. Воинственный немец Фридрих и немка Екатерина сговорились погубить Республику Обоих Народов.

Их план по своей сути был прост как грабли. Он основывался на понимании психологии «ясновельможного панства», т. е. магнатов и богатой части шляхты. Требовалось создать в Речи Посполитой обстановку политического хаоса. А создав ее, заняться наведением «порядка» и восстановлением «законности», раз уж «панство» само не может.

Наилучшим средством к реализации этого плана являлась проблема «диссидентов», т. е. вопрос о политических правах лиц православного и протестантского вероисповеданий (которых, напомню, этих прав лишили в 1717 году по требованию самой России). За первых «волновалась» царица Екатерина, за вторых — кайзер Фридрих. В 1765 году Россия и Пруссия представили королю Станиславу-Августу проект закона, уравнивающего в политических правах диссидентов с католиками. Сейм Речи Посполитой отклонил этот проект. Тогда российские войска в конце февраля 1767 года вошли на территорию Великого Княжества.

Слуцкая конфедерация

Князь Николай Репнин, посол России в Речи Посполитой, человек умный, энергичный и подлый, взялся за решение поставленной ему задачи. Репнин выбрал два города, где решил учредить конфедерации «страдающих диссидентов» (православных, кальвинистов и лютеран): на территории Польши — Торунь, на территории ВКЛ — Слуцк. В это время Слуцк уже заняли российские войска под командованием полковника Полонского. К 20 марта здесь собрались 250 шляхтичей, подкупленных Репниным. В тот день в Спасской церкви собравшиеся избрали маршалком конфедерации генерал-майора войска ВКЛ Яна Грабовского (кальвиниста), а также руководящую группу из 33 человек.

За исключением Георгия Конисского, православного епископа Могилёвского, все они были протестантами, так как в ВКЛ уже почти не осталось православной шляхты (кое-где встречались малоземельные «застенковые» шляхтичи). Этот факт убедительно доказывает надуманность проблемы диссидентов. Тем не менее, российские авторы с тех пор и по сей день с трогательным единством заявляют о том, что «Екатерину беспокоило положение православных в Польше»!

Можно подумать, что в самой России имела место веротерпимость. Если бы! Даже браки православных с иноверцами здесь были строго запрещены, не говоря уже о перспективах служебной карьеры. Но, как известно, Россию и сегодня очень волнует, к примеру, судьба соотечественников в Латвии и Грузии. Такая там традиция. Неважно, что у половины граждан Российской Федерации «задница голая» (живут за «чертой бедности»), главное, чтобы хорошо себя чувствовали русскоязычные в Латвии, якобы угнетаемые «лабусами». Так и цари взяли на себя обязанность заботиться о правах православных в Великом Княжестве Литовском — чтобы всегда иметь повод выставлять претензии.

Акт Слуцкой конфедерации подписали 248 человек. В нем содержалось требование об уравнении прав некатолической шляхты с католической. Мещане и крестьяне не упоминались. Само собой разумеется, что как только Екатерина II получила этот документ, срочно доставленный в Санкт-Петербург фельдъегерем, так сразу же заявила, что берет ее (конфедерацию) под свою «императорскую протекцию». Получив ответ государыни, российские войска двинулись к Минску, Вильне и Варшаве.

С 5 октября 1767 года в Варшаве начал работу чрезвычайный сейм, заседания которого продолжались полгода, до 5 марта 1768.

Двух его послов, Юзефа Анджея Залуского и Вацлава Ржевуского — самых активных противников закона о диссидентах — по приказу Репнина арестовали и выслали в Калугу (!). После этого остальные послы, поломавшись для приличия, одобрили новый закон. Кроме того, сейм отменил все реформы, проведенные на сейме 1764 года Чарторыйскими при поддержке короля Августа IV.

Россия и Речь Посполитая 24 февраля 1768 года заключили «вечный трактат», который вошел в постановление сейма, а также «отдельный акт» — приложение к трактату, состоявшее из 24 пунктов, представлявших развернутое изложение так называемых «кардинальных прав» шляхты. «Вечный трактат» провозгласил, а Екатерина II, короли Пруссии, Дании, Англии и Швеции гарантировали равные права протестантской и православной шляхты и мещанства с католиками.

Барская конфедерация (1768 г.)

Спесивые, крикливые, самоуверенные паны, постоянно выпендривавшиеся друг перед другом, в том числе на предмет того, кто сильнее предан Костёлу, неизбежно должны были «купиться» на столь мощную провокацию. Естественно, они «купились». История большой глупости, положившей начало гибели Речи Посполитой, называется движением барских конфедератов.

Магнаты и шляхта наглядно убедились в том, что решающий голос в делах управления государством отныне принадлежит российскому послу, главными аргументами которого являются деньги и военная сила. Естественно, что значительная часть шляхты и ксендзов встали на дыбы. Никто из них не подумал о том, что православной шляхте, несмотря на новый закон, абсолютно ничего не «светило». Ведь у нее не было ни денег, ни земли, ни связей, ни образования. А главное, ее численность составляла ничтожную величину. Протестантов было больше, но не намного.

По инициативе каменецкого епископа Адама Станислава Красиньского 29 февраля 1768 года в городе Бар (на Подолии) недовольная шляхта создала свою конфедерацию. Ее возглавили рожанский подкоморий Михал Красиньский, брат епископа Адама (маршалок конфедерации) и варецкий староста Казимир Пулавский (региментарий, временный главнокомандующий войсками). Своей целью конфедерация объявила защиту внутренней и внешней самостоятельности Речи Посполитой (имелось в виду — от России), сохранение прежних прав и привилегий магнатов и шляхты, сопротиштение введению равных прав для диссидентов.

79
{"b":"270093","o":1}