ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

1 A. Emin, Turkey in World War, London, 1930, p. 252.

1 ((Statistics of the military Effort of the British Empire...*, p. 357.

По Болгарии цифры числа убитых также колеблются в довольно широких пределах. Если в материалах Международного бюро труда указывалось 33 тыс. человек, то газета «Тан» сообщала о 101 тыс. человек. Наибольшего доверия заслуживает сообщение военного министра Болгарии, дающее полный отчет о потерях по отдельным их видам. Согласно этому сообщению, в войне 1914—1918 гг. было убито 48 917 солдат и офицеров болгарской армии2. Эту цифру мы и примем.

Попытка немецких империалистов подчинить себе пароды Европы стоила странам германского блока больших жертв.

Число убитых в армиях стран германского блока в войну 1914—1918 гг.

Страны

В тыс. человек

Германия

1 473

Австро-Венгрия

727

Турция

250

Болгария

49

Итого

2 499

Общее число убитых в первой мировой войне составило примерно 6 млн. человек. Самые кровопролитные войны прошлых веков не могут сравниться по количеству жертв на поле боя с первой мировой войной (см. рис. 9). В среднем за один год первой мировой войны погибало почти в 30 раз больше солдат и офицеров, чем в наполеоновских войнах, в 70 раз больше, чем в Семилетнюю войну, и почти в 250 раз больше, чем в Тридцатилетнюю войну.

* * *

Умершие от ран в войну 1914—1918 гг. В первую мировую войну санитарное обслуживание армий достигло довольно высокого уровня'. Успехи военной хирургии позволили снизить процент смертности от ран, но это снижение не могло быть особенно значительным, так как ему как бы противостояло усовершенствование военно-санитарного дела: тяжело раненные, как правило, уже не оставались по нескольку дней на поле боя, а в сравнительно короткий срок после ранения попадали в военно-санитарные учреждения. В результате удельный вес тяжело раненных в войну 1914—1918 гг. значительно возрос.

1 Правда, надо отмстить, что в первые месяцы войны обслуживание раненых в русской армии не было налажено. Член Государственной думы врач А. И. Шингарев докладывал на заседании бюджетной комиссии 10 декабря 1915 г.: «В Москву приходили поезда с некормленными несколько суток, голодными людьми, с ранами неперевязанными... Иногда даже с таким количеством личинок мух, червей, что трудно было даже медицинскому персоналу выносить такие ужасы...» Лишь после вмешательства общественных организаций положение улучшилось (см. Е. И. Смирнов, Вопросы организации и тактики санитарной службы, М., 1942, стр. 15).

По русской армии число умерших от ран может быть определено лишь приближенно, так как полные первичные данные

отсутствуют. Хотя в документах Главного штаоа и в отчетах военного министерства фигурирует группа «умерших от ран», но она чрезвычайно малочисленна и, по-видимому, охватывала категорию «умерших при части», т. е. солдат и офицеров, убранных с поля боя, но не доживших до помещения их в какое-либо лечебное учреждение. В публикациях о потерях русской армии в прежних войнах эта группа жертв войны объединялась с убитыми в одну группу «убитых и умерших до поступления в лечебное учреждение». В войну 1914—1918 гг. была сделана попытка отделить умерших от ран до поступления в лечебное учреждение от убитых, но это было сделано очень несовершенно и, как уже указывалось, в зависимости от чина раненого. Это в свою очередь объясняется возможностями своевременной медицинской помощи. Кроме того, при сообщениях и публикациях число умерших от ран до поступления в лечебное учреждение обозначалось просто как «число умерших от ран». Это дало повод некоторым думать, что речь идет о смерти раненых, находившихся в госпиталях на излечении. На этом основании некоторые авторы находили процентное отношение этого числа умерших от ран ко всему числу раненых и рассматривали его как процент летальности'.

1 См., например, книгу «Санитарная служба русской армии...» (стр. 7), где исчисляются следующие проценты летальности раненых: для офицеров — 3, для рядовых — 0,43. Эти проценты летальности не имеют ничего общего с действительностью и являются результатом процентного отношения совершенно несопоставимых величин.

Имеются основания предполагать, что группа «умершие от ран», фигурировавшая в отчетах военного министерства и в со

общении Главного управления Генерального штаба, разнородна по своему составу: если в отношении рядовых она включает солдат, умерших от ран до поступления в лечебное учреждение, то в отношении офицеров она включает всех умерших от ран в госпиталях. В пользу этого предположения говорит тот факт, что, по данным Аврамова, число офицеров, умерших при части, составляло всего 716 человек, тогда как общее число офицеров, «умерших от ран», по данным штаба, составляло 2967 человек, а по более полным данным,—3622 человека. Вполне вероятно, что разность между 3622 и 716, а именно 2906, и дает число офицеров, умерших от ран в лечебных учреждениях. Если же предположить, что все 3622 человека умерли от ран до поступления в лечебные учреждения, то совершенно непонятно, почему умершие от ран в госпиталях не выделены в подробном распределении по отдельным видам потерь среди офицерского и административно-хозяйственного персонала, произведенном на основе картотеки Отчетно-статистического отдела Управления РККА Вполне вероятным является предположение о том, что судьбой офицерского персонала Штаб интересовался больше, чем судьбой рядовых, и поэтому, располагая сведениями об офицерах, умерших в госпиталях, включал их в число умерших от ран вместе с офицерами, умершими до поступления в лечебные учреждения.

Ценным материалом для определения числа умерших от ран рядовых могут служить сведения главного военно-санитарного инспектора, поступившие в ставку в начале января 1917 г. и охватывавшие весь период с начала войны по 1 октября 1916 г.2, а по кавказской армии — по 1 июня 1916 г.

1 «Россия в мировой войне...», стр. 34, 35.

2 «Труды комиссии...», стр. 162—163. Там указано, что сведения даны по сентябрь — октябрь, но, судя по тому, что в отношении больных сведения даны там же по 1 октября, надо считать, что в отношении раненых сведения даны на тот же срок.

3 «Труды комиссии...», стр. 163.

4 Кроме того, надо еще учесть, что за июнь — октябрь не включен Кавказский фронт.

Согласно этим сведениям, 2 474 935 раненых и контуженных было эвакуировано в лечебные учреждения и, по-видимому, из этого числа 97 939 человек умерло3. Число умерших солдат в госпиталях и лазаретах может быть положено в основу определения общей численности этого вида потерь русской армии в войне 1914—1918 гг. Указанное число получено на основе данных, охватывающих лишь два года и два с половиной месяца войны, т. е. двадцать шесть с половиной месяцев, тогда как война длилась более сорока трех месяцев. Хотя в 1917 г. поступление раненых значительно сократилось, но на этот год пришлось некоторое число смертей солдат, раненных в прошлые годы 4. Поэтому мы повысим цифру главного инспектора пропор

ционально числу неучтенных месяцев, т. е. приблизительно на 60%, что увеличит общее число умерших от ран с 98 тыс. до 160 тыс. человек. К этой цифре надо еще прибавить число солдат, умерших при части (около 18 тыс., по Аврамову), и число офицеров, умерших от ран (около 4 тыс.). Таким образом, общее число солдат и офицеров русской армии, умерших от ран, составило примерно 180 тыс. человек.

47
{"b":"270098","o":1}