ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В связи с намечавшейся турками операцией против Сары-камыша, в 3-й турецкой.армии, понесшей в результате боев потери до 8000 человек убитыми и ранеными и до 6000 человек без вести пропавшими и дезертировавшими, последовала смена ряда старших начальников — главным образом, за «пессимистическое» настроение. Вместо отставленного от командования Гасан-Иззет-паши командование Зтй турецкой армии перед Сарыкамышской операцией принял прибывший из Константинополя на крейсере «Гебен» заместитель главнокомандующего вооруженными силами Турции Энвер-паша, имея начальником штаба генерал-лейтенанта Бронсарта фон Шел-лендорфа и начальником оперативного отдела майора Фельдмана.

В командование 10-м турецким корпусом, еще не участвовавшим в боях, вступил помощник начальника генерального штаба Хафиз-Хаккичбей, соратник Энвер-паши. Начальником штаба этого корпуса состоял германский майор Ланге.

Итак, в период Кеприкейской операции наиболее трудная

задача выпала на Сарыкамышский отряд, против которого турки сосредоточили шесть перволинейпых дивизий. Тем не менее положение его было спасено, но дорогой ценой — отправкой на помощь Берхману всего армейского резерва 2-го турке-станского армейского корпуса. Таким образом, к концу Кеприкейской операции армейский резерв русских был израсходован полностью, в тылу же, на Кавказе, войск, свободных от внутренней службы, не было. При такой малоблагоприятной для русских обстановке, турки начали Сарыкамышскую операцию.

V. Оперативные планы сторон, приведшие к Сарыкамышской операции

План турецкого командования

Мысль турецкого командования о том, что русские очень чувствительны к обходам, возникла из рапорта турецкого военного агента в Германии. Этот агент находился при штабе 8-й германской армии в Восточной Пруссии и доносил о катастрофе 2-й русской армии под Танненбергом.

Для выполнения Сарыкамышской операции турками намечалось два варианта.

Первый вариант: ударом в направлении на Дели-баба окружить левый фланг и тыл русских. При неудаче этого обходного маневра для турок русские могли отбросить обходившие части в труднопроходимый, особенно в зимних условиях, горный район Караязы и отрезать их от Эрзерума.

Второй вариант: обрушиться на правый фланг и тыл Сарыкамышской группы русских, сковывая их с фронта. Ближайшей задачей после овладения районом Сарыкамыш ставился захват Карса, причем турки, по-видимому, не считались с тем, что это была крепость.

Бывший генерал-инспектор турецкой армии, немец Лиман фон Сандерс, в своих воспоминаниях указывает, что Энвер

паша — ученик германской военной школы1 и большой поклонник германской доктрины — решил привести в исполнение задуманный им второй вариант плана, приводивший к глубокому обходному маневру.

Хотя германцы внешне и противились производству рискованной операции «Сарыкамыш», план которой якобы был намечен исключительно Энвер-пашой, но внутренне они поддерживали выполнение его, так как эта операция вынуждала Россию усиливать войска на Кавказе в ущерб своему западно^ му австро-германскому фронту.

Энвер-паше, прибывшему в конце ноября 1914 года в район действий 3-й армии, обстановка рисовалась в следующем виде.

На важнейшем Карсском направлении выдвинулись далеко вперед главные силы Сарыкамышского отряда — до 60 батальонов и 30 казачьих сотен, с многочисленной артиллерией. Южный Аджаристан с Артвином и Арданучем был уже занят турками, на сторону которых перешла часть мусульман-аджарцев, и через эту область в район Ардагана должны были вторгнуться части 1-го Константинопольского корпуса турок, переброшенные морем. Этот путь вел в обход не только хребта Со-ганлуг, южнее которого перешел к обороне Сарыкамышский

. 1 Германское командование и знавшие Эивср-нашу лица следующим образом характеризуют его: «38 лет, очень заботившийся о своей внешности, лично очень храбрый, хладнокровный в минуты опасности, упрямый, самоуверенный, энергичный. Несмотря на несколько лет, проведенных в Германии, его хорошие военные способности не получили всестороннего развития, как того требовало бы его положение вицс-гснсралиссимуеа и военного министра. Логичность же и последовательность изменяли ему в тех случаях, когда ему казалось, что он может приобрести славу завоевателя, как это было в период Сарыкамыша».

Он был большой интриган и типичный кондотьер, способный на любую авантюру. Однако он не всегда соглашался с мнениями и советами своих друзей германцев. Последних он стремился допускать, главным образом, лишь на технические должности. Между тем германцы надеялись направлять операции на турецких фронтах согласно своим интересам, вследствие чего между генералом Лиманом фон Сандерсом, начальником германской военной миссии, и Энвср-нашой происходили серьезные столкновения. Энвср-наша имел в своем окружении друзей турок и германцев, льстивших его самолюбию, на которых он тратил большие суммы, тогда как эти лица, в особенности же германцы, были очень мало знакомы с условиями жизни Турецкой империи.

Энвср-наша работал очень неровно, порывисто. «Во время передвижений от его штаба требовалось большое искусство, чтобы вообще иметь возможность работать». Лиман фон Сандерс в своих воспоминаниях отмечает, что он обратил внимание Энвер-наши на рискованность данной операции. Последний ответил ему, что все предусмотрено вплоть до рекогносцировки путей.

отряд, но им можно было выйти мимо Карса на Ахалкалаки— Ахал них—Боржом и даже через район Ворчало (южнее Тифлнг са), с сочувствовавшим туркам населением, прямо к Тифлису.

При такой обстановке представлялась возможность сковать Сарыкамышский отряд с фронта 11-м корпусом, а 9-м и 10-м корпусами сбить боковой отряд русских в районе юго-западнее Ольты и глубоко обойти Сарыкамышекую группу своим левым флангом. Против этой группы, оцениваемой в 60 ООО бойцов, Энвер-паша направлял, по его расчетам, — 90 ООО бойцов.

Обход намечалось произвести внезапно и с наибольшей быстротой, направив части без колесных обозов, а 9-й корпус — лишь с горной артиллерией. Продовольствие для армии долж-. по было доставляться местным мусульманским населением, подготовленным к этому турецкими эмиссарами еще в мирное время.

Для обеспечения левого фланга обходного крыла намечалось занять Ардаган, выдвинув к нему отряд из Аджаристана. При такой обстановке русским, отрезанным от своей базы и имевшим в тылу 9-й и 10-й корпуса, оставалось бы только пробиваться на Кагызман. Энвер-паше рисовался второй Таннен-берг1 с главными силами русских, прижатыми к ущелью реки Араке. Для обеспечения операции в тыл русским были высланы агенты с задачей поднять восстание среди мусульманского населения Батумской и Карсской областей и организовать сбор местных средств для ударного крыла (9-го и 10-го корпусов).

Энвер-паша строил свой план на бездеятельности русской армии и на создании «базы впереди». В случае удачи турок рус^-ские принуждены были бы оттянуть большие силы с австро-германского фронта, так как против турок оставались бы лишь гарнизоны Карса и Батума. Слабая Эриванская группа при такой обстановке должна была бы спешно отойти обратно в пределы Закавказья через занесенные снегом перевалы Агри-дага, в то время как Азербайджанская группа, занимавшая северо-западную Персию, была слишком удалена от главного направления Каре—Тифлис.

1 Немецкое название сражения и Восточной Пруссии в августе 1914 года, в котором погибла армия Самсопопа. (Прим. ред.)

5
{"b":"270106","o":1}