ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Войска захватчиков в тот же день вошли на заранее намеченные территории.

Силы конфедерации, исполнительному органу которой пришлось покинуть Австрию после того, как она присоединилась к прусско-российскому союзу, не сложили оружие. Каждая крепость, где располагались её воинские части, держалась долго. Так, до конца марта 1773 года продолжалась оборона Тынца и Ченстоховы.

28 апреля 1773 года российские войска под командованием генерала Суворова взяли Краков. 24 июня этого же года австрийские части пришли под Львов и заняли город 15 сентября, после того, как его покинули русские войска. Так завершилась плохо организованная попытка отразить иностранную агрессию. Она стоила жизни 100 тысячам человек (военных и гражданских лиц), причинила значительный ущерб землям ВКЛ и Польского королевства.

Итак, Россия захватила Инфлянтское воеводство, большую часть Полоцкого воеводства (по правому берегу Двины), почти полностью Витебское и Мстиславское воеводства, восточную часть Речицкого повета Минского воеводства. Новая граница прошла по Западной Двине, Друти и Днепру. На захваченной территории (92 тыс. кв. км) находились города Витебск, Гомель, Могилёв, Мстиславль, Орша, Полоцк, Пропойск, Рогачев, Чечерск и другие, проживали 1 млн. 300 тыс. человек. По указу царицы здесь создали Полоцкую и Могилёвскую губернии.

Пруссия заняла северо-западную часть Польши. Это Поморское (без Гданьска), Мальборгское, Хелминское воеводства (без Торуня), частично Гнезненское, Познаньское, Вроцлавское воеводства. Прусский захват составил 36 тыс. кв. км и 580 тыс. жителей.

Австрия захватила воеводства Русское (со Львовом, но без Холмской земли), частично Белзское, Краковское (без Кракова), Сандомирское, окраины Волынского и Подольского. Австрийские приобретения составили 83 тыс. кв. км и 2 млн 600 тыс. человек. Столицей новой австрийской провинции, названной Галицией и Лодомерией, стал Львов.

Общая величина потерь Речи Посполитой была огромной: 211 тыс. кв. км (на 3 тыс. км больше площади нынешней Республики Беларусь!) и 4 млн 480 тыс. жителей (равно населению современной Норвегии — 4,4 млн).

Заняв эти территории, оккупанты потребовали ратификации своих действий со стороны короля и Сейма. Король обратился за помощью к европейским государствам, но помощи не последовало, Франция и Англия выразили лишь осуждение раздела.

Объединённые силы оккупантов вошли в Варшаву, чтобы силой оружия заставить созвать сейм. Сенаторов, выступивших против, арестовали. Но поветовые сеймики отказывались избирать депутатов в сейм. С большими сложностями удалось собрать менее половины депутатов под председательством некоего Адама Понинского. Чтобы обеспечить захватчикам достижение их целей, он за 20 тысяч злотых, уплаченных ему российским послом, обязался преобразовать ординарный сейм в конфедеративный, где действовал принцип простого большинства. Несмотря на противодействие депутатов от Новогрудского повета Тадеуша Рейтана, Самуила Корсака и Станислава Богушевича, продажному большинству удалось это сделать.

«Разделённый сейм» избрал «комитет 30-ти» для рассмотрения представленных вопросов. Комитет 18 (29) сентября 1773 г. подписал трактат «о возобновлении мира между двумя державами (как будто они воевали! — А.Т.) и о присоединении к России некоторых земель».

Сейм продолжил свою работу до 1775 года. Он утвердил соглашение о разделе страны (11 апреля 1775 г.), восстановил «кардинальные права» шляхты Речи Посполитой, в которые снова вошли принципы избираемости короля и liberum veto. Сейм также провёл административные и финансовые реформы, создал Комиссию национального образования, сократил армию до 30 тыс. солдат.

Кстати говоря, в 1783 году Образовательная комиссия Речи Посполитой утвердила «Статут для академий и школ». В нем было сказано, в частности, что при изучении истории надо обращать внимание на то, «чтобы не дать фальшивых представлений о событиях», не называть «политикой то, что опозорено хитростью, изменой, подлостью, насилием, грабежом и несправедливым захватом чужой собственности». Как злободневно звучат эти слова сегодня!

Второй раздел

Трагедия раздела державы заставила патриотические круги Речи Посполитой действовать более активно. На четырехлетием сейме (с 6 октября 1788 по 29 мая 1792 гг.) они провели ряд реформ, направленных на укрепление государства. А главное, 3 мая 1791 года сейм утвердил Конституцию, созданную под влиянием идей Французской революции[137]. В частности, Конституция отменила принцип выборности королей, «либерум вето», право шляхты на создание конфедераций, ввела делегирование депутатов сейма от городов и многое другое.

Все эти реформы стали возможными благодаря тому, что Россия увязла в новой войне с Османской империей (август 1787 - декабрь 1791 гг.). Если бы турки и дальше отвлекали россиян, то реформы смогли бы существенно укрепить Речь Посполитую и покончить с ее политической зависимостью от соседних государств. Начались они хорошо.

Но в это время, к несчастью для реформаторов, международный климат кардинально изменился. Французская революция, начавшаяся в июле 1789 года, смертельно напугала европейских монархов. Ни о каких реформах они больше не хотели слышать. А главное, кончилась русско-турецкая война.

Конец ВКЛ?

Надо особо подчеркнуть, что по Конституции правительство, армия и бюджет были объявлены общими для всей Речи Посполитой. Польская шляхта считала, что потребность в автономии ВКЛ исчезла. В самом деле, вся политическая элита Речи Посполитой уже давно не только говорила, но и думала по-польски. Поэтому новая конституция провозглашала полное слияние Польши и ВКЛ в единый организм. Речь Посполитая превращалась в унитарное государство. Если бы Конституция 1791 года осталась в силе, она вне всяких сомнений привела бы к полонизации всех слоев населения бывшего ВКЛ.

Однако консервативно настроенные круги шляхты и магнатов выступили против нее. Особенно много недовольных Конституцией было в ВКЛ и на Руси (Украине). Лидерами «партии недовольных» стали Станислав Феликс Потоцкий (1752-1805) и Северин Ржевуский. На четырехлетием сейме они решительно выступали против реформ.

Отмечу в этой связи малоизвестный факт. Потоцкий предлагал превратить Речь Посполитую в федеративную республику из трех частей — Польши, Украины, Литвы. Ни о чем подобном поляки не хотели слышать. Поэтому они приклеили конфедератам ярлык «предатели», а их руководителей заочно приговорили к смертной казни.

Понятно, что противники Конституции могли найти политическую, финансовую и военную поддержку только в Петербурге. Не потому, что царица Екатерина любила Литву с Украиной и ненавидела Польшу. Ничего подобного! В политике каждая из сторон преследует сугубо свои цели. У конфедератов не было иного выхода кроме как просить Екатерину стать гарантом существования ВКЛ. Другое дело, что Россия сама стремилась к полной инкорпорации Великого Княжества.

Ну и что с того? А к кому обратились большевики в 1915 году, когда искали источник финансирования для своей антиправительственной и антироссийской деятельности? К немцам, с которыми Россия уже более года вела ожесточенные боевые действия.

Потоцкий и его компания исходили из реальной политической ситуации своего времени. И если для поляков они, безусловно, «предатели», то мы можем назвать их «патриотами ВКЛ».

Тарговицкая конфедерация

Уже в июле 1791 года С. Ф. Потоцкий подал князю Г. А. Потемкину записку с предложением учредить конфедерацию против конституции 3 мая — при финансовой и военной помощи России. Но Екатерина, занятая войной с Турцией, временно отклонила это предложение. Она лишь поручила русскому посланнику в Речи Посполитой Я. Булгакову подбирать среди польских вельмож людей, готовых отстаивать русские интересы.

вернуться

137

 Конституция 1791 г. стала первой в Европе и второй в мире после США.

81
{"b":"270093","o":1}