ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Среднегодовое число убитых и умерших на войне

Средняя численность населения (в млн.)

Удельный вес умерших на войне в общем числе умерших

Коэффициент смертности (в К»)

Общее число умерших в год тыс.)

Франция

XVII

6 730

18,5

34

629 1,1

XVIII

17 830

22

30

660 2,7

XIX

25 220

34

25

850 3,0

XX

42 810

40

17

680 6,3

Англия

XVII

3 260

5

30

150 1,5

XVIII

3 140

8

28

224 1,4

XIX

2 730

22

22

484 0,6

XX

24 210

42

12

504 4,8

Определение удельного веса умерших на войне в общем числе умерших (по расчетам Райта)

Таким образом, удельный вес умерших на войне увеличился во Франции с 1,1 до 6,3%, т. е. почти в 6 раз, а по Англии — больше чем в 3 раза. Соответствующие расчеты по другим европейским державам, как сообщает Райт, не были сделаны, но имеются основания полагать, что для них характерна такая же тенденция к повышению, как и по Франции.

Райт указывает на гибель гражданского населения от военных действий (не считая голода и эпидемий, которые он выделяет особо) и высказывает предположение, что процент гибели от войны во Франции и Англии несколько выше среднеевропейского уровня. Далее Райт пишет: «Учитывая все эти обстоятельства, удельный вес смертности, которая может быть приписана непосредственно военной службе и военным действиям, вероятно, увеличился среди европейских стран приблизительно от 2% в XVII в. до 3% в XX в.» 1 В другом месте книги эти 2 и 3% уже фигурируют в таблице причин смерти в XVII и XX вв.

Как каждому видно, эти 2 и 3% имеют весьма туманное статистическое происхождение. Совершенно непонятно, каким образом Райт на основе своих же данных, показывающих рост погибших по Франции в 6 раз, и по Англии — в 3 раза, пришел к выводу, что в среднем по Европе число погибших в войнах возросло всего в 1,5 раза!

И, кроме того, остается непонятным, как мог Райт в среднем по Европе для XVII в. принять 2%, т. е. выше уровня Англии и Франции, когда он сам пишет, что «военные потери Англии и Франции были, вероятно, выше общей средней для европейских стран в обоих столетиях»2, т. е., судя по контексту, по-видимому, в XVII и XVIII вв.

В результате приходим к выводу, что приводимые Райтом цифры 2 и 3% военных потерь являются лишь его субъективной оценкой, которая к тому же расходится с им же самим приводимыми материалами.

В действительности же гибель от войны выросла во много раз больше, чем это изображает Райт. Ошибочность выставленной им цифры в 2% «военных смертей» полностью выявляется, если сопоставить эту цифру с другой цифрой того же автора. В другом месте Райт указывает, что в XVII в. в европейских странах под ружьем находилось приблизительно 0,3% населения3. Таким образом, у Райта получается, что число убитых и умерших «от войны» превышало почти в 7 раз численность армии4,

1 Q. Wright,- op. cit., p. 245.

2 Ibid., p. 244. 8 Ibid., p. 232.

4 Гибель гражданского населения во время войны имела место главным образом от голода и эпидемий, которые в счет не идут.

В заключение укажем, что вообще отношение числа убитых' и умерших солдат к общему числу умерших в стране не

может быть признано удачным. При таком сравнении удельный вес умерших солдат может возрасти только в результате падения детской смертности. Ведь известно, что при высокой детской смертности свыше 50% всех умерших составляют дети до 1 года. Понятно, что если взять число всех умерших, то при стабильном числе убитых и умерших солдат одно только уменьшение удельного веса детей до 1 года среди умерших, которое наступает в результате снижения детской смертности, даст рост удельного веса «смертей из-за войны». Да и помимо этого, само значение удельного веса искажается включением детских возрастов и женщин. Поэтому мы полагаем, что более правильным является сопоставление не со всем числом умерших, а лишь с числом мужчин, достигших 20-летнего возраста, что и сделано нами в приведенных выше расчетах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении всей истории человечества многие философы и социологи в целях оправдания захватнической политики господствующих классов неоднократно выступали с пропагандой войн, изображая их как благодеяние для человечества.

Известный деятель эпохи Возрождения Ульрих фон Гуттен считал, что «война необходима для того, чтобы юношество выбывало и население уменьшалось». Немецкий философ той же эпохи Себастиан Франк писал, что «если бы война и смерть не приходили к нам на помощь», то «пришлось бы умирать, как бродягам» >. Находились «философы», которые прямо-таки обожествляли войну. Так, например, известный «международный» мракобес и реакционер Жозеф де Местр писал в своих «Санкт-петербургских вечерах»: «Война является божественной сама по себе, так как она является законом мира. Война божественна в той таинственной славе, которая ее окружает...» 2 и т. д. в таком же духе.

Видные представители идеалистической философии высказывали аналогичные взгляды. Немецкий философ Кант рассматривал войну как «естественное состояние». В XIX в. философ Ницше писал: «Я советую вам не труд, а войну...» 3 В другом месте он заявлял: «Вы должны приветствовать мир как средство к новым войнам и предпочесть короткий мир длительному... Вы говорите, что хорошая цель оправдывает войну, я же говорю вам: хорошая война оправдывает все остальное... Чтобы испытание было решающим, война должна вестись со всей беспощадностью...»

1 G. Bouthoul, op. cit.. p. 278.

* Цит. no Letourneau, La guerre dans les diverses races humaines, Paris, 1895, p. 3.

8 Цит. no В. И. Скопин, цит. соч., стр. 49—50.

Нет недостатка в таких оценках войны и в близкую к нам эпоху. Так, например, американский контр-адмирал Люс писал

в конце XIX в., что война «стимулирует творческую деятельность народа и является величайшим средством человеческого прогресса» '.

Восхваление войны являлось обязательным элементом фашистской идеологии. Предшественник нацистских «теорий» реакционный немецкий «социал-антрополог» Аммон писал, что «война является благодеянием для человечества, так как она представляет собой единственное средство для соизмерения сил наций друг с другом и награждает победой более предприимчивых»2. В таком же духе распространялся Муссолини. Летом 1940 г. в своей речи, произнесенной с балкона Венецианского дворца, он заявил, что война есть «борьба плодовитых и молодых народов против народов неплодовитых и осужденных на гибель»3.

В хоре откровенных апологетов войны находились не только философы, но и психологи. Так, например, крупнейший представитель буржуазной психологии Зигмунд Фрейд считал войны естественным проявлением «инстинкта агрессии», присущего человеку. В открытом письме к Эйнштейну в 1932 г. Фрейд писал о войне следующее: «Кажется, что это вещь вполне естественная; несомненно, она имеет под собой здоровую биологическую основу и фактически ее вряд ли можно избежать»4.

Людские потери в войнах XX в. в Европе, как видно из приведенных выше расчетов, возросли во много раз по сравнению с прошлыми столетиями. Однако апологеты войн еше в прошлом веке старались доказать уменьшение людских потерь в войнах.

123
{"b":"270098","o":1}