ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

§ 3. От 1815 г. до войн эпохи империализма

Сражениями периода «Ста дней» завершились в 1815 г. наполеоновские войны. Сам Наполеон был водворен на далекий остров Святой Елены, где прожил еще 6 лет, предаваясь печальным мыслям о допущенных им ошибках и составляя «детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть»'.

После Венского конгресса Европа вступила в период войн между отдельными государствами, частых восстаний угнетенных классов и народов, интенсивных войн в колониях.

При определении потерь в войнах за этот период мы находимся в более благоприятном положении, чем при определении потерь за предыдущие периоды, так как имеются довольно точные данные о потерях по видам и армиям. Однако, чтобы получить полную картину о потерях в войнах этого периода, необходимо в ряде случаев прибегать к ориентировочным расчетам.

Выше было установлено, что во время русско-персидской войны 1826—1828 гг. было убито 8 тыс. человек. Учитывая, что санитарные потери были в 2 раза больше боевых, можно считать, что общее количество жертв этой войны составило 24 тыс. человек.

Потери в русско-турецкой войне 1828—1829 гг. могут быть определены на основании следующих расчетов: как уже отмечалось, в русской армии умерло от болезней 110 тыс. человек, убито — 10 тыс., умерло от ран — 5 тыс., а всего погибло 125 тыс. человек. Турок умерло от болезней 60 тыс. человек, убито и умерло от ран — 20 тыс., а всего — 80 тыс. человек. Таким образом, в этой войне погибло 205 тыс. человек.

Во время прусско-датской войны 1848—1850 гг. в войсках вспыхнула эпидемия холеры. Фрёлих сообщает, что в прусской армии умерло от болезней 1050 человек2. Предположив, что в датской армии умерло от болезней такое же количество людей, и прибавив к нему потери убитыми и умершими от ран, получим, что общее количество жертв этой войны составило 5 тыс. человек.

1 Л. Н. Толстой, Война и мир. Эпилог.

2Г. Фрёлих, цит. соч., стр. 467,

По австро-сардинской войне 1848—1849 гг. число умерших от ран было принято равным числу убитых, так как именно такое соотношение наблюдалось по сардинским войскам. В связи с распространением малярии и диарреи в австрийской армии число солдат, умерших от болезней, было довольно значительным. В середине августа 1848 г. в военных госпиталях находилось 24 тыс. больных и раненых. Во время кампании 1819 г. также было большое число раненых и больных. Так известно, что в

австрийской армии от болезней умерло около 300 медицинских работников'.

Бодар полагает, что в кампании 1849 г. в австрийской армии погибло от эпидемий не меньше 2 тыс. человек. Можно считать, что в кампанию 1848 г. погибло такое же количество. Среди итальянских солдат смертность от болезней была менее значительна, так как они воевали в привычных для них климатических условиях. Имеются данные, что на 1825 убитых и умерших от ран сардинцев от болезней умерло 575 человек,т. е. одна треть2. К этому числу надо добавить еще несколько сот умерших от болезней среди ломбардских и венецианских контингентов. Всего в этой войне умерло от болезней около 5 тыс. человек. Вместе с боевыми потерями общее число жертв этой войны в 1848 и 1849 гг. выразится в // тыс. человек.

По Крымской войне общее число жертв может быть определено довольно точно. По всем армиям, участвовавшим в ней, имеются данные о потерях. Они составили 309 тыс. человек. К числу жертв мы не причислили 35 тыс. умерших от болезней в отмобилизованной австрийской армии, которая не принимала участия в войне.

1 S. Kinhenberger, Geschiehte des К. und К., S. 189, 192.

4G. Bodart, op. cit., p. 53.

8 «Большая советская энциклопедия», т. 35, изд. 1-е, стр. 330. * Н. Frolich, op. cit.. S. 96.

5M. Mulhall, op. cit., S. 587. Цифру в 600 тыс. человек дает также М. Н. Покровский («Империалистическая война», М., 1931, стр. 111).

■ С. Chenu, De la mortalite dans Гаггпёе, Paris, 1870, p. 326.

' Эта цифра проникла и в русскую военную литературу. См., например, книгу: Л. Цс-Лазари, цит. соч., стр. 136; А. М. Зайончковский, Мировая война 1914—1918 гг., т. II, М., 1938, стр. 267.

Часто встречаются резко преувеличенные цифры жертв этой войны. Автор статьи «Крымская война» в «Большой советской энциклопедии» указывает, например, что русская армия потеряла убитыми и умершими от болезней свыше 522 110 человек, французы — 95 тыс., англичане — 22 тыс., турки — до 400 тыс., а всего, следовательно, — свыше 1 млн. человек3. Каруп дает цифры по отдельным армиям, которые в сумме составляют 511 100 человек убитыми и умершими4, Мэлхолл определяет общее число убитых и умерших в 609 797 человек5, т. е. в 2 раза больше указанной нами цифры. Французский врач Шеню дает еще более высокую цифру — 784 991 человек6. Последняя цифра получила широкое распространение и была использована Леруа-Бо-лье, Скотт-Нирингом, Дэрингом и другими авторами7. Преувеличенная цифра потерь в Крымской войне явилась результатом того, что как Каруп, так и Мэлхолл и Шеню исходили из совершенно неверной цифры числа умерших от болезней в русской армии. Каруп называет 256 тыс. убитых и умерших русских солдат, Мэлхолл — 374 тыс. умерших от болезней русских солдат, а

Шеню — 600 тыс. человек, умерших от ран и болезней1, вместо действительной цифры — 105 тыс. человек.

Шеню сопровождает свои данные следующим замечанием: «Цифры по русской армии, вероятно, не точны, но они не очень отличаются от действительных цифр»2. Все же Шеню считает нужным снабдить эти цифры потерь русских вопросительными знаками; однако другие авторы воспроизводили эти цифры уже без них. Леруа-Болье3 подробно останавливается на цифре Шеню — 600 тыс. умерших — и приходит к выводу, что она соответствует действительности. В качестве аргументов он использует потери русской армии в русско-турецкой войне 1828—1829 гг., в кавказских войнах, большое число мобилизованных в Крымской войне и т. д. Совершенно ясно, что все эти аргументы неубедительны, и напрасно он полагает, что цифра Шеню кажется преувеличенной только с первого взгляда. На самом же деле она в 6 раз преувеличивает летальные санитарные потери русской армии. Совершенно непонятно, откуда Шеню взял эту фантастическую цифру в 600 тыс. умерших от болезней, когда число больных солдат и офицеров за всю кампанию составляло всего 352 тыс. человек4.

1 Эта совершенно фантастическая цифра оказалась, к сожалению, довольно «живучей». Сравнительно недавно она была воспроизведена в диссертации Е. Гиллера, посвященной санитарным условиям Крымской войны (£. Hiller, Die Sanitatsverhaltnisse im Krimkrieg 1854—1856, Berlin, 1939, S.-8).

2 C. Chenu, Rappori etc., p. 167.

8 P. Leroi-Beaulieu, Recherches economiques, historiques et statistiques sur les guerres contemporaines, Paris, 1869, p. 104—107.

4 Другие авторы, наоборот, приводят резко заниженные цифры умерших от болезней. Так, например, Гаррисон указывает, что в русской армии всего 37 454 человека умерло от болезней, что более чем в 2 раза меньше действительного числа (F. Н. Garrison, op. cit., p. 172).

5H. Стефановский и Н. Соловьев, цит. соч., стр. 48.

На ошибочность этой цифры Шеню русские врачи Стефанов-ский и Соловьев обратили внимание еще в 1872 г., характеризуя ее как лишенную «всякого основания». Фактические же потери России в Крымскую войну выражаются в следующих цифрах. Число убитых, включая три четверти пропавших без вести, равнялось 30 тыс. человек. Умерло от ран в армии 16 тыс. Кроме того, было ранено 13 500 моряков. Полагая, что у моряков летальность была такая же, как у солдат, получаем 2700, а всего— 18,7 тыс. умерших от ран. Кроме того, от болезней умерло 89 тыс. солдат и офицеров армии; принимая для личного состава флота летальность также в 20%, получаем 6,9 тыс. Затем надо еще добавить около 8 тыс. раненых и больных, умерших при транспортировке (2% всего числа перевезенных), и 1 тыс. человек, умерших в «приемных покоях». В результате общий размер потерь выразится в 153 тыс. человек6.

104
{"b":"270098","o":1}