ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Следующий парадокс заключается в том, что неожиданным следствием яростной борьбы с полонизмом[161]  и массовой русификации стало возникновение собственно беларуского движения. Но об этом — позже.

3. Франко-русская война 1812-15 гг. — трагедия Беларуси 

Ложь о войне «двенадцатого года»

Российские историки написали горы книг и статей об этой войне. Все они далеки от правды. Например, ни в Советской исторической энциклопедии (СИЭ), ни в трудах академика Евгения Тарле (1875-1955), считающихся классическими, ни в современных публикациях в связи с 200-летним юбилеем «войны двенадцатого года» нет ни слова о подготовке России к вторжению в Герцогство Варшавское и о секретной военной конвенции, заключенной между Россией и Пруссией в октябре 1811 года с целью обеспечения этого вторжения.

Напомню читателям, что секретная часть Тильзитского договора, подписанного 7 июля (25 июня) 1807 года монархами Франции и России, разделила между ними сферы влияния в Европе и Закавказье (напрашивается прямая аналогия с секретным протоколом, подписанным в Москве 23 августа 1939 года Риббентропом и Молотовым).

В сферу российских геополитических интересов вошли Швеция (включая принадлежавшую ей Финляндию), Турция (в том числе Дунайские княжества — Молдова и Валахия, проливы Босфор и Дарданеллы, Западная Армения) и Персия (вместе с Азербайджаном и Восточной Арменией). Французская сфера охватила всю «лоскутную» Германию, плюс к ней остальные страны Европы.

Главное различие между этими сферами состояло в том, что войска Наполеона уже давно оккупировали страны, интересовавшие «императора всех французов». А вот царь Александр еще только планировал осуществить захват Финляндии, Дунайских княжеств, Азербайджана и Армении. Таким образом, в Тильзите он получил от Наполеона карт-бланш на колониальные захваты в трех регионах, значительно удаленных друг от друга (в Северной Европе, на Балканах, в Закавказье)[162].

Кроме того, Наполеон «в знак дружбы» подарил Александру (т. е. России) Белостокскую и Тернопольскую области.

В обмен на это он потребовал от царя, чьи войска потерпели сокрушительное поражение от французов:

1) присоединения к так называемой «континентальной блокаде» с целью экономического разорения Великобритании;

2) признания автономии Польши (Герцогства Варшавского) в составе «Единой Европы»;

3) отказа от вмешательства в дела государств, входящих в европейскую конфедерацию во главе с Наполеоном.

Секретная конвенция, подписанная в Эрфурте 12 октября (30 сентября) 1808 года между Наполеоном и Александром, подтвердила все условия Тильзитского соглашения.

Тильзитский договор был выгоден для России, так как позволял ей продолжать захват новых территорий и гарантировал при этом от военного конфликта с Францией. Разумеется, при условии соблюдения всех условий, предусмотренных договором.

«Польский вопрос»

Однако царя Александра, его правительство и двор, а также определенную часть российских помещиков Тильзитский договор не устраивал. Главным «камнем преткновения» являлась Польша. Представители российской верхушки не сомневались в том, что Герцогство Варшавское рано или поздно потребует возврата всех земель Речи Посполитой, входивших в ее состав до 1772 года, т. е. бывшего Великого Княжества Литовского (включая Жамойтию и Ливонию) и бывшей Руси (Правобережной Украины).

Поэтому была подготовлена новая конвенция, которую представители обеих сторон подписали 16 (28) января 1810 года в Петербурге. По ней Франция обязывалась не превращать герцогство в королевство; не присоединять к нему другие земли; не называть его Польшей. Но Наполеон не утвердил конвенцию.

Во-первых, 4 (16) февраля он получил отказ в сватовстве к младшей сестре царя, 15-летней Анне Павловне.

Во-вторых, он понимал, что дружественные отношения с поляками позволяют ему использовать хорошо подготовленную армию (90 тысяч в мирное время, до 150 тысяч в военное).

В-третьих, и это главное, он успел убедиться в том, что царю нельзя доверять. Россия повсеместно нарушала условия Тильзитского договора относительно континентальной блокады, лицемерно заявляя о том, что в ее порты прибывают коммерческие суда только нейтральных стран (доверху набитые контрабандными английскими товарами). Кроме того будучи немцем, царь настырно лез в политику Наполеона по вопросам, связанным с герцогствами Ольденбург и Гольштейн, с правящими династиями которых Александр и его жена Луиза Баденская состояли в родстве.

Более того, царь приказал готовиться к вторжению в Польшу. Он возомнил, что поскольку значительная часть войск Наполеона увязла в Испании, где полыхала партизанская война, то вместе с Пруссией успеет захватить Польшу и превратить ее в выжженную пустыню прежде, чем Наполеон сможет перебросить сюда свою армию. А затем он попытается убедить своего французского «друга и брата» в том, что так оно лучше для всех.

По плану, разработанному Л. Беннигсеном, немецким генералом на русской службе, к вторжению готовились несколько корпусов и отдельных дивизий общей численностью свыше 100 тысяч человек. Кроме того, в результате секретных русско-прусских переговоров 5 (17) октября 1811 года была заключена военная конвенция с Пруссией (еще 80 тысяч войск).

Царь в письме своей сестре Екатерине (1788-1819) от 22 ноября (4 декабря) 1811 года писал, что «военные действия могут начаться с минуты на минуту». Однако прусский кайзер вовремя вспомнил о сокрушительных поражениях своей армии от французов. Подумав, он вместо того, чтобы воевать против Наполеона, 12 (24) февраля 1812 года заключил союзный договор с ним.

Наполеон, получавший от своей разведки сведения о приготовлениях России к вторжению в Польшу, о массовых нарушениях условий континентальной блокады и об оголтелой антифранцузской пропаганде понял, что единственный способ «поставить на место» царя и его правительство — это превентивная война[163].

Весной 1812 года обеим сторонам стало ясно, что война неизбежна. Открытым оставался лишь вопрос о том, когда она начнется и по какому сценарию будут развертываться события.

Выгребание ресурсов

Весной 1812 года войска, стянутые в Западный край для вторжения в Польшу, были переформированы в две армии. Одной командовал фельдмаршал Михаил Барклай-де-Толли, другой — генерал Петр Багратион. Их общая численность в июне 1812 года достигла 176 тысяч солдат и офицеров. К ним надо добавить три отдельных резервных корпуса генералов П. Эссена, Ф. Эртеля и П. Меллер-Закомельского, в сумме еще 63 тысячи солдат и офицеров. А всего — 239 тысяч.

При этом рекруты-беларусы всех предыдущих призывов составили до 70 % солдат этих войск, т. е. около 167 тысяч! Достаточно сказать, что 6 пехотных дивизий 1-й армии были полностью укомплектованы одними только беларускими рекрутами. Кроме того, на Украине началось формирование 3-й армии (еще 45 тысяч человек), в которую толпами гнали украинских крестьян. Добавим и то, что в этих трех армиях и трех корпусах, особенно среди младшего офицерского состава, служило немало дворян (недавних шляхтичей) из восьми западных губерний.

Таким образом, царский режим изначально планировал оплатить удержание «провинций, от Польши присоединенных» душами местных жителей.

Была развернута широкомасштабная заготовка продовольствия и фуража для снабжения войск. Используя жёсткие методы административного воздействия (вплоть до предания военно-полевому суду), власти сумели в Западном крае, который никогда не славился изобилием продуктов, создать крупные склады продовольствия в 27 городах!

Обеспечение провиантом и фуражом личного состава 1-й и 2-й западных армий требовало колоссальных поставок. Так, по установленным нормам довольствия, это означало в день на 200 тысяч человек 117 тонн хлеба (муки), 117 тонн водки, 10,14 т различных круп, 7,8 тонн соли. На 60 тысяч лошадей требовалось в день 600 тыс. литров овса, 2,4 тыс. тонн сена и столько же соломы. Умножьте эти цифры хотя бы на 120 суток (март - июнь). Тогда вы поймете, что они означают.

вернуться

161

Оккупационные власти яростно боролись именно с литвинизмом. После провала русификации «с наскока», последователи Екатерины ІІ изменили тактику. Выше сам автор писал: «Царское правительство способствовало процессу полонизации (...). Почти все школы отныне вели обучение на польском языке; он использовался в местных административных учреждениях, в официальных документах. Подобной ситуации не было даже тогда, когда ВКЛ входило в состав Речи Посполитой!» Польский (и жамойтский) национализм стал союзником великодержавного шовинизма в деле раскола и уничтожения литовской-беларуской нации. Свою роль сыграли РПЦ Москвы и Костел. Схема разделения беларусов по конфессиональному признаку (православный - русский, католик - поляк) исправно работает и по сей день.

После делитвинизации пришло время и борьбы с полонизмом. ― Polochanin72   

вернуться

162

 Выражение «получить карт-бланш» означает возможность полной свободы действий.

вернуться

163

 Антифранцузскую пропаганду в России вели люди, подкупленные английскими агентами, а также попы Русской православной церкви (РПЦ). В этой связи следует упомянуть малоизвестный факт. Еще 11 сентября 1806 г. царь своим манифестом приказал духовенству РПЦ проповедовать «Отечественную войну» против французских безбожников. После Тильзита приказ об отмене этого лозунга не последовал!

91
{"b":"270093","o":1}