ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наиболее интенсивно развивалось машинное производство. За те же 30 лет количество заводов и фабрик увеличилось в 15 раз, объем их совокупной продукции — в 37 раз, число рабочих и служащих — в 9 раз. В 1890 году доля фабрично-заводской промышленности в объеме производства составила 46,2 %.

В 1900 году на территории современной Беларуси насчитывалось почти 1200 фабрик и заводов, где работали около 40 тысяч рабочих и служащих. Однако среди них резко преобладали мелкие и средние предприятия. Так, 62,4 % из них (749 предприятий) имели до 15 человек персонала. «Крупным» считалось предприятие, где было занято 100 и более человек. Общее число людей, занятых в товарном производстве, достигло 237 тысяч. Но основную часть их составляли ремесленники, а также работники мануфактур — 197 тысяч человек (83 %).

Средняя заработная плата фабрично-заводских рабочих беларуских губерний составляла в 1913 году 17 рублей 53 копейки в месяц. Чтобы соотнести эту сумму с прожиточным минимумом, надо учесть цены того времени. К примеру, фунт ржаного хлеба (410 грамм) стоил в Минске 1 копейку; кварта молока (0,7 литра) — 6 копеек; фунт говядины — 14 копеек; кожаные сапоги — 3 рубля; дойная корова на рынке — от 14 до 16 рублей[171].

Что касается национального состава, то жители городов и местечек, занятые в производстве (фабрики и заводы, мануфактуры, мастерские) в 1913 году распределялись следующим образом: евреи — 59,9 %, поляки — 10,2 %, русские — 10,1 %, представители других национальностей — 2,8 %. Беларусы в своей стране составляли только 17 % людей, работавших в сфере производства.

Все промышленные предприятия создавали местные предприниматели на свои средства. Правительство за 55 лет (1861-1914 гг.) не выделило на это ни одного рубля!

Отраслевая структура промышленности в послереформенном Северо-Западном крае сохранялась практически неизменной. В 1900 году ведущую роль играла пищевая отрасль (26 % общей стоимости товарного производства); за ней шли заготовка, сплав и вывоз леса (16,8 %); деревообработка (16,1 %); производство бумаги и бумажных изделий (7 %); производство стекла и изделий из него (5,7 %); текстильная промышленность (4,8 %). Все остальные виды промышленности набирали в сумме 23,6 % стоимости продукции.

После отмены крепостного права изменения в деревне происходили крайне медленно. Помещики сохранили в своей собственности 53 % обрабатываемых земель. Не было ликвидировано крестьянское малоземелье. Сохранялась крестьянская община, основанная на принципе коллективной ответственности всех ее членов.

Деньги за землю, перешедшую в собственность крестьянам, помещикам заплатило государство. Но крестьян обязали в течение 49 лет (до 1910 года) вернуть государству эти средства с учетом процентов. В результате общая сумма, которую они отдали за землю, втрое превышала ее рыночную стоимость 1861 года!

Изменения в аграрной политике царизма произошли только в связи с революцией 1905 года. Премьер-министр Петр Столыпин (1862-1911) в 1906 году начал реформирование аграрного сектора экономики. Цель реформы заключалась в том, чтобы одновременно решить две непростые задачи: уменьшить крестьянский «земельный голод» и сохранить помещичье землевладение (т. е. крупное товарное производство). Для этого П. А. Столыпин предложил следующие три средства.

Во-первых, ликвидировать общину, чтобы облегчить и ускорить переход мелких наделов бедняков в собственность зажиточных селян. Право на выход из общины крестьяне получили по указу царя от 9 ноября 1906 года. А с 1907 года были отменены выкупные платежи за бывшую помещичью землю и крестьяне стали полными собственниками своих наделов.

В Могилёвской и Витебской губерниях крестьяне охотно возвращались к традиционным земельным отношениям, соответствующим «Валочнай памере» 1557 года. К 1915 году в этих двух губерниях перевели землю в частную собственность 48 % от общего числа общинных дворов, по сравнению с 22 % в российских губерниях. Для крестьян Виленской, Гродненской и Минской губерний, где общины отсутствовали, эта реформа не имела значения.

Во-вторых, выводить крестьянские хозяйства из деревень на хутора. Это позволяло ликвидировать земельную тесноту. За 10 лет реформы (1906-1915 гг.) в пяти беларуских губерниях возникли 128,1 тысяч хуторов, что составило 12 % от общего числа крестьянских дворов в крае (на 2 % больше, чем в самой России). Тем же крестьянам, кто не хотел перебираться на хутор, власти разрешали сводить свои разбросанные земельные участки в один клин («отруб»).

В-третьих, переселение крестьян. Крестьянам, желавшим получить в свою собственность крупные земельные участки, правительство предлагало переселяться в Сибирь, Степной край (Казахстан), на Кавказ и Дальний Восток, где было много свободной земли. Государство выдавало переселенцам ссуды на проезд членов семьи, перевозку домашних животных и необходимого имущества.

Согласно статистике, за период 1907-1915 гг. из пяти беларуских губерний выехали на новые места около 368 тысяч человек. Почти три четверти их (74 %) составили жители Витебской и Могилёвской губерний. Разумеется, не все смогли обустроиться и наладить хозяйства на новых местах, поэтому 36,5 тысяч (10,9 %) за это же время вернулись назад. Но более 330 тысяч остались.

Благодаря Столыпинской реформе общая площадь помещичьей земли сократилась до конца 1915 года на 12,7 %, а площадь крестьянских владений возросла на 56,1 %. Реформа способствовала быстрому развитию буржуазных отношений на селе, повышению материального и культурного уровня жизни сельских жителей. Они массово начали менять лучины на керосиновые лампы, соломенные крыши на жестяные или черепичные, деревянные сохи на металлические плуги. Наиболее крепкие хозяева приобретали веялки, молотилки, жнейки, сортовые семена и породистый скот.

К сожалению, полной реализации аграрной реформы помешали сначала Мировая война, а затем революции 1917 года и захват власти большевиками.

Социально-экономическое развитие беларуских губерний способствовало повышению материального уровня жизни людей, распространению грамотности, достижений культуры и науки. А это, в свою очередь, стимулировало изменения в массовом сознании. Наиболее развитые в интеллектуальном плане представители беларуского народа осознали самобытность своего народа и сформулировали идею его политического суверенитета.

2. Первые беларуские националисты

Как уже сказано выше, власти Российской империи ставили целью удержание «польских губерний» в составе империи любой ценой. Убедившись в неистребимой мятежности духа Речи Посполитой, правящая элита пришла к выводу о необходимости всеобъемлющей русификации бывших «польских губерний». С 1864 года такая политика целенаправленно и настойчиво осуществлялась на протяжении 40 лет — до 1905 года, принесшего колониальным народам империи либерализацию «национального вопроса».

Сочетание двух, условно говоря, «каналов» целенаправленного воздействия сверху на «тутэйшых» (с одной стороны — русификация и насаждение московской церкви, а с другой — проведение буржуазных реформ) дало в западных губерниях империи неожиданный для властей результат. Таковым явилось возникновение и развитие беларуского национального движения.

Периодизация национального движения

Это движение в своем развитии прошло большой путь от этнографического изучения уклада жизни и фольклора крестьян до создания политических организаций и выдвижения идеи государственно-культурной автономии Беларуси.

Выдающийся поэт и публицист Максим Богданович (1891-1917) в статье «Беларуское возрождение» (1915 г.) впервые дал периодизацию беларуского национального движения (БНД) в XIX и в начале XX века.

По его мнению, дореформенный этап (до 1861 г.) был связан с ростом антикрепостнических настроений и с зарождением в среде шляхты новой беларуской литературы. Наиболее яркие фигуры этого этапа — Ян Чечот (ум. в 1847 г.), Ян Борщевский (ум. в 1851 г.), Ромуальд Подберезский (ум. в 1856 г.), Владислав Сыракомля (ум. в 1862 г.), Артем Вериго-Даревский (ум. в 1884 г.), Винцент Дунин-Марцинкевич (ум. в 1884 г.).

вернуться

171

 Таким образом, на среднюю месячную зарплату рабочий мог купить 718 кг ржаного хлеба, либо 51 кг говядины, либо 5-6 пар кожаных сапог, либо одну корову. Читатели могут сами соотнести эти цифры с нынешними ценами. Добавлю, что в настоящее время корова стоит на рынке от полутора тысяч долларов. — А.Т.

99
{"b":"270093","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Босс с прицепом
Выключи работу, включи жизнь
Отказ всех систем
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Придурки
Помогите малышу заговорить. Развитие речи детей 1–3 лет
Хроники Максима Волгина
Мозг. Такой ли он особенный?
Загадка спичечного коробка