ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Около 16 часов штаб 9-го корпуса оказался под обстрелом русских, стрелковая цеп ь которых показалась на просеке в стыке между 17-й пехотной дивизией и 10-м корпусом.

В то время как прибывший из 28-й пехотной дивизии ординарец доложил, что последняя окружена и взята в плен. После этого чины штаба начали сжигать оперативные документы. Однако вблизи раздался окрик по-русски: «Не двигайтесь, сдавайтесь!». С этими словами обращался к туркам русский офицер с револьвером в руке, шедший впереди пехоты. Это была 14-я рота 154-го пехотного Дербентского полка.

Командир корпуса и его штаб сдались этому офицеру, который принял пленников за пост сторожевого охранения, так как в людях, проживших 11 дней в Сарыкамышских лесах, закопченных дымом костров, нельзя было узнать командиров.

Отряд Пржевальского захватил командира корпуса, его штаб, всех командиров дивизий, их заместителей и начальников штабов 17-й, 28-й и 29-й пехотных дивизий 9-го корпуса в составе 106 офицеров и нескольких сот солдат, 30 орудий, 20 пулеметов, много боеприпасов, вьючные транспорты, лагерь и прочее имущество, которое бросалось турками в горах, лесах и ущельях, занесенных снегом.

В общем, находясь на подступах к Сарыкамышу, 9-й и 10-й корпуса растянулись в одну линию без резервов и без должного обеспечения флангов, что дало возможность русским сравнительно легко сбить правый фланг 9-го корпуса, а затем прижать его части на хребте Турнагель к труднодоступному ущелью реки Кизил-Чубух-су.

В последний момент борьбы за Сарыкамыш турецкие командиры; покинутые Энвер-пашой, растерялись и выпустили из своих рук управление войсками, в результате чего остатки 9-го корпуса оказались в плену. Между тем обстановка 22 декабря позволяла как командиру этого корпуса, так и командирам дивизий, оставив арьергарды на высотах хребта Турнагель, попытаться выйти из боя под прикрытием 10-го корпуса, через его расположение по путям, выводившим в район Бардуса.

Для обеспечения отхода остатков 10-го корпуса большую роль сыграла 32-я пехотная дивизия, которая случайно оказалась в районе Бардуса и, сдерживала натиск русских на направлении Ени-кей — Бардус.

С 22 декабря обозначился резкий перелом в ходе Сарыкамышской операции вследствие уничтожения 9-го турецкого корпуса и начала отхода 10-го корпуса.

В этот же день 22 декабря после многодневного перерыва русским удалось эвакуировать Из Сарыкамыша в Каре 2500 раненых и больных и свыше 3000 пленных. К этому времени Сарыкамыш был переполнен больными и ранеными, их было свыше 12 тысяч. Эвакуация была произведена на повозках обоза, а пленные были отправлены пешком под конвоем. Эта эвакуация была начата ночью под прикрытием выдвинутых час

тей отряда Баратова; на рассвете турки заметили длинную колонну» которую они приняли за отступавшие из Сарыкамыша в Каре русские части.

Теперь для того чтобы не дать уйти из окружения войскам 10-го турецкого корпуса, требовались большие усилия со стороны всего отряда Баратова. Между тем операции на его фронте в этот день развивались чрезвычайно медленно:

колонна Габаева получила приказание с утра 22 декабря атаковать турок на фронте Верхний Салут — высота к северо-западу от Дивика;

2-й Кубанской пластунской бригаде (Гулыги) надлежало атаковать левее на фронте (искл.) Дивик — Чатах;

конница Фисенко должна была занять перевал Эшак-Мейдан.

С 7 часов 22 декабря начался бой на всем фронте колонны Габаева, причем турки, как и накануне, намеревались охватить правый фланг 11-го Кавказского стрелкового полка, перейдя в наступление своим левым флангом. Этот маневр был парализован 10-м Кавказским стрелковым полком и артиллерией, за-; ставившей турой очистить свои снежные окопы. К 11 часам турки дрогнули, и колонна Габаева, заходя вперед правым флангом, перешла в энергичное преследование.

К этому времени правый фланг 2-й Кубанской пластунской бригады подошел к Дивику, уже занятому стрелками Габаева. , Медленность наступления пластунов Гулыга объяснял необходимостью сначала овладеть на своем левом фланге Ягбаса-ном, где еще держались турки. Условия горной местности на правом фланге его отряда в районе Дивик, удаленном от Ягба-сана на 5-6 км, были таковы, что части колонны Гулыги могли бы примкнуть к преследующим частям Габаева, развивать удар на северо-запад и отрезать части 10-го корпуса, державшиеся у Ягбасана. С целью оказании содействия Гулыге, 22 декабря ' .правофланговым частям, сражавшимся в районе Сарыкамы-•ша под командой Барковского, было приказано направить свой удар на Ягбасан—Верхний Салут—Веришан, войдя в подчинение Баратова. Для исполнения этого приказания колонна Барковского целый день производила перегруппировки и лишь в сумерки вышла против Ягбасана, которым ей в этот день овла--деть не удалось.

Конница Фисенко выдвинула из Лал-оглы один казачий полк с четырьмя орудиями в направлении на Верхний Салут для содействия Габаеву. С остальными частями конницы Фисенко двинулся к северу от хребта Эмир-Хаи-даг в направлении Баш-кей.

В то время как Габаев успешно развивал свой удар на фронте Верхний Салут—Дивик, было установлено, что оживленный артиллерийский и пулеметный огонь, который вела конница Фисенко севернее указанного хребта, удалялся к востоку. Посланные для связи разъезды донесли Габаеву, что главные силы Фисенко под давлением турок, внезапно перешедших в наступление, на фронте Баш-кей—Веришан медленно отходили на восток.

10-й турецкий корпус, начав отход на Бардус и Баш-кей с целью обеспечения себя от ударов конницы Фисенко, угрожавшей перевалу Эшак-Мейдан, выдвинул сильный арьергард, потеснивший Фисенко и к вечеру 22 декабря вышедший на фронт Каряджик — хребет Эмир-Хан-даг — Чаплахлы.

После оттеснения противника из района Дивика необходимость в содействии стрелков пластунам миновала, и Габаев в 18 часов 30 минут 22 декабря оттянул на ночлег свой отряд в Белюк-Бапг-кей, чтобы на следующий день действовать против турок, наступавших со стороны перевала Эшак-Мейдан. Впереди в Лал-оглы был расположен в качестве авангарда отг ряд Воронова. Все эти части имели усиленное охранение в сторону хребта Эмир-Хан-даг. Конница Фисенко на ночь сосредоточилась в Котранлы, имея сильную заставу у Енгиджа.

В итоге в решительный день 22 декабря лишь на участке Верхний Салут—Дивик—Чатах отряд Баратова имел некоторый успех, на правом же фланге части этого отряда принуждены были вследствие весьма искусного и смелого контрманевра турок, проявивших высокие боевые качества, отойти на ночлег в район Лал'-оглы—Белюк-Баш-кей. Это позволило туркам 10-го корпуса беспрепятственно в течение ночи оторваться от русских и начать отступление на Баш-кей и от Веришана в сторону перевала Эшак-Мейдан. На решающем правом фланге отряда Баратова преследование 22 декабря не было начато. Между тем в этот день, как доносил Баратов, «была видна громадная колонна турок, отступавших из Дивика в западном направлении».

В итоге при наступлении частей Габаева на правом фланге

отряда Баратова не было придано значения командующему на его правом фланге хребту Эмир-Хан-даг, с которого для турок открывался хороший обзор и обстрел. Предприняв наступление против 10-го корпуса, Баратов обязан был бы обеспечить себя с этой стороны занятием сильным боковым отрядом этого хребта. Кроме того, обстановка требовала выдвижения обходной колонны на Эмир-Хан — перевал Эшак-Мейдан. Невыполнение таких элементарных мер при данной обстановке позволило туркам внезапно выдвинуть на этот хребет арьергард, потеснить правый фланг отряда Баратова и обеспечить отступление главных сил 10-го корпуса.

33
{"b":"270106","o":1}