ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Исторические справки и зарисовки  

Разбор шляхты

После захвата земель ВКЛ власти Российской империи столкнулись с тем фактом, что здесь привилегированное сословие (шляхта) составляло, по разным данным, от 8 до 12 % населения. А в самой России численность дворян не превышала 1 %. Кроме того, имущественное и социальное положение шляхты было очень пестрым и не соответствовало статусу российского дворянства. Наконец, почти вся шляхта исповедала католичество либо униатство, но не православие. И последнее, самое важное: значительная часть шляхты во все времена была враждебно настроена по отношению к царизму, отобравшему у нее все политические права.

Поэтому цари и их чиновники долгое время осуществляли комплекс мероприятий, направленных на сокращение численности шляхты. Они и получили название «разбор шляхты». Начало «разбору» положил указ Екатерины II от 14 июня 1773 г. Согласно этому указу, главы всех шляхетских семей (на территории, присоединенной к России в 1772 г.) должны были доказывать в земских судах свое шляхетство. В результате большинство земян, панцирных и путных бояр записали в крестьянское сословие, распространили на них подушную подать и рекрутский набор.

После издания в 1785 г. Жалованной грамоты дворянству, от шляхты стали требовать доказательств своего происхождения не на основе юридической системы ВКЛ, а по российским законам. Понятно, что все это вызывало огромное недовольство и сопротивление значительной части населения, поэтому российским властям приходилось то смягчать, то видоизменять свои требования. Тем не менее, общий курс оставался неизменным.

Людей, лишенных шляхетских прав, записывали вольными хлеборобами, государственными крестьянами, мещанами. Был издан целый ряд указов Сената, содержавших уточнения, изменения, дополнения царских указов (в 1800, 1808, 1812, 1816, 1817, 1820, 1821, 1828, 1830 гг., в том числе по два в год).

В октябре 1831 г. (после подавления восстания) был принят закон «О разборе шляхты в западных губерниях», по которому все шляхетское сословие разделили на дворян и два новых сословия — однодворцев (жителей сельской местности) и граждан (жителей городов и местечек). На однодворцев распространили рекрутчину, гражданам «высочайше дозволили» откупаться за тысячу рублей — огромные деньги для того времени.

В 1842, 1847 и 1857 гг. производились новые перетряски.

Очередные серьезные ограничения для бывшей шляхты «западных губерний» власти ввели после восстания 1863 г. Весь этот процесс завершил указ царя от 19 февраля 1868 г. По нему однодворцев записали в крестьян, а гражданам дали год на то, чтобы решить, к кому их приписать — к крестьянам или мещанам. Несмотря на это, многие ограничения для «бывшей польской шляхты» сохранялись вплоть до 1917 г.

Калиновский

Константин-Викентий Калиновский по происхождению шляхтич герба «Калиново», чьи предки свыше 100 лет жили в Белостокской области. Отец в 1849 г. переехал в местечко Свислочь Волковыского повета. Здесь Кастусь родился и учился. Окончил Петербургский университет (1856-60), в начале 1861 г. вернулся домой.

В 1861-63 гг. он готовил восстание в Гродненской и Виленской губерниях. С октября 1862 по февраль 1863 г. возглавлял Литовский провинциальный комитет. В конце марта - начале июня 1863 г. был комиссаром Гродненского воеводства. В августе 1863 - январе 1864 гг. комиссар ЦНК в Вильне, возглавлял Исполком Литвы. Арестован 9 февраля 1864 г., повешен 22 марта.

Он издал 7 выпусков нелегальной газеты «Мужыцкая праўда» на беларуской «мове» (7 листков небольшого формата). Его «Пісьмы з-пад шыбеніцы» тоже написаны по-беларуски (латинкой). Некоторые современные исследователи называют его поляком. Но «Письма из-под виселицы» являются мощным аргументом против такого тезиса. Фактически, это исповедь Калиновского перед соотечественниками и, одновременно, духовное завещание народу. Они написаны на беларуском языке. Так что нечего спорить о том, кем был Кастусь. Он был беларусом!

У Калиновского мы видим примат социального над национальным (враги «мужыкоў» — царские чиновники и помещики). Отсюда его призыв к крестьянам подняться на борьбу против самодержавия и крепостничества.

Идею жизни «вольного» беларуского народа в независимом государстве он излагал туманно. Какое государство имелось в виду? Ответ на этот вопрос отсутствует. Скорее всего, это Речь Посполитая, состоящая из трех автономий — Польши, Литвы (Беларусь + Летува) и Руси (Правобережной Украины).

Униатство Калиновский объявил «мужицкой» церковью. Православие же считал орудием в руках царского режима для духовного порабощения беларуского крестьянства и потому критиковал его резко и грубо.

Калиновский не создал своей партии, не разработал теоретической концепции, не имел последователей. Вскоре после казни о нем забыли. И только в связи с созданием Беларуской Революционный Громады о нем стали говорить и писать братья Луцкевичи, а затем Вацлав Ластовский и Александр Цвикевич.

Его деятельность знаменовала зарождение беларуского национального самосознания:

— Именно он положил начало соединению воедино социально-экономических (аграрных), политических и религиозных проблем национально-освободительной борьбы беларусов.

— С него началось оформление в русле освободительного движения собственно беларуских («литвинских») национальных требований (в т. ч. идеи автономии Беларуси в составе либо демократической Польши, либо России).

— Калиновский первым обратил внимание на крестьянство как главную дееспособную силу беларуской нации.

Он сыграл важную роль в процессе превращения революционного движения шляхты, ставившей целью восстановление унитарной Речи Посполитой в движение беларуского «возрождения», соединившего задачи национального освобождения с освобождением социальным. Именно акцент на проблемах социального неравенства стал определяющим для всей культурно-просветительской и политической деятельности «адраджэнцаў».

Калиновский в восприятии нынешней молодежи по-прежнему остается романтичным молодым шляхтичем, сумевшим первым сказать о «мужицком народе» (еще не беларусах, но уже не «тутэйшых») как о людях со своей честью, своим правом, своей верой и своей историей.

Деревня святых униатов

В январе 1874 года в селе Пратулин, стоящем на противоположном от Бреста берегу Буга (эту исконно беларускую территорию Сталин в 1945 г. подарил Польше), униатский священник Иосиф Курманович отказался переходить в «государеву схизму», т. е. в православие. Немедленно власти арестовали его и заключили в тюрьму г. Седлец.

Вместо него власти прислали православного попа. На коленях жители Пратулина умоляли нового батюшку не совершать службы. Староста прихода не отдал ему ключи от храма. Женщины говорили новому священнику, что не отступят от единства с Апостольским Римским престолом. Тогда «пастырь» подал жалобу по инстанции.

24 января в Пратулин пришла рота солдат во главе с офицером Котовым и полицейским урядником Кутаниным. Урядник уговаривал людей разойтись но домам и не чинить препятствий попу. Дело кончилось тем, что 26 января солдаты окружили храм, вокруг которого уже двое суток дежурили прихожане. Кутанин предложил им посетить Дрелов, где «истинное православие» уже было водворено штыками солдат и нагайками казаков.

«Зачем мы должны идти и на чужую кровь смотреть, — ответили ему, — пусть лучше они придут, и на нашу кровь посмотрят, тогда и поймут, что тот самый дух, который в них живет, и нас животворит, и та самая вера и нам дорога».

Офицер приказал штурмовать церковь. После первых выстрелов погибли сразу 9 человек. Солдаты избивали людей прикладами и кололи штыками. Раны получили 184 прихожанина, 4 умерли от ран дома. Всех взрослых мужчин урядник велел арестовать и отвести в Седлецкую тюрьму. Там места было недостаточно, поэтому арестованных распределили по тюрьмам Бреста, Седлеца и Бялой Подляски.

97
{"b":"270093","o":1}